Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Categories:

Замочить вурдалака Сталина

  «Ненависть  не делает  людей  добрее и красивее, она не делает их  счастливее. Чаще всепоглощающая ненависть сжирает  их   заживо, а следом   дотла  сжигает  их  внутренности, не оставляя ничего от того, что только что называлось человеком…»

( М.  Леванте)


    В жизни каждого человека есть памятные даты, которые он отмечает лично, или с друзьями, или даже со всеми гражданами своей страны, так называемые общегосударственные  праздники, многие из которых в советские времена значились красным днём в календаре. Правда к этим памятным датам относятся не только чьи-то дни рождения, но и дни, когда люди понесли тяжёлую утрату, то есть умер их родственник или всем известный государственный деятель, что тоже может явиться очень значимым событием в его личной жизни. И таких  деятелей на всех вехах исторических витков в любой стране мира хватало, которых помнят, ставят им памятники, к которым потом   возлагают цветы, некоторых почитают за особые заслуги и совершенные   благие дела, а к некоторым испытывают чувства неприязни, потому что их дела не оказались благими, а наоборот.

Но история вместе со временем, в котором происходили разные события, о которых по разным причинам нет возможности забыть, остаётся всё же,  всего лишь историей одного государства и его народа, а для следующего поколения этой страны так и вовсе является просто учебником по истории, пролистав который, они могут узнать, как было тогда, когда их ещё не было на этом свете, как жили их ближайшие и дальние предки, кто из них пострадал в борьбе за справедливость,  и  кого незаслуженно погубили, а  кого вознесли на пьедестал всеобщей  почитаемости.  Но по любому, для многих все эти события являются уже сложившейся исторической данностью, оставшейся в прошлом, о котором многим суждено узнать в теперешнем настоящем и что-то перенести, как уроки истории, в будущее.

И не всегда то, что приходится узнавать спустя уже столетия, радует глаз и душу, учитывая ещё и  тот факт, что наука история всё же близка  к мифологическому изложению,  когда факты из состоявшихся событий тех лет доходят до дней сегодняшних  в сильно искажённом виде, а когда и наоборот, когда всё происходило, преподносилось по одному, а когда  дошло до наших дней, то оказалось на поверку жестокой истиной, вызывающей бурю негодований и возмущения, а в ком-то засевшей в самом сердце острой иглой ненависти к тому историческому персонажу, из-за которого, возможно, пострадали его предки, и не только, а произошло массовое истребление того народа, который находился на территории, которую завоевал уже ставший исторической фигурой   какой-нибудь полководец, оставивший после себя не лучший след разрушений, принесший много горя в судьбы многих людей, которые оказались  поломанными, но и восстановить уже состоявшуюся несправедливость нет никакой возможности – нет тех людей, которым нанесена была  такая жестокая обида, есть только их потомки, нет и  главного виновника тех событий, то есть всё это уже историческая данность, тот учебник истории, в котором он возможно, даже прочитает про своих предков, пострадавших в одной из исторических эпох, что не отменяет того, что всё уже в состоявшемся прошлом, пусть и узнанном в теперешнем настоящем.

Но мало   кто отмечает сейчас в российском   государстве,  день рождения, скажем, Суворова, его победоносный, а на самом деле, как теперь нам известно, не очень,  переход через Альпы, мало кто помнит даже дату смерти Леонида Ильича Брежнева, хотя он умер  в недавнем прошлом, но, видно не был покойный  генсек,  какой-то выдающейся фигурой, а наоборот запомнился многим своими троекратными смачными поцелуями и вставными челюстями, которые мешали гражданам той страны до конца понимать, что говорит их вождь, коем являлся на тот момент товарищ  Брежнев. Короче, ни день рождения, ни его день смерти никто уже даже не вспоминает.

А вот значимой    фигурой, такой, что запомнилась она, эта фигура, вернее, её деяния, которые отголосками тех лет до сих пор звучат в ушах многих  лет сегодняшних, и не тот, что страну  советов развалил, а наоборот, тот, кто её создал,  явился  один из исторических персонажей по фамилии Джугашвили, носившей кличку Коба и имя-псевдоним  Сталин, под которым и умер в 1953 году.

Кстати,  это  имя -   Сталин,  означает  предрасположенность к жизни подвижника. Человека,   способного  на жертву даже не ради какой-то высокой цели, а просто потому, что "может себе это позволить". Отдать любимую игрушку. Отказаться от личного счастья ради счастья другого человека,  для  которого  просто  должен   быть кто-то, к чьим ногам можно "бросить весь мир". А иначе жизнь не будет иметь смысла.

 Потому и  успевший   перевернуть жизни огромного,  многомиллионного количества  людей, Иосиф Джугашвили, ставший Сталиным,   на долгие годы так и  остался в памяти даже   у их потомков,  бросив к их ногам,  что-то настолько новое и ужасное,  что  некоторые до сих пор не могут избавиться от чувства всепоглощающей   ненависти к герою не их вообще-то романа, а к тому, кого давно нет на этом свете, он просто умер, ещё в 53-м  году, и  уже  прошлого столетия.

 А эти ненавистники его деяний, как ни   странно, по большей части во времена творимых им гнусностей,  даже и  не жили, или не родились, или  застигли момент   его присутствия   на политической  арене той  жизни в возрасте святых младенцев, то есть узнавали по большой части  о Джугашвили из учебников сначала тех лет, а теперь штудируют новые  источники, которые до сих пор  хранились  в архивах,  а их обналичили, а некоторые, к  их глубокому сожалению, так и не обнародовали.  Но вытащенная на поверхность правда    их  настолько  шокировала,  что они записались добровольцами в антисталинисты и главным   смыслом своей   жизни сделали идею замочить вурдалака, или упыря  Сталина, о котором такие подробности теперь узнали, что потеряли  покой и сон, будто всё это, все его преступления снова стоят на пороге,  но уже 21 столетия, и чтобы не допустить  повторения прошлого в сегодняшнем настоящем, надо замочить прах Сталина и особенно важно это сделать в очередную  дату  его смерти.

   Это и есть та самая когорта людей,  у которых памятные даты в их жизни какие-то особенно-специфические, по  сравнению с простым юбилеем какого-нибудь родственника или с  простой  общегосударственной    встречей  нового года. Тут всё гораздо серьёзнее, если не сказать, что сильно попахивает почти медицинским  диагнозом. Только вот какой же из врачей, мог бы  оказать им помощь,  потому что психиатр тут вряд ли уже справится, может быть,  хирург, тот,  что мозгоправ, а скорее всего, всё же  простой проктолог, потому что всё  у  этих людей,    как-то  больше через задний проход  происходит. Ибо, когда  человек, историк, то есть ему по проф.  статусу положено заниматься сталинизмом и той эпохой, это одно, но, когда он из одной темы делает какое-то свое хобби, то есть, тебя спрашивают: "А какое у тебя хобби в жизни?"  - "Да, вот, мочить Сталина и сталинистов",  - отвечает он, и даже не задумывается, как это выглядит со стороны -  это нечто другое.

Потому что,  ведь всем  понятно, что, сколько бы старые и молодые приверженцы того,  красного социалистического  режима не размахивали своими флагами, того строя не вернуть, то есть  социализма, как бы они не  хотели, и не старались, больше на этой территории не построить, как и Сталина с Лениным не воскресить. Что это и есть та самая историческая данность, в которой и присутствуют все преступления, совершённые  Сталиным  и тем  режимом, которые до сих пор вызывают у некоторых  столь жутчайшие    приступы  ненависти.  Так зачем тогда мочить?


Тем не менее,  мочат, причём и те, и другие, что значит сталинисты мочат   антисталинистов   и наоборот. У тех, тоже такое своеобразное хобби, всё больше напоминающее тот задний проход, который надо бы обследовать проктологу, чтобы они от своей присутствующей  ненависти совсем без внутренностей не остались, этим важно   собрать  побольше данных  о том, какой Джугашвили был хороший    и как хорошо было при советах жить, что никакой он не был не  упырь, а справедливый правитель, всем бы  такого, и наступил бы просто  желанный  рай на земле. Короче, хобби называется собирательством,  не коллекционированием  значков  или  марок, а собирательством   фактов,  для того,  чтобы  следом  противопоставить их  один  другому,  а  потом начать мочить, тоже один другого.

Сказать, что кто-то из  этих любителей этого  хобби  в чём-то  сильно лучше другого,  не получается, потому что их методы "мочилова" вообще не различаются.  И даже наоборот,  их объединяет одна, ну,  очень замечательная черта, помимо одинакового хобби,  это всепоглощающая ненависть друг к другу,  и ещё,   у одних -  к Сталину, называемому ими чётко и безоговорочно,  упырём, а у других просто к антисталинистам, уже  без конкретного вождя и предводителя, то есть, без определенной исторической личности, оставшейся в прошлом, которую тоже можно было бы отнести к  упырям  и   тоже замочить в определённую дату. То есть, они  готовы все   дружно  драться не на жизнь, а на смерть,  защищая каждый  свою историческую правду, когда для одних она одна, а для других вторая, но обе,  тем временем, давно   изложены в учебниках истории, и  не важно,  откуда взятые,  из  архивов  ли КГБ или написанные   советскими историками-коньюктурщиками, которые существовали во все времена, не только во времена счастливого  советского социалистического строя.

Правда, нет, есть ещё один,  объединяющий,  эти противоборствующие воинствующие стороны,  фактор, это то, что они работают на общественных  началах, то есть на безвозмездной основе, ну, или, что бы было  понятнее, чисто в советских традициях участвуют в субботниках,  одни в антисталинских, а вторые -  в знакомых  ленинских. Но  при этом,  и те,  и другие этими методами мечтают разделаться друг с другом, как раньше актуально было решить  окончательно еврейский вопрос.  В общем, одни имеют цели один в один с другими, ибо сталинисты просто мечтают снова оказаться в советском союзе, а их противники, имея уже лозунги по типу: "гори в аду упырь синим пламенем", создать антисталинский союз республик, ну и, собственно, воспользоваться   теми же методами  его  построения,  просто  воткнув по какому разу осиновый кол в тлен почившего в прошлом веке  вождя тех, кого они без стеснения, называют  красными существами.

А между тем, среди тех,  обозначенных существ, есть и те,  чьи предки,  возможно,
 для них  же  отвоевали  их  общую  землю, на которой они сейчас пышут ненавистью  ко всему советскому, без разбора клеймя и проклиная  и   тех людей в том числе, на костях и крови которых строилось то государство, во главе с красным монархом, по кличке Коба.  Но и это не берётся в расчёт   ненависть никуда не девается, а   продолжает расти.

К тому, что понимания, что у одних, что у вторых, и что одни, что вторые не способны понять одной простой  истины, что это история, да,  и  их   обоюдная   история,  тот учебник, где всегда будет   только полуправда, и полуложь, и,  даже, если обнаружится  горькая  правда, то она уже может быть  только  исторической, из далёкого  или не очень прошлого. Но прошлого ведь!

Но как доводы одних не действуют на  других, так и взгляд со стороны их не отрезвляет, не заставляет  думать как-то  иначе, а не только  через задний проход.

   И потому:  задача как  одних, так  и  вторых,   стать   жеребцами, запрячься   в одну упряжку, встав под одну деревянную   оглоблю,  и с фанатичным блеском в глазах,  прикрытых уже  шорами,  а не розовыми очками,   дружно тащить  за собой колесницу,   пытаясь   по дороге зацепить ею  как можно больше мёртвых спартанцев, чтобы можно было ехать дальше и в таком многочисленном уже составе мочить сталинистов  или их антиподов,  собрав на тех и других, собиратели же,  побольше компромата, что сути этого действия     уже не меняет.

   И потому:  у соратника Сталина  Ленина, если не  все это знают,  был нейросифилис, будто это что-то изменит теперь, и  он выздоровеет  тогда, и передумает устраивать революцию в том 17-м году, а на резонное заявление:  неужели в это ещё кто-то верит, -  следует ответ, что так всё было плохо тогда, ну, те массовые многомиллионные жертвы, что просто очень хочется верить, что было ещё хуже.

   А то, что    с больного тогда  и взятки    гладки, и  кому нести тогда  ответственность за совершённое зло, если спустя короткий срок, великий вождь мирового  пролетариата Владимир Ульянов-Ленин,  бойко раскатывал в колясочке  по своему имению в Горках и мычал, словно пресловутый Шариков с интересным диагнозом, означающим полное слабоумие.

  А зачем тогда ещё и мозг этого нейросифилитика подвергли тщательному изучению после кончины его обладателя?

  Что, хотели убедиться в том, что всё, что было дальше -  революция, голодомор, самая страшная в мире война   и нескончаемые  жертвы с массовыми  захоронениями -    это всё был  плод больного воображения или результат деятельности мозга, поражённого столь нелицеприятным недугом?


   А кто тогда все те, кто пошёл на поводу у  больного нейросифилисом?


   Это ли не страшнейшая   дискредитация тех, кто погиб в кровавой советской мясорубке и только  потому, что   кому-то захотелось  доказать,  или  возникло  желание  поверить, что всё  было ещё хуже,  и правда была  ещё  чудовищнее?


Но все эти доводы не пробивают, они продолжают настаивать, что так всё и было, один, больной нейросифилисом, а не получивший инсульт с обширными поражением головного мозга, а второй просто негодяй, степень  негодяйства которого,   чтобы доказать,  вообще-то  совсем не надо  передёргивать,  и называть идиота ещё бОльшим идиотом.

Но спустя время,  когда споры всё не утихали, уже становилось   понятно, нет диагноза - негодяй, есть только сифилитик, и все большевики хором, логично,   страдали сифилисом ещё и головного мозга.

  Да, ничего не скажешь, ненависть настолько застилает глаза и даже ум, что понимаешь, как страшен этот порок человеческий, ведь большевики  мучались    абсолютно  тем же, ненавистью, но к своему классовому врагу, изничтожить,   которого поставили своей целью.  Одна ненависть порождает другую, как закономерность.  И вот  результат, когда вроде, только что, умный становится дураком, и нет возможности  отделить котлеты от мух на собственной же  тарелке, чтобы не отравиться.

Но,  тем не менее, для кого-то такое так и остаётся доказанным фактом.

 И потому,   определённая, и конечно же,  глупая,  категория "отрицальщиков" коммунистических преступлений может  спокойно читать и не реагировать на телеграммы Ленина по расстрелам, его патологическую русофобию, потому что,  считают будто бы, они это  давно опровергли, но если появляется текст о связи сифилитика Ленина с Зиновьевым в шалашике, допустим, у того же просоветского Матвеичева - немедленно заявляются кучи вопелок:  ах, ты ренегат, да как ты смеешь поливать нашего Ильича грязью, это всё фальшивка, а-а-а и т.д."

И вот  тогда,   это  уже от каждого в отдельности  зависит, будет ли он пытаться и дальше   с такими красными существами   беседу  вести  и в каком формате, не все, однако,  могут крыть матом  в ответ, хотя ласково их  называть, как говорят антисталинисты о своих противниках   антиподах,  существами,   всегда можно, и потому, когда  некоторым из этих существ   демонстрируются  фото   голодоморов,  -  а  они   ругаются, на такое, то это   ничего, и  можно  сочувственные цитаты "на подыхание Джугашвили от русских процитировать"   по типу,  "наконец, сдох, коммуняка." В общем, кто как развлекается с ними, с этими  существами.

   Как и  красные,  тоже   существа развлекаются с антисталинистами, ибо и тех и других поглотила глубокая ненависть друг к другу, уже сожрав до конца все их внутренности,  и не оставив ничего человеческого от людей, которые   и,  впрямь, по праву могут называться существами,  без градации  ни на тех,  ни на  других.

И потому сказанное  «А гадости красные пусть вкушают, хоть что-то для них не жалко» имеет  непосредственное   отношение и  к тому, кто это сказал,  а не только  к тому, кому это предназначалось.

Методы-то одни, не только  собирательство сплетень, называемых компроматом,  как  и  уровень понимания просто один в один.

   И   потому к очередной годовщине смерти Сталина снова  надо  замочить вурдалака.

И для этого все средства  хороши, и можно вспомнить,  как листая  книжицу  "Крамола. Инакомыслие в СССР при Хрущёве и Брежневе",  сделал выписки  о том, как реально относился народ к Сталину.  Это  ведь  сейчас рассказывают о нём  сказки, как  о великом менеджере, который принял Россию в лаптях,   а оставил в калошах из американских шин.  А    народ ещё  тогда на своей шкуре все прелести сталинского социализма  испытал и вытерпел,  и   знал    истинную   цену всем его   достижениям,  и потому  сюда можно приобщить    сказанное  колхозником   с Дона  Г.М. Гладких в ответ на сообщение о тяжёлом состоянии Сталина: "Взяли бы и отрезали ему ухо и сбили кровь. Козлам уши режут, и они живые остаются", и разнорабочей  из Риги Ф.И. Степановой, сказавшей: "Умрёт, тогда лучше будет.  Он ничего хорошего не сделал, а только организовал колхозы", и ещё заключённого  Ф.Н. Лобачёва   с  шахтёром А.С Трусом, которые высказались почти  одинаково, о том, как всем полегчает, когда издохнет руководитель партии советского государства, которому  хватит  уже издеваться над людьми.

Да и прежде судимый, не работающий и живущий без прописки в Тульской области А.П. Семёнов, узнав, что Сталин при смерти, и   сказавший   "Вот  хорошо, чтобы он скорее умер"   даже    перекрестился.  Мотористка из Вильнюса и она же  комсомолка Л.В. Биезайс тоже не заплакала, а радиотехник из Каунаса В.А. Пацевичус так и вовсе резюмировал:  "Ветер подул из Кремля, сам заболел и лечить некому, всех хороших врачей посадил".

И таких людей было не мало, а очень даже много, которые  могли бы сейчас произнести:

      "Гори в аду,  упырь Сталин, вместе со своим коммунизмом, партией и эсесэром!"

Но их всех   давно нет в живых, как и тех, кто всё же верил и  в дело партии, и  в того же товарища Сталина, но и тем,   и другим, тогда  хотелось чего-то хорошего в своей жизни, того, чего достоин любой человек, пришедший в этот мир, какого-то своего,  хоть   маленького личного счастья, которого одним пообещали,   а у других отобрали. И не вышло счастья ни у тех,  ни  у других, не у тех, кто верил Сталину, не  у тех, кто его ненавидел.

 Так рассказывает нам история  тех   лет, из ставшего уже прошлым    столетия,  когда умер Сталин, а до него Ленин, а потом и весь советский  строй, перестал существовать,    ставший историей нашей земли, русской, российской, пропитавшейся кровью бесчисленных жертв, и не только  сталинских репрессий и жертв военного времени, но и тех, времён, о которых мы тоже много читали и слышали, и это было очень и очень давно.

 И  всё равно,  ко всему этому, и,  не смотря ни на  что,  можно ещё добавить песню Галича, или Гинзбурга Александра, он ведь тоже почти в один  год с  революцией  родился, тоже  живой свидетель всех ужасов тех лет, правда, на войну в 41-м не попал,  у него врождённые проблемы  с  сердцем  были, но зато стал актёром,  а  позже и песни начал сочинять, исполняя их под гитару. Хорошие были  песни,  про маляров  и истопника,  и теорию относительности,   и  про закон природы,  и пока  его творчество было   безобидным  в политическом отношении, пока  он не написал  ещё и  свою пьесу «Матросская  тишина»,  в которой по  мнению властей искаженно   представил  роль  евреев в Великой Отечественной  войне,  до того времени всё у него хорошо было в стране советов,  пока ещё ко  всему прочему  и песню памяти Пастернака не исполнил, и просто  не стал член-корреспондентом диссидентского Комитета прав человека в СССР  и участником  петиционных компаний, вот,  тут его и лишили всех званий и просто  пришлось ему эмигрировать из страны.

Но вспомнить всё это в день смерти Сталина просто надо,  тоже же живой свидетель и угнетённый вурдалаком, кровопийцем и его режимом.

Только интересно  вот, а  если бы Галич, или Гинзбург, не важно уже кто именно,  но   вышел  бы к статуе  Свободы на Манхеттене, и там бы  спел  одну из  своих    песен, но  про плохой капиталистический строй, про сегрегацию чёрнокожих, про заключённых в Гуантанамо,   умер бы он тогда  от удара тока в своей  квартире, когда аппаратуру  «Грюндик» решил наладить, не будучи специалистом,    или сценарий его жизни иначе  бы  как-то  развивался, и президент  Америки так и  не вышел бы  из Белого дома и руку  бы  ему не пожал и другом своим  не назвал, а   в лучшем случае,  посадил  бы  барда    на самолёт и отправил     его   обратно   домой в СССР?

Но всё равно и  это роли не играет и вурдалак в очередной  раз, в  день своей смерти   должен гореть  в аду   синим пламенем под аккомпанемент  исполняемой песни Галича, про ту историю, к которой и он ни-ни, как и те,  для которых это только история и герои из той истории народа одного государства, который пышет ненавистью к упырю, что в соответствии со   славянской мифологией  означает живой или мёртвый колдун, убивающий людей и сосущий из них кровь. Или он же, но  вурдалак  -   мифический мертвец-вампир, которого, чтобы убить, надо в его тело  всадить осиновый кол.

Правда вот, как показывает практика,  сколько  не втыкай кол ненависти в тлен Сталина, или Кобы или Джугашвили,  всё он возрождается,  порождая ещё большее чувство ненависти,  поглощающее целиком того, в ком оно прочно поселилось, направленное не просто на мифический образ вампира, называемого упырём или вурдалаком,  а уже на книжного героя исторических реалий  прошлого, потому, собственно,  и неубиваем.

А может, всё же психиатр, коли внутренности от бешеной ненависти давно уже    все сожжены и сгорели и проктолог  даже  бессилен, хотя всё равно всё происходит  через задний проход -  и у тех,  и у других, что у   сталинистов, что у   их антиподов,  объединённых   одним общим качеством -  умением ненавидеть своё прошлое, хоть и с разных идеологических  позиций, не зная, что есть настоящее и даже будущее, для которого история  навсегда   останется  только историей,  не важно в какой цвет окрашенная, с каким количеством  жертв и победителей,  но из которой и слов не выкинешь, как и на новый лад которую  не споёшь.

Так  может быть,  надо её  принять  такой,  какая она уже есть, без чувства ненависти или гордости, просто как состоявшуюся   историческую данность, в которой ничего уже не изменить, а тем более, эмоциями и  переживаниями, нужно    её помнить и чтить,  и даже беречь, чтобы  уже  никогда не повторить  ошибок прошлого в нашем настоящем и  в том будущем, которое всё же однажды    будет. А каким оно будет, зависит от  того, с каким сердцем  мы в него войдём,  полным  ненависти или примирения с самими собой   и с нашей общей  историей.

5.03.2018 г.

Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218030502106

http://www.proza.ru/2018/03/05/2106

Subscribe

  • Ты мир ассоциировал на русском

    Язык, что дан тебе с рожденья, Не должен стать тебе чужим, Ты, оказавшись на чужбине, И влившись в чуждую тебе среду, Не…

  • Обещал носить на руках

    Он был немолод, почти что стар, но в свои почти 60 таковым себя не считал, зная, что мужик и в 80, и в 90 ещё тот…

  • Пресыщенье

    Откуда в людях столько неуемного желания учить, Как будто страсть не удовлетворенная годами, Откуда в мире столько умных? Где…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments