Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Я - еретик!

Марина Леванте


      — Мы все заслуживаем то, что имеем. —   Всегда, как мантру,   повторял  будущий депутат, а пока ещё   только  кандидат на государственный  пост Владимир Юрьевич Невесёлов.


                   А позже  сам же   задавался    вопросом, на который не знал ответа, но искал, искал и спрашивал себя:


     —   А заслуживают ли россияне власти лучшей, чем сейчас?


Ведь  прошло уже почти тридцать лет с тех пор, как из   советских  граждан   они стали российскими  —   россиянами,  а никто так и не решил, достойны ли эти граждане такой жизни, которую получили, когда советской страны не стало.


   И потому, чтобы понять и ответить   себе на свой же   вопрос, Владимир Юрьевич баллотировался.


Баллотировался в депутаты местного самоуправления, идя на собственные выборы с лозунгом-эгидой  —   « Всё по- честному!»    И проиграл.  Просто, по-честному   никто не захотел. Потому что все привыкли к бесчестию и лжи. Ведь  прошло уже почти 30 лет, как врали и не стыдились, и не краснели, хотя и тогда, когда была страна Советов тоже врали,  и до того, когда был царь-батюшка привычно без  этого,  безо  лжи не обходились. А когда же не врали? Хороший вопрос.  И поэтому, для разнообразия, чтобы разбавить привычную рутину лжи,  господин Невесёлов предложил, чтобы  всё было   по-честному.  Но привычка, на то она и привычка, а злостная, так тем более, чтобы  от неё  не хотелось   избавляться,  как от старой,  сварливой, но такой привычной жены,  когда та уже стала для мужа    разношенными  домашними  тапочками, в которых не просто  приятно, а комфортно до боли в паху.


   И потому, конечно же, никто не захотел, как-то по новому,  по-честному, все были готовы продолжать по–старому, привычно и комфортно  во лжи, пусть и в горькой.


   И потому,  конечно же, Владимир Юрьевич проиграл, не успев и глазом моргнуть, как выбрали того, кто не предлагал всякой чепухи,  а сказал, что как жили, так и будем жить, хорошо ли, плохо ли, но как привыкли за столько лет и даже  веков вранья,  когда пусть и плохо, но комфортно, потому что привычно, потому так и будем.


   А  Невесёлов только вздохнул и снова задался тем вопросом : «А заслуживают ли россияне  власти лучшей, чем сейчас?»  А так как депутатом он не  стал, то и ответ его остался прежним  —  « Мы все  заслуживаем   того, что имеет ».  Правда,   кто это «мы» не уточнил, наверное, имел ввиду всех россиян, которые всё же  не считали, что  они заслужили той жизни, которую имели почти все поголовно, за исключением того правительства, которое,  почему-то они, как им сказали, заслужили,  и имеют, хотя на самом деле, это правительство  имело их всех, и не только тех, кто называл  себя «мы».


  Вообще-то, это была какая-то странноватая парадигма жизни, в которой  президент этой страны, его подельники по бизнесу и все остальные, кто был ещё жив и здоров, и кто в ус не дул, хотя дружно  обокрал весь  народ,    при этом  заслужил     всё то, что имел.    А, почему тогда с  таким положением  дел,  мало кто захотел  согласиться?


Возможно тот, кто причислял себя к «мы»,  обладал  заниженной самооценкой,  а те,   кто был теми,  что обокрали «мы» и «всех остальных»,   наоборот, завышенной? Но иначе же не выходило, сколько не задавайся одним и  тем же  вопросом, кто достоин и чего. Тем не менее, Владимир Юрьевич всё  равно считал, что  «мы» и «все остальные»   заслуживают, но как-то  по-своему.  А нежелание  это признать  ведёт только  к их усилению. Тут говоря «их»,  он имел ввиду тех, кто заслужил и имел   лучшее в этой стране.


       —  А, если б те   «мы» и «все остальные», —  говорил он,  —   были бы   не согласны, то  активно бы противостояли, и  на выборах  тоже,   и выбрали бы  его, и всё было бы  по-честному, и  со всех сторон, и сами выборы, и вся жизнь после выборов.


      А то, что по-честному не было никогда,  а главное, практически  нигде,  господин Невесёлов вспоминать не хотел, он же думал исключительно  о россиянах,   поэтому-то  и   депутатом заделаться хотел,  и потому  негры, находясь в рабстве у янки,   заслужили такого положения, потому что чёрного цвета были,  и  индейцы   там же,  подвергшиеся геноциду —   тоже, и тоже, только  потому,  что индейцы,  как и все те, кто на разных исторических  отрезках  пребывал   в состоянии угнетения, получали по заслугам, потом   евреи,  потому что евреи, и   их тоже решили смести с лица земли, ну и всем остальным всё по-марксовски, всё по  потребностям и  всё по заслугам.


Правда, за какие  такие заслуги умирают даже не порою,  а очень часто     младенцы,  как и тяжело  болеют люди, ничего плохого не совершившие в жизни, не совсем понятно,  как  у Ницше отец, который  служил Богу и церкви, а  умер страшно  рано от рака мозга, без каких-либо совершённых при жизни  прегрешений,  но умер же, —   тоже,   по каким-то,  таким заслугам получил.


Но нет, не хотел думать о таком господин Невесёлов, потому что  не весело  это было, думать о том,  как живут и наслаждаются  жизнью   преступники,   и они ведь   тоже заслужили, убив человека, а то и не одного.  Вот такая   интересная концепция  нарисовалась у Владимира Юрьевича в его голове,   в  думах о судьбе всех россиян, не только  о  тех, что  были названы им  «мы», но и  «все остальные», на счёт того, как все имеют то, что заслужили.


    Впрочем, не знал  одного   несостоявшийся депутат, когда говорил о том, что, если бы были не согласны, то противостояли,   что человек-то,  существо, на самом деле,  слабое и сильно уязвимое, и что  сломать его, что тот сук на дереве,  многого   для этого  не надо, как и то, что   понимание безысходности приводит однажды  к инфантильности поведения.    И хотя, он продолжал всему этому удивляться, тому,  что не протестуют его сограждане- россияне,  но сам под   дубинки карающие, тем временем,    голову свою подставлять не хотел, знал   вот тут, кандидат в депутаты,  что на каждого протестующего  по два,  а то и  по  три омоновца обычно  приходится.


      Ну, а так как на рожон не лез,  но   размышлять на означенную тему  продолжал,  то полез уже за ответом  к Богу,  думал, что тот ему даст правильный ответ на поставленный ребром вопрос  —  «А заслуживают ли россияне власти лучшей, чем сейчас?»,  при том,  что был всегда твёрдо  убеждён,  что да, все,  опять те, что   «мы» и те  «остальные»,   что не «мы»,   имеют то, что заслужили, как и те, что не к «мы» и не к «остальным» отношения не имеют, тем не менее, получили заслуженное    наворованное  народное добро.


И потому, как-то  раз  в нескончаемой   полемике с одним из   несогласных   присоединится к «мы» заявил:


     — Всё сложней.   Вы ещё не забывайте телеологию,  заслуживают для чего? Надо делать что-то,  чтобы улучшать участь - или сдаться и смириться с тем,  что есть.


    — А то и уйти из этого мира, —  решив, что сдаться и смириться, это как-то маловато будет,  присовокупил   он.  Потом   секунду ещё   подумал,  каким бы таким образом уйти, и  добавил:


     — Скажем, через  болезнь.


Опять,  через какую конкретно, уточнять не стал, да, это было и не важно, главное, по его мнению, было уйти, сначала сдавшись, потом смирившись, ну и уже, как бы в качестве, жизнеутверждающего финала, уйти совсем.


А так как  речь всё же шла   не о том,  не о том   почему не митингуют его сограждане-россияне, которые не выбрали его, господина Невесёлова     депутатом  в органы местного самоуправления   и не захотевшие жить по-честному,  а о том, что именно  и за что  получил  глава этого государства с его подельниками, ограбив народ,  то есть, называя вещи  своими  именами, преступным путём нажил   своё богатство, ну,   или капиталы, что было одно и то же,   то Владимиру Юрьевичу и  напомнили об этом, что разговор-то не о том, а о его парадигме,  где все имеют то, что заслужили.


На что  он,  ничуть не смущаясь, сказал,  что  надо было россиянам иначе действовать ещё в 70-х. А сейчас все жнут, что сеяли. И чубайсы с сечиными тоже. Просто они в 70-х сеяли иное.


Любопытно, сам-то он понял, что сказал об иных  сеятелях 70-х.


Про младенцев сначала промолчал, потом немного  пожевал   сий философский вопрос и добавил, вспомнив,  что речь завёл в теологическое русло, как Сусанин поляков  с литовцами  к  неприятелю,  и наконец,   коротко резюмировал:


        — Наследственность. Карма. А вы хотите чего? Чудес?


Да, как ни странно, но  хотелось чудес и очень, а  при такой дерьмовой жизни, где ничего по-честному не было и не предвиделось,  тем более...   они не помешали бы,  и нисколько.


Тем паче, что господин Невесёлов, будучи    христианином, крещённым  в раннем детстве   не  по советским  обычаям, хотя жил в советские  времена,  говоря  о карме, сам и напомнил о разных   чудесах, ибо карма  и в православии  —  это было чем-то из тех самых   чудес,  упомянутых им, без какого-либо намёка на наследственность.


Но в его понимании  карма  была  не религиозным  понятием, а  законом  бытия.


    — В Христианстве говорится,  что сеем — то и жнём.


Всё  вспоминал один из постулатов божьих  грустный кандидат на выборную  гос. должность, но так и не выбранный.


Но почему-то   не в христианстве, а только лишь  по-христиански    получалось, что  заповедь эта  означала одно:     посей зло   и получи благодать Господа. И вот потому-то и   Чубайс, Сечин  и прочие и   сеяли зло, а  взамен получали то, что заслужили —  благодать Господа,  в качестве награды,  за содеянное. Короче, всё сходилось.


Хотя,  как показывала практика, это  только у самого несостоявшегося депутата в  органы местного  самоуправления   всё сходилось, потому что в Нагорной  проповеди,  адептом которой являлся господин  Невесёлов,   в одной из заповедей,  предлагалось:  «не противиться злому»,   «подставить другую щёку»,  в то время, как   сам   Невесёлов     предлагал   другим, тем, кого он  называл «мы» и «остальные»,  оставаться  крайне   недовольными  и  противиться злому,  и  на митинги, конечно же,  идти, куда ж без этого.  Но  для чего? Что б  подставлять вторую щёку?  Тут что-то, явно  не сходилось.


И потому, что бы,  не париться   с ответом на наглую,  еретическую заяву:«Я никого не упрощаю, трудно упростить то,   что не знаешь, не видишь, не чувствуешь и не ощущаешь, а только веришь...  Но тогда вопрос,  во что?»  -  он сходу заявил:


    —  Я  — еретик!


То  есть,  вот так просто, взял и отрёкся. Только что был верующий православный, а тут отрёкся, от того принципа,  по  которому  жил и думал,  от  Нагорной проповеди, где говорится в том числе:


  «Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб»,  - говорил  Иисус.


  «А  Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую;


  и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду;


  и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два»


Вот, собственно и отдали всё, что было,  и что имели, правда на поприще одно не пошли, не пригласили,  потому что, а принуждать, так тем более,  не стали.


Но зато, Христос, как понял, что без всего остались те, что «мы» и «остальные»,   так сразу и заметил, что  б конфронтаций больше   не было:


   —  Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего.


«А  Я говорю вам», -  говорил  Христос: «любите врагов ваших»  —   тех, что обобрали   весь  народ  российский,  «благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» —    это снова  за тех, кто сразу и   навсегда обобрал,  «ибо Отец Небесный  посылает дождь на праведных и неправедных.  Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?»


А так как, сразу  стало понятно,  что вообще,   без разницы,   на какой стороне, добра или зла,  пребывать,  ведь солнце и   дождь  всем одинаково  достанется,  то и    стал кандидат в депутаты   тут же   еретиком, верящим в то, что карма —   это вовсе   не  буддистское понятие.


        — Я по-своему толкую. Вот,  вроде, и   в каббале же, тоже   есть   понятие типа кармы?


Уже слегка  сомневаясь,  добавил он, потому что тот, что был  «мы» и «остальные», но из тех, кто не согласился, спросив,  закончил начатую им мысль:


        — Что сеем?  Сеем зло, то есть,  воруем, убиваем...   и потом  жнём благодать.  Так?


   Собственно,  именно в этот момент, новоявленного еретика   и охватили    сомнения и посетили  еретические  мысли,  и настолько же  сильно начал он сомневаться, что даже пошёл на компромисс, сказав, что всё толкует по-своему,   забыв о проповедях Христа,  и  о его наставлениях, добавив  совсем уж, как-то   по- еретически твёрдо:


         —  Мне ж не надо подделываться под кого-то.


   Интересно, слышал ли в тот момент,  эти его  слова  сам Христос? Потому что не разверзлись небеса и не грянул гром и молния среди ясного неба.  Это ведь,   под него, под сына Божьего  не желал больше подделываться несостоявшийся депутат, но  состоявшийся еретик Невесёлов, который уже  готов был согласиться даже  с тем, что и вера  христианская  украдена была  у иудеев, и с тем, что дело это наказуемое, подсудное,  по УК статья светила кому-то,   но нет же,  не посадили и не расстреляли,  а даже благословили тех, кто кражу эту  совершил, чтобы в теперешние времена, всё же такие вот  «невесёловы», говоря о том, что думают сами, всё время  сверялись  с  Писанием.


   Короче, запутался     кандидат на честный образ жизни, окончательно. Так вот!


   Просто, может быть,   не надо было ему  всех обобщать, говоря, что все мы  заслужили то, что имеем. За себя бы  исключительно  отвечал этот сумливающийся во всём и в себе, в первую очередь,  гражданин,   как и исключительно  за свои, а не за  чужие поступки или  проступки отвечать надо, дабы не быть к тому же потом  без вины виноватым.  И чтобы спустя какое-то время не  заявлять —  «Я  — еретик».


Ведь и впрямь, не все поголовно   считают, что то, что они  имеют, своё  не  лучшее настоящее,  это то, что они  заслужили.


    Но спустя какое-то время, Владимир Юрьевич очухался, и уже снова, как и прежде,  говорил:


       — Я буду делать то, что считаю нужным.


А на фразу, « только по-христиански полагается ещё и прозелитами всех окружающих сделать,  причём, не хотят, но заставим...» он   всё   повторял, не считая больше себя еретиком:


        — Полагаю себе то, что считаю нужным.


То ли у него слова всё же  закончились, то ли   доводы, а может,  вспомнил несостоявшийся  депутат,  у которого после неудачных   выборов,  к тому же, началось соматическое  недомогание, а правильнее, моральный и физический  упадок сил настиг его, выдохся баллотироваться Невесёлов,  а   может быть,  как   православный христианин вспомнил он   про кару небесную, но  в любом случае решил, что будет делать, как повелел великий Иисус, как в своё  время всем   предлагалось  делать так,   как повелел  великий Ленин, но теперь вот,  снова на повестке  нашей новой  жизни возник  воскресший и  непобедимый Христос.


   А потому как,   ещё  и  Аристотель, ещё  во времяисчисления   до нашей эры,  и позже  Моска и другие великие философы    давно   уже ответили на тот  вопрос, ответ на который всё   искал в теологии Невесёлов — почему так невесело, в соответствии  с его фамилией,  устроен  мир и   человеческий  социум в этом мире, когда  не заслужили, но получили, потому что  было   это нормальным явлением, и  уже   испокон веков,  потому и   люди  с их желаниями были  тут вовсе  не при чём.  И даже с христовыми заповедями сверяться не надо было  и так всё ясно было, и давно.  А   там,  в Нагорной проповеди, которой поклонялся невесёлый  господин  по имени  Владимир Юрьевич,  в записанных  Матфеем заповедях  Иисуса,  присутствовало     только лишнее  подтверждение  тому, как всё несправедливо устроено  в этом мире.


Собственно,   по сей причине,   тот, кто в действительности   не заслужил,  имеет всё, а те, кто «мы» и «остальные»  – ничего,  и даже не всего остального, потому что отобрали у них  абсолютно всё.  И не,  потому что не заслужили, а потому что это —  жизнь с её неизменными правилами игры   в   справедливость.    А называть  это  можно как угодно, хоть  кармой,   сути несправедливого  бытия это  не изменит.


          Вот,  потому-то, даже те, кто  вместе со всеми не голосовал   за развал Союза, и не был, как отдельные личности, диссидентом в те годы,  теперь  вместе со всеми имеет то, что имеет.   Надо полагать, что   в понимании Владимира Юрьевича, когда  он не еретик,    это и   есть  та, означенная им   всенародная  карма и всенародная наследственность, а не какое-то чудо, которого, вот те раз, кому-то вдруг захотелось.


А, если ко всему остальному,  руководствоваться ещё и   учением  Христа, из той самой Нагорной проповеди, в изложении Матфея и в синодальном переводе, то  блаженны все, и тот, кто совершал и тот,  кто к этому отношения ну, никакого не имел.


Так что, с  таким посылом и под такой эгидой, еретик, не еретик, а  действительно можно и дальше делать то, что хочешь.   Ведь во все времена каждый     поступал   так,  как считал нужным,  это уже закон,  и ворует и убивает тоже, он  так считает, и это  даже не брутально, это просто жизненный  факт, как и то, что по-честному на все сто процентов,   как предлагал  несостоявшийся депутат,  когда  был ещё  кандидатом, жить не получится   ни у кого, даже, если бы он того  сильно захотел.  Потому и не выбрали граждане россияне   господина  Невесёлого на государственную чиновничью  должность,    потому он так и продолжил, так как ничего другого ему больше  не оставалось,  задаваться тем своим вопросом:


        «А заслуживают ли россияне власти лучшей, чем сейчас?»


И  так же грустно,  с поникшей головой,  с полным  смирением    сам себе  отвечал:

    — Мы все заслуживаем то, что имеем.


  Так и не сумев отделить себя от этого «мы», которое совсем не заслужило ни того правительства, что имело, ни такой жизни, которое им устроило это правительство. Но вот, что с этим делать,  они всё же не знали,  что вовсе   не означает, что согласились с парадигмой жизни от невесёлого  гражданина, не ставшего депутатом.  А   может,  оно и   к лучшему, что не выбрали они его?    А то, глядишь, он  и их бы  заставил  и врага своего, того, что обокрал их,  полюбить, и щёку вторую  подставить,  что точно было бы совсем уже  невесело.


11/09/2018 г.
Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218091100959


http://www.proza.ru/2018/09/11/959 


Subscribe

  • Существовал, а не жил. А разница?

    Жизнь перешла в стадию существования и тут же заглохла на месте, будто забуксовавший трактор, севший на поле железным…

  • Обращение

    В стране грянул очередной объявленный кризис, ураганом пронёсся над городами и весями, задержался там - сям и остался…

  • Ночные зарницы

    Ярко сверкали на небе зарницы, Сквозь духоту прорываясь дождём, Всполохи молний на небе играли, Словно неоном они управляли,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments