Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Обратная реакция

Нескончаемые ураганы в космической галактике, бушующие ветры, несущиеся и обгоняющие   скорость света по мёртвой красной   планете, на которой давно прекратили жизнь живые существа, с гораздо меньшей скоростью и силой доносились отголосками до той звезды, населённой не высокоразвитыми гуманоидами, а теми, кто,  по мнению некоторых имел своим предком обезьяну. И каждый из этих, населяющих живую планету под названием Земля, которую сопровождал ни один спутник,  смотрящийся,  будто малюсенькая песчинка,  из  того космического пространства,   по - разному ощущал  все эти погодные коллапсы…

 Кто-то, схватившись рукой за голову  по утру,   так и шествовал в такой позе  до конца дня. А кто-то вообще, не смог подняться с кровати. Кому-то подали в постель крепкий чёрный кофе, и он, будто получив заряд бодрости от батарейки, резво,  чеканя шаг,  направлялся  в сторону своего офиса, не оборачиваясь на шумящий и постоянно догоняющий его  ветер, будто он и не залетал ему,  прохожему, в уши и не шептал что-то сладкое и умиротворённое. А потом, разогнавшись изо всех сил,  вновь гнал в нужную сторону.

 А Софья, вот уже,  кажется,  пятые сутки совсем потеряла покой и сон. Нет, для беспокойства не было повода. Просто ей не спалось. Конечно же, как только темнело за окном, и на небе начинали мерцать первые звёзды, она вместе со всеми жителями города залезала под одеяло, уютно устроившись на своём диване, положив голову на мягкую подушку, и,  сомкнув веки, пыталась заснуть.

Но ухающая компьютерная сова не давала покоя. Она  постоянно  напоминала о себе, тихо посмеиваясь в клюв, от чего выглядела, будто вот-вот чихнёт, но никак у неё не получается довести  начатое  дело до конца. Она начинала раскачиваться, сидя на ветке в ночном дремучем лесу, потом откидывала назад большую голову, покрытую пёстрым серым  опереньем, и выдавала какое-то несуразное хихиканье. Но всё равно, казалось, что она всё не может чихнуть, а нос её  очень хочет этого.

Эту графическую  картинку со смеющейся совой прислала Софье её дочь, чтобы поднять матери настроение, потому что та всегда говорила, что смех Иды напоминает ей уханье филина. Но создатели предполагали, что  смотреть надо  на  эту совушку на ночь глядя, дабы потом заснуть в хорошем расположении духа.

А у Софьи вместо того, чтобы закрываться,  глаза, наоборот более,  чем широко   открывались  в момент, когда птичий клюв начинал кивать из стороны в сторону, а сама сова громко надрывисто хохотать. Потому что это не было тихим убаюкивающим хихиканьем, а  каким-то  взрывоопасным гоготаньем, совсем не напоминающим птичье колокольчатое  щебетанье, переливающееся по утрам за окном и в поле, когда ещё кукарекали петухи, а потом филин возвещал о наступлении ночи.

В общем,  видно, создатели не до конца продумали действие на некоторых людей этой компьютерной картинки, как и сама Ида, которая очень сочувствовала своей матери, потерявшей покой и сон на время этих ураганов, доносящихся с других космических тел из общей галактики  до нашей огромной планеты, на которой, конечно же,  не только  Софья ворочалась с боку на бок на своём диване в  бесполезных попытках всё же хоть чуть-чуть поспать.

А её дочь, сначала приславшая эту птицу для поднятия настроения, а потом, перед самым сном зашедшая к матери в комнату, нагнувшись, долго уговаривала Софью поспать, чтобы та не думала ни о чём плохом, ни о тех ветрах, несущихся по мёртвой красной планете,  вот уже какие сутки  со страшной скоростью,  и сметающих  наступившую в глазах женщины сонливость здесь,  на Земле… чтобы просто спала и спала… И вот так, покачивалась над матерью, сначала,  напомнив присланную сову на той ветке в дремучем лесу, а потом, когда Софья  вдруг приоткрыла чуть-чуть глаза  и неожиданно  громко и чётко выпалила: « Что ты раскачиваешься надо мной, как очковая змея?» И, тут же,  согнув в локте поднятую руку,  изобразила это движение, а следом, приложив сложенные колечками пальцы к глазам,  повторила то же самое.

В тот же момент,  навеянный совсем другими воспоминаниями сон,  испарился в доли секунды, перекатившись в хохот, уже  больше напоминающий уханье компьютерной совы, тоже присланной на ночь глядя, но почему-то вызвавшей совсем противоположную реакцию в настроении женщины. Она вновь не спала. Теперь уже совсем до утра, громко  и заливисто хохоча, всё представляя периодически дочь, в надетых очках и очень напоминающую ей очковую змею, раскачивающуюся над своей жертвой гипноза.

А за окном затихали не только  жизненные  коллапсы. Ночь,  расцветшая утренней зарёй, напомнила о засыпающих  в это время дня совах и филинах, и женщина вспомнила, что тоже по жизни была совой, уютно свернувшись  клубочком на  своём диване,  уже тихо сопела, не ухая и не смеясь, усталость, сморившая её  за всё это время,  сделала своё дело. Да, и Марс смилостивился, наконец,  вместе с Луной, остановив на время приливы и отливы, ветры и ураганы, чтобы люди на планете Земля смогли не только поспать, но и проснуться бодрыми и счастливыми,  и даже без лишних электрических зарядов отправиться вновь на работу, сопровождаемые лёгким ветерком, совсем не похожим на только что состоявшуюся непогоду….


© Copyright: Марина Леванте, 2014
Свидетельство о публикации №214111300061


http://www.proza.ru/2014/11/13/61
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Желаемая оккупация

    Интересно, журналист, берущий интервью у Петра Авена, знает, кто он такой, уж со слишком большим пиететом он к этому подонку и…

  • Стратегия самопиара

    Проработав всю свою жизнь на должностях не выше продавца - кассира с кладовщиком и официантом, решила, что хочет чего -то…

  • Друзья

    Звоню как-то своему старому приятелю и бывшему коллеге по работе, узнать, как у него дела… Мы с ним в одном дворе жили и в…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments