Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Его улыбка

Они встретились в скайпе.

Сначала за лёгкой дымкой экрана появилось нечёткое изображение  двух глубоких морщин на лбу. Потом показались очки,  а за ними глаза, недобро,  коротко,  пытливо взглянувшие на неё,  сходу оценившие ситуацию. Больше он не неё  практически не смотрел, продолжая разговор,  глядел куда-то вниз,  мимо экрана.

Каждый раз,  узнав,  как продвигаются дела,  минут через пять,   сворачивал разговор и опять пропадал.

Наконец встретились.

Всё  те же глаза,  уже без особого интереса посмотревшие,  но обозначился жёсткий рот и  довольно морщинистая  шея уже пожилого человека.

Повёл в театр,  как и обещал ранее.  Наслаждалась музыкой, давно утраченной атмосферой,  душа взлетала вместе с  нотами,  пела и даже смеялась от мимолетного счастья.  Почувствовала мягкость его ладоней и ощутила лёгкую приятность прикосновений.

Во время антракта слушала его тихий разговор ни о чём,  пыталась понять о чём говорит,  но за тихим голосом ничего не слышала и сама в ответ  почти молчала.

 В гардеробе,  взяв свое пальто,  медленно отошёл в сторону.  Она оделась без его помощи    и они вышли за пределы  театра.

Погуляли по морозному воздуху, взявшись за руки,    и разошлись.

Уже возвращаясь обратно,  глядя на    сидящего  напротив  пожилого человека, увидела    тусклые поблекшие глаза   и вспомнила  только что его.  Он был гораздо старше,  чем представился.  Взгляд тусклых глаз выдавал его с головой.

Посидев в интернете,  зная только две первые буквы его фамилии,  нашла –таки и поняла,  что не ошиблась.  Возраст – это только число. Ему было семьдесят.

Приехал к ней с бутылкой, с   готовой закуской. Накрыла стол,  вскипятила чай. Почти пять часов провели между кухней и комнатой в порыве безудержной страсти. Её  тело трепетало,  как струны  музыкального инструмента  под умелыми  пальцами  профессионального   музыканта.  Провожая его,   понимала,  что её  не услышали. Когда чуть не упал со скамейки, потеряв ориентацию под действием   винных  паров,   вспомнила как в детстве её   тётка  говорила своему мужу:  «Ты же,  старый дед, посмотри на  себя. Тебе не стыдно?  Стояли с другом,  обнимали  телеграфный столб.  Разве можно так пить в твоём возрасте!?» Ситуация повторилась почти один в один, но только  теперь уже  с ней самой.

Встретились ещё  несколько раз. Уже только слушала, даже не пыталась говорить, понимая, что всё  равно не услышат.

Сделала выводы,  вспомнив всё  то,  что  говорил,    и написала,  укоряя  в недалекости ума и нежелании  знать чьё -то мнение.

Через некоторое время  поздравила с юбилеем,   пожелав,  чтобы ещё  было много таких круглых дат и посетовала  на то,  что он был лучшим,  жаль,   что так и не поняли друг друга.

На что получила ответ -  что,  если хочет,  может  продолжать в том же духе,  но нужно  не забывать и о здоровье.

 Возмутившись,   написала:  « Мое послание тебе вовсе и не требовало ответа. А то,  что ответил и  ещё как,  только лишний  раз подтверждает,   что моё   первое впечатление о тебе не  было ошибочным.  Совершенно не жалею,  что извинилась перед тобой. Хотя обидеть тебя  весьма сложно, не слишком утонченная натура, однако,  видимо,   «князьёв» в роду не было.  А что  касаемо, как говорят -   иногда возраст приходит с мудростью, а иногда возраст приходит один,  так  это точно к тебе»


    Прошло время. Умный,  эрудированный  и кажется даже  с понятием, часто повторяющий:

 « А главное,  помните  простую истину  -    всё  жизни должно быть  поровну: и того,  и другого,  главное не терять надежду, вы  помните? -  «...умру от тоски,   но с надеждой,  а это всё  в корне меняет ...» - цитатой из   Шуфутинского заканчивал он  свой очередной  философский   монолог.

И они и впрямь  рассуждали  на философские темы,  о смысле земного существования  и бытия,  на темы  литературы и искусства.  Неожиданно она узнала,  что читающая и при этом размышляющая женщина,  по его мнению,  это  нонсенс  и  что встретил такую,  впервые.  Но после её  фразы,  о том, что   кажется,  она  не ошиблась, сказанной ею  впопыхах, о том, что   ему  есть, о чём рассказать,    о наличии большего количества серого вещества,   произошло неожиданное  -  ей  на мэйл пришло странноватое письмо следующего содержания:  «Спасибо за оценку.  А это мой тебе сувенир в твою коллекцию.  Рассмотри поближе»

Вспомнив манеру  написания,  всё  без заглавных букв,  почти без точек и запятых,  короткое небрежное  « о. к.»  и ещё  кое-какие мелочи,  всё  сопоставила и убедилась  -  Он,  которого упрекнула в недалекости ума. Он, тот, которому уже 70. Но ведь не в возрасте дело.

Поприбывав в шоке минут десять,  всё же написала ответ:

 «А  ведь  оценка-то  была весьма объективна.  Разве ты не рад? Что касаемо коллекции,  то это, уж  прости,  моё личное  дело,  что мне делать по жизни.  Ну,  а  если ты меня принял за ту, за которую принял,   то это, милый мой,   твои проблемы.  Меньше надо было пить,   когда приходил,  был бы более адекватен».

 После этого её   послания было ещё  несколько с  ёрническими предложениями продолжить дискуссию на начатые темы,  желанием послушать его и прочее.  Ответов больше не было.

 Она  продолжала писать,  бить по больным местам, вспоминая  обсуждаемое… Писала и не сомневалась в том, что пишет: «Но,  помни,   врата Господни одни,  а дороги за ними расходятся.  И  душевное агония это нечто…»

Наконец,   ей  надоело, она  позвонила,  пожелала,   чтобы душа его не слишком мучилась,  покидая его бренное тело,   и сообщила,  что доставать его не будет,    тем более,  что уже опоздал.   На что всё же пришел ответ со словами: «Молодец!»

Примерно через месяц  ей  на скайп кто-то написал:

 « Откуда ты, прекрасное дитя?»

 Решив,   что это ошибка,  ответила, не задумываясь:

    « Ты бы меня удалил из скайпа,  что  ли,   а то уже контактом ошибаешься »

    «Разве? Ты удали,  я не смогу… »

    «А что вдруг случилось?»

    «Но ты же доказала, что так бывает… »

     «Что? Нонсенс?»

     «Ну, да.  А можно тебя увидеть сейчас, в скайпе? »

И снова,  как тогда, почти  много лет назад, почти спустя   вечность,  за той же лёгкой дымкой экрана  появились  глаза,   смотрящие уже не вниз,  а  прямо в глаза,   с лёгким  удивлением и  мягкой  добротой.  А главное,  его   жёсткий рот раздвинулся в удивительно  приветливой,   такой непосредственной улыбке…   Он подарил ей   свою улыбку!

Ещё   долго  пытаясь заснуть,   в её,  прикрытых полупрозрачной негой,   глазах стояли его глаза  и  подаренная  им  -   его  улыбка.

02/03/2018 г.


© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218040201290

http://www.proza.ru/2018/04/02/1290


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Моралист

    Он аморален был уже лишь тем, Что обвинял других в отсутствии морали, Не зная броду, он совался в воду, К тому, с кем не был…

  • Вся жизнь на экране в кино

    Дождь на экране и в жизни дожди, Капли воды, что стекали с души, Мокрые лица, что мокли в ночи, Будто бы крики поникшей души,…

  • Нравственно глухой слепец

    Ты ему об Иване, а он тебе о болване, ты про то, что не Фома, а он тебе, нет, Ерема, что Ерема есть Фома и тот болван…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments