Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Дурачок с айфоном

Морозным днём, на меленькой улочке города N   открывались двери небольшого банка, пропуская людей внутрь, следом залетали белые пары ледяного воздуха, окутывали холодом сидящих уже там  посетителей и вновь с треском закрывались.

За окошками из оргстекла  сидели операторы, производя какие-то действия,  внимательно  глядя в мониторы стационарных компьютеров, попутно задавая вопросы клиентам, подолгу  мявшимся около длинной стойки.

В очередной раз открылась и закрылась  массивная  входная дверь, пропустив в середину зала мужчину средних лет в надетой кожаной куртке-косухе, который,  постояв некоторое время среди немногочисленной  толпы, медленно полез в карман чёрных джинсов, потом в том же темпе вытащил руку, в которой  теперь уже поблескивал   мобильный телефон. Так же размеренно сделав непонятный жест, как-то хитро  при этом,  вывернув ладонь кверху, он с напряжением во взгляде уставился в дисплей, на  темнеющей поверхности которого неохотно высветились какие-то буквы, означающие название данной модели. И вот,  в такой вот  позе  и завис этот  мужчина, застряв посреди банка и посреди почти отсутствующей толпы посетителей,   всё так же с упорством  пытаясь что-то разглядеть на экране телефона.

В этот момент один из снующих туда-сюда менеджеров, молодой человек лет 25-ти, худощавого телосложения, своей манерностью сильно напоминающий несоответствующую его полу ориентацию, почти пробегая мимо, заострил своё внимание на технике, лежащей в ладони нового клиента. Подойдя ближе, он тоже уткнулся, глянув  через плечо мужчины,   в экран мобильного телефона и через секунду, почти постучав того  по плечу, со знанием дела  произнёс:

   - Хороший аппарат...

Человек в кожанке сходу   радостно заулыбался в ответ. Ну, как же, это же был всем известный айфон, наличие которого, означало ни что-нибудь, а  престиж.

Потому что с  некоторых пор стало престижным обзаводиться такого рода мобильными телефонами  -   с многочисленными функциями,  мелодиями, играми, с сильной  фотокамерой  и прочими, по сути,  не ненужными наворотами.   То, что через минуту после полученного одобрения  своей вещице,   этот  клиент обратится к менеджеру с вопросом о помощи -  у него и четыре почтовых ящика  имеется, но вот, не в курсе он, куда жать то, чтобы войти в один, потом выйти и зайти в другой, что  будет   выглядеть   как-то абсурдно,  сам он этого  не понимал,  ведь    то,  что предусматривалось    изначально, то есть войти в банк с видом крутого бизнесмена,  вынуть из кармана игрушку, достойную восхищения, он уже сделал, то есть произвел должное впечатление на окружающих, занятых при этом каждый своей проблемой.


                                ***

   Когда на политической арене российского  государства произошли очередные перемены, вылившиеся на этот раз  в четыре  года президентства  человечка небольшого росточка, собственно,  почти,  такого же,  как и  предыдущий, рядом с которым,  он,  чеканя шаг и пытаясь попасть с ним  в ногу,  гордо вышагивал по Красной площади под белыми кружащимися снежинками наступившего нового года, а следом  правление которого ознаменовалось новыми микро технологиями,  названными нано-, и который  запомнился  всем гражданам этого  государства исключительно   своим   прозвищем, которого он удостоился, приобретя престижный, в своём понимании, мобильный телефон, а именно  - «дурачок с айфоном», и вот,  с того момента и  стало  модным не только носить с собой  такой же  телефон,  как  у "дурачка с айфоном", но и делать с него   фотографии самого себя, называемые "селфи".  И в  народе началось ещё одно   просто  повальное  увлечение тем,  что  означало  некий статусный   престиж.

Да, это  считалось теперь престижным, изображать нечто  схожее с нарциссизмом,  когда ты,   глядясь  в камеру крутого  мобильника   ещё и  фиксировал этот момент, причём,   находясь при этом   в любом,  даже неудобном,   месте, будь то столик  в  кафе,  или ты  на своём  рабочем месте,  а   можно и удобно расположившись  в    зубоврачебном кресле,  широко открыть рот, и  желательно так, чтобы видны были все твои зубы - здоровые и ещё  больные,   и так и  зафиксироваться на  вечную память себе,  потомкам,  друзьям и знакомым. Ну,   или на худой конец, дозволялось, просто вальяжной походкой   направляясь в туалетную комнату,    идя по коридору офиса, куда ты явился вроде как  поработать,   на ходу  пощёлкать себя любимого, потому что все те, кто тебя знает и кто теперь узнает, какого цвета у тебя трусы, и в какой рисунок-в горошек ли,   или в жёлто-красный  цветочек, с нетерпением ждут тебя во всех соц. сетях разом,  и ждут, когда же ты выставишь, наконец,   фотосессию самого себя  из череды   сделанных селфи.

 Все  недочёты на  выставленных    фотографиях,   учитывая ракурс и прочие несовершенства такой фотосъёмки  можно потом  списать на то, что сделал ты всё,  как и  все, потому что это было  теперь  престижно  и просто  стало модно  и по-современному -  выглядеть  в полном соответствии с первым лицом  страны, и  с его прозвищем. То, что  выражение этого  лица, как и  твоего теперь   тоже,  при этом  порою очень сильно походило на того, кто с рождения не здоров и  с малых лет  принимает таблетки для поправки душевного не спокойствия, не волновало  всех тех, кто увлечённо и страстно  продолжал  страдать буйными  приступами   нарциссизма.

В общем, все признаки дурачка,  и  не сказочного  Ивана, а с айфоном,  не мешали некоторым  гражданам нашей  страны стремиться и дальше по нарастающей  к престижу, покупая мобильные телефоны именно этой модели, а потом и следующей, которая мало чем отличалась от предыдущей.


                                ***

   Женя не была исключением из общего правила. Она родилась ещё в Советском союзе, но большую часть  своей жизни всё же  прожила при новом строе, образовавшемся после 90-го года, при этом  помня ещё  те времена, когда синяя курица, купленная в соседней лавке, находившейся   рядом с домом, варилась часами,  или она же, но нашпигованная  рисом,  либо какой-то другой  крупой  с сухофруктами, а  чаще просто яблоками, ещё и посыпанная различными  специями,  долго-долго     жарилась в  духовке.

А после окончания школы, недолго думая, куда же  направить свои стопы для дальнейшего обучения, она  поступила в вуз,  готовивший  специалистов по туризму и сервису.  Правда, что подразумевалось под второй специальностью, не совсем было понятно,  но,  тем не менее, отучившись положенные четыре года,  Евгения  решила попробовать свои силы в менеджменте.  Посидев некоторое время  в интернете и  поискав должность в соответствии с полученной профессией, она   неожиданно откликнулась на предлагаемую  вакансию, которая называлась -  "менеджер отдела рекламаций" и работать предстояло в этой должности  в  интернет-магазине, который занимался  продажей  различной  бытовой  техники.

 На состоявшемся  собеседовании девушка  сумела  убедить руководство, что справится с поставленной  задачей,  не имея при этом ни опыта работы, ни знаний  законодательства. И...!  Предприниматели рискнули.  Она тоже.

  В течение долгих  трёх месяцев Евгения   плакала практически  каждый день, выбегая  на перекур, и выкуривая ни   одну сигарету после очередного разговора с каким-нибудь клиентом, который был недоволен  полученным товаром или  сервисом обслуживания. И  ещё долгое время она никак  не могла привыкнуть к гадостям и угрозам, что  не раз  слышала  в свой адрес.  И это   только из-за того, что у кого-то  не работала техника, а  ей говорилось: "Я найду тебя, твою семью и вые #бу вас  всех". Да, бывало и такое.

  Бедная девушка, привыкшая к любви и нежности с детства.    Она очень любила свою мать,  женщину высоко  образованную,  которая  всегда очень тонко    чувствовала людей, и просто обожала свою   старшую сестру, подарившую ей к очередному дню рождения  котёнка породы сфинкс, и которого она,  Женя назвала Персеем.

 И потому,  никак не могла она  понять, что же  это такое творится  в головах у людей, которые так яростно  негодовали,  и только из-за того, что при включении комбайна или микроволновой печи, обнаруживался брак, а  они считали просто  своим долгом весь свой негатив, полученный  при этом,   перенести  на кого угодно, и на работника отдела рекламаций,  в первую очередь.

  Родители и муж  Евгении были сильно   против такой  работы, видя на  утро опухшие глаза молодой женщины и понимая, что это не от очередного недосыпа, она так плохо выглядит, и  потому   частенько  даже   не уговаривали, а уже  настаивали на её  уходе.

  Но,   всё  продолжая выбегать  на  перекуры   после очередных разборок с недовольным покупателем, и  нервно затягиваясь очередной сигаретой,  Женя  каждый раз  рассуждала про себя:

  "Ну, хорошо,  допустим,  я уйду. Найдётся другой человек,  который с блеском возьмёт эту высоту. А чем хуже я?! Я не слабее. Меня взяли без опыта! Дали шанс! А я со слезами. А  чем хуже я?! Я не слабее!"

И снова,  как мантру она  повторяла и повторяла:  "Меня взяли без опыта! Дали шанс! А я со слезами покину это место?!"

   Сильная была, волевая девушка, привыкла бороться с трудностями, не останавливаться на полпути, идя  к желаемой цели.

И, вспомнив, чему учили в институте,  уроки психологии, Женя,   взяв себя в руки, начинала думать и действовать несколько  иначе.

  В процессе неприятного  разговора с тяжелыми клиентами она отстранённо    крутила  в руках  ручку или карандаш,  старалась не напрягаться во время беседы.  И, наконец,  что-то стало всё же  получатся.

При ней  приходило и уходило несколько менеджеров. Но они честно признавались через неделю, что это "не их".   А Евгения  не просто осталась, помня, что она борец, и что жизнь, это  вообще,  сплошное сражение, её даже через несколько месяцев работы  повысили  в должности. Она теперь  встала во главе отдела рекламаций, куда изначально поступила в качестве всего-то  менеджера.

Ещё,  будучи младшим работником в этой фирме, она как-то  с чувством делилась мыслями  с одним  из  своих  руководителей, стоя рядом с ним,   всё в той же курилке, и  поясняя  свою позицию в жизни  и то,   как собирается  работать:

   -  Наверное,  я ещё  молода и амбициозна, поэтому я считаю, что можно попытаться объяснить человеку то, чего он не  хочет понимать. Я убеждена в том, что если человек чего-то не понимает, это не значит, что он "тупой", возможно,  ему неверно объяснили.

А следом,  всегда помня, что была миротворцем  и философом в своей семье, затянувшись ещё раз, настойчиво при этом,   глянув в глаза  Олегу Петровичу, будто пыталась именно ему и именно сейчас что-то доказать,  добавила:

    -  Я нахожу силы объяснять, искать подход к каждому. Верю,  что люди поймут.
 Не меня. Не мою мысль. А то,  что  можно раздвигать собственные границы и выходить из состояния стагнации.

И  теперь, находясь  уже на ступеньку  выше, стоя  во главе всё того же  отдела рекламаций, менеджер по продажам  всё так же,  как тогда ту мантру, любила повторять,  что она не слабее:

  "Моя работа -  это результат борьбы. Чем я  и  горжусь. Для меня это победа. Работу свою люблю. Мне нравится помогать людям. Принимать решения. Нравится,  что кроме меня в рекламации никто не хочет работать из-за большого количества негатива, который я беру на себя. Я  - победитель,  в конце концов!"

И  теперь она уже  ни на минуту не забывала ни этой новой мантры, ни того,  что она руководитель этого отдела, в котором никто не желал оставаться надолго.


                              ***

   Однажды, уже почти оборвав телефонный провод, по какому разу пытаясь дозвониться до очередного недовольного клиента – его номер не отвечал, потом был занят, наконец, когда Игорь Николаевич взял трубку, Евгения   представилась руководителем отдела рекламаций  и приступила к выяснению ситуации.

То,  что эта информация не отложилась  у того в  памяти,  не сильно удивило. Она уже знала по опыту,  что  в первом общении  клиенты больше  слышали всё же себя,  так как звонили  с претензией, а значит, то,  что  на большей части их  головного мозга, как она выражалась, находилась  "вуаль", было   нормой.

 И вообще,   она  уже давно привыкла к человеческой,   по её мнению, глупости, когда клиенты,   как только не  называли её  отдел,   кто во  что,  горазд, что называется:  то   отделом  рекомендаций,  то отделом  дипломаций, а  чаще всего,   отделом рекламы и даже  отделом  деклараций.

  Иногда  такое  казалось ей смешным, но чаще  было всё же неприятно. Не потому, что обидели, а потому что,  не прощала она  людям глупости. Ведь  была она  теперь ко всему остальному начальником этого отдела, так неправильно называемого "людьми-невеждами".

  А Евгения  не  любила  невежд!  И потому  рублено-секущими фразами часто говаривала:

   -  Я не люблю невежд. Не читающих книг людей. Считаю, что есть возраст, согласно которому взрослый человек не имеет права быть бестолочью. Не люблю тех, кто говорит, что я снова говорю непонятными словами  - патетика, апломб, дифференциация и другие.  Я очень люблю читать. А значит,  грамматика и лексикон растет с ростом прочитанных книг.

  А потом так же коротко  заявляла очередному  своему слушателю:

   - Недавно  я  прочла совершенно восхитительную шутку:

    - Вы любите Кафку?

    - Люблю, оффобенно греффневую"

  И тут же с печалью в голосе прибавляла:

  - А  рассказать мне  её  некому. Потому как Франца Кафку не знают люди.


  Тем временем, обладая такими интеллектуальными задатками, молодая  девушка  продолжала работать в интернет-магазине, считая себя победителем на этом поприще. Страшно уставала. Приходила к девяти, уходила в восемь. И так каждый день, если не болела или не была в отпуске. Её ценили. А ей ничего не оставалось, как придя поздно вечером после трудового дня  к себе в уютную чистую квартирку,  которую она очень любила, завалиться на диван и  попытаться забыться под звуки Вивальди и храп, лежащего  рядом совсем  голого, без шерсти,  но  такого мягкого  и ласкового  Персея.



                               ***

  Это не чудо природы, а чудо творения извращённого человеческого разума, совершившего ряд манипуляций над генетикой кошачьих, и произведшего на свет столь странное создание, совершенно голое  и без единой  шерстинки, которого назвали Персей, подарила  Евгении старшая сестра Света. И хоть, это животное,  мало чем напоминающее кота,  не очень  нравилось Жене  внешне, всё же привычнее были мохнатые шерстяные клубочки,  пришлось ей  таки смириться с таким необычным подарком  и  даже полюбить его,  потому что среди  её однокурсников   считалось такое  престижным,  обзавестись породистым   сфинксом, а не домашней полосатой  Машкой или таким  же  Васькой.

Короче,  теперь это, марсианского вида создание храпело рядом с Женей  и даже   слегка  согревало её,  если не своим живым  теплом, то  нагрянувшим   пониманием, что это престиж и что  у неё всё,  как у всех, как должно быть.


                       ***

   Потом, позже,  когда  произошла та рокировка в правительстве, и  когда  все, наконец,  узнали про "дурачка с айфоном", Евгения тоже приобрела себе такой же телефон, при этом что-то ещё   помня из недалёкого прошлого, всё  приговаривала, как бы оправдываясь перед своими  старшими  товарищами:

     -  Мне печально от того, что я человек не своего времени. Общаюсь с электроникой только потому, что необходимо идти в ногу со временем. Пользуюсь айфоном,  потому  что нужно держать престиж, не выношу чтения литературы на планшетах или мониторах,  потому  что ничто не передаст запах книги.

И опять,  стоя в общей курилке магазина, торгующего техникой, приобщившись к привычке не вынимать сигарету изо рта, как делали её  любимые герои голливудского кино, продолжала начатую речь,  уже знакомыми рублеными фразами:

     - Я не люблю мультиварки, потому что считаю, что курочка со специями на противне вкуснее. Я,  конечно,  не говорю о полном отказе от техники, стиральные машины и пылесосы -  прекрасная вещь, облегчающая жизнь.

     - Вот так я  и живу, -  заканчивала она, глядя по обычаю,  в глаза собеседнику. -  С необходимостью в одном и с искренней любовью к другому.

А следом, скромно потупив взгляд, доставала, как тот мужчина  средних лет в банке, айфон, которым пользовалась для престижа,  тяжело вздохнув,   набирала номер  очередного,  недовольного клиента и чувствовала себя героем дня, одержавшим  победу над собой, своими слезами, но ни   в коем случае не  дурочкой с айфоном,  уже давно и прочно  влившись  в толпу  безликих, неодушевлённых людей, из ушей которых торчали    проводки, уходящие куда-то   в глубь их  карманов, словно присоединённые к розетке питания,  отключение от которой потянет за собой прекращение их  мозговой деятельности.

   При этом,   являясь всё же  менеджером, не только руководителем отдела рекламаций, ибо  так сейчас  величают    себя  даже чиновники гос. структур, не видела  в этом ничего обидного.  Теперь ведь  такое тоже  престижно -  быть менеджером. И   не важно, что при этом,   ты не понимаешь, что это такое. Как и   иметь животное, которое, конечно же,  ни в чём не виновато, но мало чем походящее   на отряд кошачьих.  Выражаться рублеными,  заученными фразами, не вынимая при этом  изо рта сигареты,  и принимать  всё это за престиж, забыв, что та синяя курица, поджаренная в духовке,  может,  и была вкусна, но каша, сваренная в мультиварке, тоже  кому-то  показалась  совсем  не плохой.

  Потому что, на самом деле,  это  дело вкуса, а не престижа,  решать  кем  быть -  "дурачком с айфоном" или сказочным  Иваном, но вовсе не дураком, летающим  на  ковре-самолёте или   обедающим со скатерти самобранки, или  даже седлающим конька-Горбунька, очень похожего на настоящего коня, но  который всё ж  таки не пасся в общем стаде, а выделялся своей непревзойдённостью в уме на фоне остальных.


 И при том, что,  как известно,  любая сказка всегда заканчивается хорошо,  как завершится жизнь Жени на определённом этапе пока не известно.

   Сегодня она по – прежнему,   трудится в интернет-магазине, в отделе рекламаций, возглавляя его  и  отвечая на звонки недовольных покупателей, ловко нажимая  при этом  на кнопки своего очередного нового  мобильного телефончика, считая, что так надо. Возможно,  она и впрямь ещё слишком молода, и возможно, когда-нибудь к ней придёт понимание и найдутся  силы объяснить, не только людям, но и самой  себе,   что, действительно,   можно раздвигать собственные границы и выходить из состояния стагнации, но,  не находясь  при этом   под влиянием всеобщего зомбодавления, входя в контингент престижности. Возможно, всё возможно, ну, а пока что...


© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218021001460

http://www.proza.ru/2018/02/10/1460
Tags: #бу
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Существовал, а не жил. А разница?

    Жизнь перешла в стадию существования и тут же заглохла на месте, будто забуксовавший трактор, севший на поле железным…

  • Обращение

    В стране грянул очередной объявленный кризис, ураганом пронёсся над городами и весями, задержался там - сям и остался…

  • Ночные зарницы

    Ярко сверкали на небе зарницы, Сквозь духоту прорываясь дождём, Всполохи молний на небе играли, Словно неоном они управляли,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments