Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Крысёныш


Марина Леванте


  Маленький, плюгавенький, с бегающими глазками-бусинками - крысёныш!


   Ну, ничего, вырастет, оформится во взрослую особь, станет настоящей крысой, всё пойдёт по-другому, а пока – крысёныш!


  Время идёт, ничего не меняется, всё равно -  маленький, плюгавенький, глазки по-прежнему, так и бегают, лоснящийся кончик носа мелко подрагивает,  шевелится.   Но  не с лица же  воду  пить, хотя  всё равно – крысёныш!


  Ещё через какой-то  период, чуть подрос,  даже взлетел  в своих собственных глазках-бусинках, но мысленно,  и  всё равно, созрел лишь  для того, чтобы признаться самому себе, что пока что ещё -  никакой, но всё же, имеет принадлежность к мужскому полу и потому…  О-паньки, вокруг же бегают крыски, особи женского пола, опаньки… щас я их… н-еее, ещё же  крысёныш,  и  потому,  пока ещё,  ну, никак…


   Зато спустя пару лет,  всё же сумел и   признался,  но в другом,  в том,  что сумел полюбить, оставаясь при этом -  крысёнышем.


   Годы идут, он-таки  взрослеет, теряя шерсть, не оставляя даже после себя  пух ни на своей голове, ни на  теле,   ни  в памяти  тех, кого встречает на своём пути, кроме того понимания,  что  он  -  крысёныш.


   Друзей нет, как и  нет, он их   пугает,    не своим внешним видом, а тем что, всё же  – крысёныш.


  Да и  людская молва не замедлила  ждать, и почти все поголовно  уже  знают, что он – крысёныш.



  Не  верит этому  только одна, та особь женского пола, которой не раз признавался  в любви, назвав себя  позже её своим    другом. Да, и  чёрт с ним, действительно, не с лица же воду пить,  да глупости, всё это, что он – крысёныш.


  Не хотела верить этому  она и тогда, когда он, пронеся свои чувства через года, не считал нужным, ну, никогда,   оказать хоть какую-то помощь, а на фига, говорил он всегда.  Он же – крысёныш.


  Снова слышала  от других, что подлец, негодяй, что  подставляет людей, мелкий  пакостник и опять негодяй,  потому  и   крысёныш.


 И снова не верила, надеялась, что врут.


Когда нечего было есть и пить, однажды  наступили  и   такие вот,  времена, он сказал ей, что есть у неё муж, а муж был тогда  сильно  болен.


 В  общем, всё, как всегда, потому что,  не смотря, на года, он так и не вырос во взрослую особь, чтобы всё же понять,что  для чего-то  нужны же  друзья, а не  на фига.


 Короче, напоследок, когда  снова услышала она,  что является для него настоящим другом, эта особь женского пола,  когда   прорвала иностранный заслон, через тернии телефонных страстей  разыскала его, потому что тогда, этот маленький крыс выпал из их  общего  поля   общения, оказавшись в больнице с незначительной ерундой, но,   тем не менее, всё,  не веря тому, что крысёныш, как говорили всегда,  она позвонила ему тогда.


 И  вот тогда-то  и прозвучали из его уст те  слова, означающие, одно,   что она его  настоящий друг. И это было всего один раз, прозвучавшее из его уст,  слово – друг, ибо знал он  иные слова, те, что означали его крысиную    пакостность навсегда.


 Может, всё же,  не  ошибались все  те,  говоря о нём, что крысёныш?


Может,   надо порою    верить своему внутреннему «Я»,  тоже подсказывающему, что гад, негодяй, но  вот же, назвал её лучшим и настоящим…?


И надежда на лучший исход, что станет он  взрослой,  пусть и крысиной особью,  превратится в реальность вещей, снова не покидала то «Я», подсказывающее, что крысёныш и уже навсегда.


 А оно, так и есть - крысёныш…!


Потому что, спустя уже  много лет, когда он совсем полысел, но не раздобрел, так и оставшись таким  же  маленьким и плюгавеньким,  стало ясно, что так и не повзрослел, потому что сумел снова сказать, а на фига, на фига нужны  друзья, когда у них плохо или хорошо, не нужны они - никогда.


Ведь, если друг и молчит, или наоборот говорит, но грустит,  это значит одно, ему просто нужна твоя дружеская рука, а не вопли о том, что  его жизнь дерьмо, а кругом столько другого дерьма, вот ему-то  и посочувствую я.


Вот так  и остался он для всех уже на старости лет неизменным    крысёнышем, хотя размерами и  давно  напоминал взрослую крысу, ум   у которой  так и не доразвился     до того уровня, чтобы суметь, хоть,   что-то ещё  понять,  кроме того, что он  -  Крысёныш, и научиться только всех осуждать, со своей колокольни безумного старого крыса.


26/05/2018 г.


Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218052600796



http://www.proza.ru/2018/05/26/796


Subscribe

  • Вековые взаимные претензии

    Это мир вечных взаимных претензий, от виноватого к невиновному, от убийцы к своей жертве, от жертвы к своему мучителю, от…

  • Зуд

    Вечером все было как обычно, но потом наступила ночь, тот отрезок суток, в который ты попадал как в некую параллельную…

  • Пропасть между прощением и желанием простить

    Простить могу, давно простила, Забыть всё как- то не могу, То свойство памяти, которая не отпускает, А держит цепко-крепко…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments