Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Ирония судьбы и борьба за справедливость( интервью с моей дочерью)

Сегодня мы беседуем со специалистом  по связям с общественностью, преподавателем и публицистом Александрой Турчаниновой, с недавних пор  жительницей Воскресенска. Александра Викторовна родилась в городе Рига в семье секретаря ЦК КП ЛССР Аушкапа Эрика Яновича в 1980 году. После 1991 года Александра надеялась на возвращение Латвии в состав России, но когда пришло понимание, что этого не произойдёт, вместе с матерью переехала в родной город своего деда  — в Москву. До того участвовала в общественной деятельности в Риге, выступала за переименование улицы Джохара Дудаева обратно в аллею Космонавтики, писала многочисленные статьи о жертвах билингвального обучения ( в Латвии в тот период был начат процесс перевода русских школ на латышский язык, была членом партии “За права человека в Единой Латвии” близкой по духу “Справедливой России”).  После переезда в Россию работала в ГБПУ “Мосприрода” ДПиООС Правительства Москвы,  отслужила в Центральной оперативной таможне специалистом по связям с общественностью, но в  Воскресенске решила частично вернуться к педагогике.

“ДВ” Александра Викторовна, расскажите, пожалуйста, что Вас заставило покинуть цивилизованную европейскую страну?

Collapse )

Разрушители земли


 Мир волшебный, мир прекрасный,
И таким он вечно был,
Пока не заселились люди,
В мире том, что без людей он был,
 

Жил свою жизнью в мире,
Пришли люди, будто бы клопы,
Высосали крови,
Из мирской той суеты,
 

Теми ушлыми мозгами,
Что одарены были они,
Друг на друга нападали,
Ненавистью убивали,
Злобой, завистью и ложью,
Побеждали этот мир,
 

Что прекрасен был, бесспорно,
Но без подлости людской,
Умер мир и умерли все люди,
Что пришли в него не зря,
 

Разрушителями стали,
Теми  варварами  и клопами,
Что руками тут махали,
И пороками блистали,
 

Брызжа серым веществом,
Все закрашивая серым,
Из цветного сделав мрак,
Вот такой он не чудак,
 

Глупый, злобный, мелкий карлик,
По сравнению с землей,
Что своею мощной массой,
Он расправился с собой,
Ибо был частицей мира,
 

Погубив же этот мир,
Сам погиб и свёл   в могилу,
Остальных, и это не был миф,
Мир погиб, погибли люди,
Разрушители земли.
 

17.07.2020 г
Марина Леванте
 

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220071700774  

Поздравить атеиста


      Что такое праздник? Праздник, скажем, для души и просто праздник,  приносящий радость людям, что тоже, конечно же, радует твою душу, когда у  одного человека одна  и своя душа, а не всенародная, то есть  и радость  может быть одной, для одной души. Но  встречаются в этом мире  и  родственные души, тогда праздничное событие порадует эти  несколько    душ одновременно,  не обязательно, чтобы они   были родными, то есть  люди являлись   кровными  родственниками,  когда у кого-то, у  свата-брата случается день рождения,  или не дай бог, происходит   такое  событие,  как  смерть ближнего,  и когда принято высказывать   соболезнования  и даже не состоя с ним в родственной связи,  когда  достаточно быть  только   знакомым с этим  человеком, у которого  произошло столь трагичное событие,  или наоборот, он празднует  день, в  который появился на этот   свет, и его тоже надо отметить, как некое  событие года и его жизни, но для этого тоже, надо хотя бы заочно быть с  ним знакомым. Иначе, всё  будет происходить по следующему  сценарию:
 

В день своего рождения обращение ко всем людям этого мира:
 

Collapse )

Бравада


Когда хотел ты быть хорошим
Для тех, кого даже не знал,
Ты убирал с дороги рожи,
Всё  думая, то есть   обвал,
Той репутации,  за что боролся
Быть хорошистом и для всех.


Они тебя даже не знали,
Ты всё  равно из шкуры лез,
Они не знали о твоих стараньях,
Ты был для них всем тем, кем был,
Тем незнакомцем, что прохожий,
Что без лица, без кожи,
Но и   из кожи лез  ты   вон,
Что б быть для всех таким хорошим,
А вот зачем?


Ты их, они тебя не знают,
И не узнают, даже  мимо проходя,
И если ты  отдавишь им случайно  ногу,
И  извинишься даже перед ним,
Не станешь ты для них хорошим,
Нога отдавлена и это всё.
Как та  слониха, что  из детского стиха,
Когда уселась   молча на ежа
И не была при этом хороша.


Так для чего старался ты в той жизни,
Что раз даётся нам и навсегда,
Всё   угождал тем незнакомцам, тем прохожим,
Давно махнувшими на всё    рукой,
Они ведь тоже не для всех хорошие,
Как ты, кому-то так  и останешься плохой.


Красивым быть ведь тоже у тебя не выйдет,
Лишь потому,  что лицемерил ты,
Всё говоря, какой хороший,
И  оставаясь тем плохим,
Всем говоря в лицо неправду,
Что сам хорош и все они,
А это было лишь бравадой,
Твоею  ложью  наполненною до краёв.


28.08. 2109г
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219082800709

Вертеп из зла


Я ненавижу этот мир,
В котором злость, агрессия от зверя,
Являются достоинством людей,
Я ненавижу этот мир,
Где ложь и лицемерие в почете,
Где нет друзей, а есть одни враги,
Где не протянут руку человеку,
А будут с радостью топить
И злобно щерить зубы.


Я ненавижу мир, где подлецам всегда почёт,
Где нет порядочности, что забыта,
И из которой сделали вы миф,
Всё говоря о том, как это дико,
Быть негодяем, подлецом,
Вруном и тем, кто убивает.


На самом деле всё не так.
И эти качества в почёте,
Как незнакомца оскорбить
И просто человека,
Которого как будто бы любил,
Но боль ему преподносил.
Будто бы всю мышцу
Судорогой обкрутил.


На самом деле ты убил частично человека,
Отрезав по кусочку то, что было им,
И он озлобился на этот мир,
Где места нет нормальным людям,
Где сделали вертеп из зла,
И ненависти и даже воровства,
Когда воруют честные всё ж души,
Их совращая, меркантильностью со дна,


Ибо весь мир одна прогнившая полоска ткани,
Где нету места воздуху души,
Где в эту душу лезут грязными руками,
Пытаясь сердце разорвать в один прихват,
Забыв о том, что и моральное убийство,
Не хуже убиенного тобой врага,
Когда на поле боя, где свистали пули,
Ты разрядил обойму в чужака.


Collapse )

Не стучи мне в дверь



Не стучи мне в дверь, и не стучи по крыше,
Я давно ушёл из дому, вышел,
Вышел в никуда,  и в то пространство,
Где мне    будет, хоть и одиноко,
Но, наверно,  просто хорошо,
Слишком я устал от жизни,
От мирской не нужной суеты,
И от  тех, кто вечно лезут в душу,
Молотя по краешкам   неё,
Всё стучась в ту дверь, что вечно на запоре,
Всё пытаясь в жизнь мою войти.


Никого давно не принимаю,
Потому что  я устал в душе,
Я  в печали, от того, что вынужден покинуть,
Так, уйти, что б не покинуть этот   мир,
Мир,  что был бескрайний, бесконечный,
И  родной, что был он  мне   всегда,
Тот, в который я вошёл и вышел, потому как я устал.


Я устал от задушевности не вашей, той, что вы преподнесли,
Мне как дар  того,  который  не был, были то всего слова,
Если бы у вас в том доме, выше крыши,  тишина была бы и  покой,
Без сует мирских, от тех, что не сбежали  в край далёкий и родной,
До сих пор  сидел бы я  в том доме в ожидании звонка,
Стука в дверь, что был бы мне мелодией, что свыше,
Когда с нетерпением ты ждёшь,  вот,  сейчас раздастся стук,
А  ты откроешь дверь тому, кто всех тебе дороже,
Кто любил тебя,  и  ты любим им  тоже, кто тебе всего милей,
А не толпища людей, что кричат о задушевности пригожей,
Той, что были лишь красивые    слова.


Collapse )

Цунами



Только они отдыхали,
Тут налетел ураган,
Мирное небо разверзлось цунами,
Грязное море, что сель грязевая,
В доли секунды накрыла их  всех,
Мирное небо за пару минут,


Рухнуло небо над мирной землёю.
Люди, что выжили, полностью в крови,
С телом  и кожей, ободранной в  кости,
Лезя на пальмы, из вод, что торчали,
Всё  за ту жизнь,  всё  сражались они.


Тихо и мирно колышутся люди,
Те,  что останки от этих людей,
И средь  обломков из  жизни мирской,
Рухнувшей жизни, что в доли секунды,
Всё  в беспорядок она   привела.


Люди всё стонут, всё плачут их дети,
Что поглотил мировой океан,
Жизни порушив, цунами обрушив,
С мирного неба над мирной землёй.


Выжив в том  жутком  и страшном цунами,
Люди потом всё и нам рассказали,
Как удалось им живыми остаться,
Как со стихией  пришлось им сражаться,


Как за обломки не кораблей,
А за обломки из жизни  своей,
Кончиком пальцев и рук, что без пальцев,
Им приходилось за ветки цепляться,
Лоб  и колени,  всё в кровь разбивая,
Но и при этом,  не умирая,


Тут же теряя родных и друзей,
И оставаясь   живее живей,
Стукаясь об пол в конвульсиях смерти,
Но всё стараясь не умирать,
А  всё сражаясь  за жизнь  так  сурово,
Что потеряли в минуту они.


Ветер утих, успокоилось море,
Сто лет назад, поглотило оно,
Столько народу, что  в пучину морскую,
Тот океан затянул  навсегда.
Но до сих пор, стонут дети и люди,
Жизни   которых отнял океан.


Collapse )

Мысль пришлёпала



   Три девицы под окном
    Пряли поздно вечерком.


              —     Я уже много раз, - говорит одна девица,  —      уже говорила,  что мышление у меня ассоциативное,  это по его вине ко мне в голову забредают всякие нелепые мысли, мои подруженьки,   и возникает неуёмное желание ими делиться с вами.
Марфа посмотрела на своих  товарок по скамейке под окном и продолжила:


              —       Вот,   например,   вчера,   увидела  я,   как вечером за дома садится солнце. Ничего не обычного, вроде,   и  даже красивого,  обычный городской закат.   Но тут же ко  мне  пришлёпала мысль.


И вот тут с этого момента, когда мысль   её, не посетила,  а пришлёпала к ней,  всё  и  началось.


    А началось вот что…


Collapse )

Цирк


Пришёл, увидел, победил,
И рассказал, как крут, дебил,
Прошелся по незнакомым комнатам соседа,
Сказал, что надо сделать, там и тут,
Уселся в кресло, сделал селфи,
Всё больше напоминая шимпанзе,
Что оказалося в квартире,
Не зная, куда свой хвост приткнуть.


Потом он побывал в сортире,
Там не забыл он ручку крана отвинтить,
Пошла вода, он радостно агукал,
Всё что-то на своём, на обезьяньем говорил.
О том, какой я человек хороший,
Какой сосед я, вот дебил!


Ещё он сделал пару фоток,
Себя в чужой квартире, вот дебил,
Сел на диван, и там похрюкал,
От удовольствия, что не забыл,
Тут сделать пару селфи,
Всё это напоминало больше цирк.


Когда на выходе глубоком,
Он шляпу с вешалки сорвал,
Надел на голову и тоже сфоткал,
Я убедился - это цирк!
Тот шапито, что вечно к людям приезжает
И развлекает всех, причём, до слёз,
И всё мартышек выставляет,
Таких вот, в шляпах, как и мой сосед.


Хотел он до утра побыть в той роли обезьяны,
Но выпроводил его я со словами,
Что цирк и в детстве не любил,
Ну, а уж теперь подавно,
Особенно, когда не звери,
А люди изображают диких шимпанзе в панаме.


Марина Леванте
26.05.2019 г


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219072600313

Трус



Молчаливо стоял на Арбате и выкидывал всех из друзей,
Не из тех, кого видел и слышал, а из тех, кого так называл,
Молча, чтобы не знали, я давал им смачного пинка,
Будто пес вылетал с подворотни и трусливо вцеплялся в врага.
Бессловесно и молча, не лая, я выкидывал их из друзей,
Потому что мне правду сказали, что за лицами нету людей.


Правду я не люблю, я облаю, как в масел, в эту правду вцеплюсь,
Обгрызу её, обглодаю, чтобы верить только в свою,
Я сказал вам, что за тем, что скрывают, не нормальных людей и друзей,
Потому я их отправляю в ссылку, и возможно в дур. дом,
И себя я затем избавляю,от того, что зовётся кошмар.


Но кошмар это то, что не знал он,
Что за лицами нету людей, а друзья, тех, кого он пинал на Арбате,
То лишь миф легендарный о том, как писал о таком же писатель.
Было много друзей у него, только в книге, где всегда говорилось,
Что такое бывает порой, но не в жизни, пройденной тобой.


Даже дав всему шанс на поимку друзей,
Там где им не бывать, можно всё оправдать, но не тот же маневр,
Когда молча стоял, что б никто не видал, им пинка всем давал,
Как тот пёс дворовой, что хватал тот масел, и бежал от людей в подворотню скорей.
Трус не лучший твой друг, и подлец из друзей, что не мог посмотреть прямо правде в глаза,
Говоря лишь красивые очень слова, за которыми, только ложь с лицемерьем была.


25.07.2019 г.
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219072501052