m_levante

Соседи сверху


Марина Леванте 


   Увертюра

  Подготовка к ночным разборкам-полётов началась,  где-то часов  в пять вечера, когда за окном ещё ярко светило солнце, и казалось, что день не закончится никогда.

Но мне  казалось ещё и   другое, что  наверху, у меня по потолку,  а у них по полу катались какие-то пластмассовые мячи, будто игроки пытаются загнать мяч в лузу на поле для гольфа. Потом стали по полу, а у меня опять   по потолку передвигаться столы и стулья,  с места на место,  или даже шкаф,  из которого по  мере  его продвижения  сыпались разные мелкие вещи,  судя по усиливающемуся грохоту, и звуку, напоминающему  рассыпавшийся и катающийся  туда и обратно горох,    хотя жили там уже достаточно давно  и могли успеть расставить всю мебель раз и навсегда.

Все эти звуковые манипуляции, перемещающиеся из одного конца квартиры в другой, достаточно в размеренном темпе, продолжались  до позднего вечера, но без перерыва на отдых для меня. То есть антракта даже не предусматривалось, а намечался  сразу переход к основной части.

  Основная часть

  И потому,  ночью, уже, когда совсем стемнело  и на  часах высветилось  два после полуночи,  и началось главное свето-представление этой  вечерней увертюры, что происходила, когда ещё светило солнце, не предвещая ничего плохого,   и до того момента, когда на небо медленно и   неохотно выползла луна и озарила   всё вокруг  своим мрачным холодноватым светом, оставив в тени  места, где должны были так и  остаться  сокрытыми  совершённые злодейские  преступления.

Короче, находясь в кровати и внизу,   то есть на пятом   этаже многоквартирного   дома, при горящем ночнике и закрытых наглухо шторах, чтобы ночное светило не заглядывало мне в полузакрытые глаза и не мешало процессу засыпания или уходу в иной мир, в  царство  Морфея,  мне казалось, что на шестом уже играют в бейсбол  или даже в  волейбол, но  человеческими телами,  пытаясь закинуть их в металлический круг, обрамлённый веревочной сеткой, называемый   корзиной, или даже   кидая их, эти тела  друг  в друга, потом швыряя об стенку, такой силы раздавались удары внизу, только стёкла приветливо и  радостно, будто аплодирующие зрители,   не звенели в пластиковых рамах.
 

И всё это, вся эта бейсбольная или волейбольная  круговерть  перемежалась с громкими воплями и такими же   ругательствами, чтобы было понятно внизу, что идут выяснения отношений на высоком  уровне дипломатических переговоров,  когда, кто-то периодически кричал, что-то похожее на «помогите»  и  «убивают»  и это было весьма логично, если даже не закономерно,  при такой обстановке ведущихся переговоров наверху.   Потом  снова раздавался  жуткий грохот и казалось, что,  наконец-то, кто-то успешно вылетел в  окно, попав  в ту самую волейбольную  корзину,  без какой-либо  надежды залететь обратно,  потому что  эту возможность ему  уже пресекли товарищи по спортивной  игре  в мяч, предварительно плотно   закрыв  створки  пластикового  окна  перед носом улетевшего,  и уже только  летающего  туда и обратно под покровом ночи и светящейся насмешливым сарказмом луны  даже без наличия крыльев и,  не будучи летучей  мышью.

Тем временем, мне очень хотелось спать, и очень хотелось вызвать полицейский дежурный  наряд, чтобы тот  утихомирил  бузотёров, но такое бывало уже не раз, потому что это был  не первый случай таких соседских разборок полётов,  и они,  вот так же покуролесив с полночи, потом сами и затихали. Потому звонки в полицию были совершенно бессмысленны,  тем более, что как уже   было,  двери соседи-спортсмены  в тот раз, когда всё же прибыл полицейский наряд,   наотрез отказались открывать, либо просто в пылу страстей и грохота не слышали стуков, или просто им было некогда и совсем не до этого.

Правда,  в  этот раз, всё случилось немного   иначе, потому что перед так желаемым затишьем, ещё долгие два часа, какой-то мужчина басом и   страшно  горько,  и очень  громко рыдал, лёжа там, наверху  конечно же, хотя казалось, что он вспоминает  Христа и просит о чём-то  Господа Бога,  где-то совсем рядом, хорошо,  что не лёжа  у меня под боком и не  в  моей кровати, вместе со мной под одним одеялом, потому что это было бы уже слишком, и утешить его в тот момент я вряд ли  смогла бы, учитывая то состояние, в котором сама находилась,  не только  соседи сверху, которые, по всему было видно,  пребывали в крайне возбужденном эмоциональном напряжении.

Но, как видно, его утешили и без моей помощи, потому что  спустя ещё  некоторое  время,  наверху  раздалось  что-то  похожее  на человеческий  разговор,  они ещё немного о чём-то  поговорили, когда уже  затих обиженный плакальщик.  Не знаю,  о чём именно, на какую конкретно тему  были эти разговоры, потому что на тему   Бога, кажется уже всё сказал тот мужчина, горе которого, судя по его воплям, было просто безграничным,  и потом,  всего   этого уже не было слышно, они,  наверное, перешли на шёпот, устав ругаться и просто  посадив свои  голосовые связки.
 

Но   ещё  через   какой-то  период,    вдруг вновь   раздался  какой-то громкий  звук, но несколько   иной, больше  напомнивший волчий вой  в   лесу среди ночного безмолвия,  украшенного только стоном сгибающихся под редкими порывами ветра   деревьев - это загудели водопроводные   трубы, что означало одно -    драчуны решили охладить  свой пыл,  и все дружно, ну,  или по очереди, их там, в этой бейсбольной команде,  было  трое,   принимают то ли ванну, то ли душ, и это  уже,  когда начало  светать, а на часах пробило шесть.

То есть луна давно покинула свой сторожевой пост,   уйдя  с проснувшегося, порозовевшего от счастья  небосвода,  а  солнечное светило  заняло её место, которое по любому, если свято,   пусто не бывает. И начался новый день.

   Эпилог

После,  наконец-то,  наступившей, а главное, такой долгожданной  тишины, а это был  полдень,   12 часов, как уже говорилось,   наступившего нового    дня, они, те, что были    соседями   сверху,  всё тщательно  пропылесосили, и  такое тоже  уже случалось, и не раз,   и потому было тоже  ожидаемо,   ещё и эти,   раздающиеся звуки от уборки пылесборочной машины, ликвидирующей    последствия   ночного шума.

Короче, всё произошло, как обычно, как по написанному сценарию и отлично сыгранному его героями,  и даже то, что в начале этой соседской игры в гандбол или волейбол, что уже было совсем не важно, игра, она всегда остаётся только игрой, когда  мною было  сразу  замечено, что завтра  они  будут пылесосить квартиру, это тоже оказалось обычным явлением,  потому что,  как сказалось, так  и сделалось -  пропылесосили!   И   это уже не шутки, потому что,   такие вот  у нас соседи с верхнего этажа, чистюли,  или больше всё же   чистоплюи на других, как бы, кто случайно  не подумал, что бузотёры,  потому что, это совсем не так, это просто наши  соседи сверху.

14/04/2018 г.

Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218041401534 

http://www.proza.ru/2018/04/14/1534

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded