Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

А давайте, измерим ваш IQ



Марина Леванте


Говорят, что  уровень интеллекта можно определить и без тестов. Для этого  достаточно послушать, какие человек вопросы задаёт.  И это не совсем из области анекдотов, хотя и такое имеет место быть, потому на вопрос:


    - Чё?


Можно получить ответ:


    - Не чё, а сейчас мы будем тестировать вас на предмет IQ.


    - А что это такое?


    - Тест окончен.


А действительно, без шуток, а что это такое, так называемое IQ?


Как нас уверяют учёные, это количественная оценка уровня интеллекта человека, так называемый, коэффициент умственного развития,  или уровень интеллекта относительно уровня интеллекта среднестатистического человека,  такого же или среднего возраста.   А  в более узком смысле, это  — отношение,  так называемого,  умственного возраста к истинному хронологическому возрасту данного лица или человеческого  индивида, коли о людях идёт речь, потому что у животных те самые люди тоже умудряются измерять уровень умственного развития.


Collapse )

Педрищев и его гениальный план

Был у меня когда-то знакомый по фамилии Педрищев. Буква «Д» в середине его фамилии делала её какой-то неприличной, но зато полностью или почти соответствовала его натуре,  до неприличия непорядочной. Конечно «Т» украсила бы то, что  не скрывала «Д», но для окружающих это было  неким предупреждающим знаком при знакомстве с этим человеком.

Познакомился  я с    Педрищевым, когда        работал  в экологическом ВУЗе. Он там не учился, хотя прекрасно знал прописную истину,  о том, что ученье свет, а не ученье тьма, потому,  как расскажу потом, и следовал этому принципу или как принято было  в советские времена, выходцем из которых, он,   кстати,  являлся,    выполнял   заветы  Ильича -  учиться, учиться и ещё раз  учиться. Но об этом тоже  чуть позже.

 А в то время нашей совместной работы, он преподавал учащимся этого ВУЗа политологию, стремясь сделать из них грамотных политологов. Не совсем понятно было зачем нужно такое огромное количество специалистов  именно этой профессии, у нас в стране их  и так было и есть всегда  хоть  пруд пруди, а какой  от них толк, тоже хорошо известно тем, кто мало - мальски разбирается в политике, и видит по ситуации итоги их работы… А ситуация такова, что даже бедный Педрищев, бедный потому что, как любой  педагог этого государства   много не зарабатывал,  вынужден был ещё и кропать под крышей этого учебного заведения свою докторскую диссертацию,  пытаясь таким образом выйти на более высокий бюджетно- финансовый уровень.

Не смотря на то, что на тот момент Вячеславу Николаевичу  было уже 60 годков, звания профессорского он не имел. Ну, мало ли у кого, как складывается жизнь, а учиться никогда не поздно – это ещё одна прописная истина, которой тоже следовал преподаватель политологии, но  и на этом он не останавливался.

 Так как мечтать не вредно, а даже  порою очень даже  полезно, то, сидя   в кабинете на своей кафедре,  в свободные от преподавательской деятельности минуты,  а когда и часы,  мечтал будущий профессор о  том, как защитив докторскую, станет   ни кем – ни будь, а прорабом на стройке. Это была  его заветная мечта. Правда, с какого времени он стал думать о таком, я так и  не успел от него узнать. Зато живо   представлял  себе этого уже пожилого человека, с  дипломом в обложке с красным тиснением подмышкой,  в телогрейке или рабочей спецовке, и в защитной каске на голове,  с трудом переставляющим ноги, ибо не всем удаётся к своему личному финишу подбежать со скоростью 20 километров в час в надетых шипованных кроссовках, разорвать ленточку  победителя и аккуратно улечься  в гроб, уперевшись в деревянную стенку ещё здоровыми ногами.  Как уже говорилось, и жизнь складывается  у всех по -  разному,  и здоровье соответственно у всех разным бывает, а в пожилом возрасте редко, кто  способен похвастаться молодецкой силой, что у юного Геракла.

Вот и  Вячеслав Николаевич не имел никакого отношения ни  к пресловутому  Гераклу, ни к  Пелопе  или Пелопсе, победившем в гонке на колесницах жестокого царя Эномая,  потому что   тут его мать-природа обошла стороной, наградив  каким-то недугом, от чего он еле-еле доходил до нужной ему остановки троллейбуса, и так же тяжело поднимался  в пассажирский  салон, чуть не руками занося по очереди каждую свою ногу на следующую ступеньку  этого вида городского  транспорта.
Так что, о  какой он  там прорабской деятельности  думал, я даже  не знаю, но, во всяком случае,  мечтал, что бывает иногда полезно и даже для здоровья.
Мне же о своих будущих планах на жизнь он сообщил, когда однажды мы вместе  с ним в одном купе поезда возвращались  с работы домой. Вячеслав Николаевич  жил тогда в Подмосковье, а я тоже чуть позже,  его же молитвами,  присоединился к нему, вернее к жизни вдали от столичной суеты.

Громыхающий поезд, за окном которого мелькали почти деревенские пейзажи, перемежающиеся с высотными домами и городскими супермаркетами, увозил нас всё дальше от Москвы, в сторону нашего теперь обоюдного места проживания. Коллега, преподаватель политологии, вот-вот доктор политических наук, профессор   и будущий прораб, внимательно рассматривал   картины, что рисовала поздняя  осень, уже давно  сменившая жаркое  лето, периодически что-то  высматривал  в своём планшете,  аккуратно стоящем на его  больных коленях. Потом снова выглядывал в окно, пытаясь увидеть то, что  было не видимым  для меня и для других пассажиров вечерней электрички, стилизованной под комфортабельный  поезд. Снова что-то,  куда-то нажимал в своём походном компьютере…  Краем глаза я видел, как он  тщательно выводил в поисковой строке главной интернет-странички  полное  название своего учебного заведения, в котором обучал студентов. Так   ничего  и  не найдя, что хотел, Педрищев неожиданно хитро прищурив один глаз, обратил свой взор на меня, а так как я уже считался  его почти доверенным лицом, то решил доверить  мне тайну всей своей жизни, сделав широкий жест рукой, взмахнув ею, словно крылом птица,  он  указал мне на  что-то там  за окном, что в тот момент мы проезжали на полной  скорости уже  разогнавшегося, разгорячённого   поезда.

 Это было то самое  местечко, где проживал Педрищев со своей женой, потому что,  иногда он  по какой-то причине, о которой, конечно же, он скромно   умалчивал,  перекантовывался у одного из своих сыновей. Их у него было двое.  А в том месте, или недалеко от него,  где на 13-м  этаже недавно построенной  высотки,  ютился муж со своей женой,  шло строительство аж,   целого жилого комплекса, который и привлёк внимание Педрищева, о чём он и пожелал поговорить со мной в тот раз. Ну, или почти открыть свою душу, поведав о самом сокровенном…
Collapse )

Учёный-расист

«Все знают: расизм — это очень плохо! Еще бы. Слово это появилось в 1932 году во французском словаре «Лярусс» и означало «систему, утверждающую превосходство одной расовой группы над другими». И в наше время даются похожие определения: «Расизм — доктрина, провозглашающая превосходство одной человеческой расы над другой»

И.П. Павлов

Есть в нашей стране учёный, Буровский Андрей Михайлович, уважаемый мною человек, но не уважаемый в современных научных кругах за то, что он  против такого новомодного явления во всём мире, как  политкорректность  и толерантность.

Человек, много знающий, много изучивший и написавший достаточно много книг публицистического характера и даже несколько художественных.  Их я не читала. А вот публицистику – да, прочла,  не только с большим интересом, но и с удовольствием, потому что в них  и  много полезной с научной  точки зрения информации,  и язык изложения достоин уважения. Короче, читать книги Буровского одно сплошное удовольствие по всем, что называется,  аспектам.

Андрей Михайлович Буровский (р. 7 июля 1955, Красноярск) — русский писатель публицистического и научно-популярного жанра, археолог, историк, философ, автор нескольких фантастических книг. Кандидат исторических наук, доктор философских наук. Руководитель и владелец «Издательства Андрея Буровского». Парламентский помощник Владимира Мединского.

В 1980 году окончил исторический факультет Красноярского государственного педагогического института.

В 1987 году в Ленинградском отделении Института археологии АН СССР защитил кандидатскую диссертацию по теме «Культурно-исторические этапы развития палеолита Енисея», а в 1996 году в Алтайском университете — докторскую диссертацию по теме «Возникновение и проблематика антропоэкологии». В 1998 году присвоено звание профессора.

С 1988 археолог-палеолитчик занялся развитием концепции биосферы и перехода её в ноосферу В. И. Вернадского. Развивает введённое А. Д. Урсулом понятие ноосферологии как нового, пока слабо осознанного направления в философии. Вслед за В. П. Алексеевым разрабатывает теорию антропогеосферы и концепцию ноосферного образования.

Основные интересы в философии и в науке: метафизические проблемы; теория культуры, взаимодействия общества и остальной природы; история науки, кросс-культурные контакты.

Автор более ста опубликованных и находящихся в печати научных работ, в том числе 4 монографий, множества научно-популярных книг по русской истории, цикла боевиков на темы современной Сибири. Член Экологической академии, Санкт-Петербургского союза учёных, Председатель Красноярского отделения Международной академии ноосферы. Страдает хроническим алкоголизмом.

Так значится в ВИКИПЕДИИ…

И, учитывая его научную биографию или назовём это послужным списком, а именно тот факт, что его научные  труды связаны непосредственно с палеонтологией, и что соответственно,  написано им  много книг на тему происхождения человека, рас, наций,  в  частности,  много уделено внимания пресловутому  «еврейскому вопросу»,  к которому отношение у многих весьма неоднозначно, и потому тем более, не могут не обезоруживать такие его высказывания на  эту  тему:

«Предвижу вопрос — а как сам автор относится к евреям?! Ты что — «за» или «против»?! Ты семит или антисемит?! Этот вопрос волнует всех «национально озабоченных» — и еврейских, и русских нацистов.

Ответ простой: я не отношусь к евреям никак. Евреев на свете — почти 20 млн человек. Людей с большей или меньшей толикой еврейской крови в жилах — по крайней мере в два раза больше. Это люди разных рас, народов, культур и языков. Среди этого полчища есть люди совершенно замечательные, и я отношусь к ним хорошо. Естественно, попадаются люди похуже — к ним я и отношусь соответственно.

Но я не считаю людей разных народов и культур ни «лучше», ни «хуже» других. К существованию народов и к принадлежности данного человека к народу я отношусь примерно так же, как к снегопаду или летнему дождю: как к данности. Как все люди, я имею право любить летние дожди и не любить снегопады, но когда дело касается людей, эмоции трачу на отдельных личностей, а не на целые народы »

По всему заметно, что сказано на основе научных изысканий, как видно самого учёного,  автор постарался, разобрался кто, тут кто, и даже с художественными изысками, красиво - то как прозвучало… «Как все люди, я имею право любить летние дожди и не любить снегопады, но когда дело касается людей, эмоции трачу на отдельных личностей, а не на целые народы»

Действительно,  поэтично,  а, главное,  сразу бросается в глаза, что человек -  огромный  гуманист, любитель всех рас и народов и просто людей. В общем,  такой  человеколюб.

Но вот интересно, читаем другую его книгу под названием «Бремя белых. Необыкновенный расизм», зная все регалии этого писателя, палеонтолог, археолог, кажется,  нет поводов не доверять написанному им же.
Collapse )