m_levante

Хамство по - русски



           «Ставьте общепринятые догмы под сомнение, ведь их тоже кто-то придумал. И помните, это ваше право – думать»

               ***

            Во Франции живут одни ловеласы и Д’Артаньяны, плюющие на семейные ценности, в Париже здорово крутить свободную любовь, скреплённую знаменитым  французским поцелуем…   В  Англии обитают одни джентльмены, расхаживающие по Лондону с тростью с серебреным набалдашником в руках,  всегда чопорно-вежливые, словно вместо высокого котелка надевшие на головы женские капорчики, чванливо поджавшие тонкие губки и подобравшие под себя ножки  в надетых лаковых узконосых ботиночках, будто говорящие: не подходи, я окачу   тебя своим холодным вежливым презрением…  А в Италии, просто полный бардак, который регулируют сицилийские мафиози, и потому там всё же порядок, поддерживаемый культурными до нельзя макаронниками, готовыми подать тебе свою любимую   пиццу, согнувшись в глубоком поклоне,  когда он  выставит тебе   счёт за свой  национальный колорит, стоимостью одного зарезанного барана, а  на самом деле,  за простую до ужаса  пищу бедняков,  но всё равно, всё произойдёт культурно-вежливо  и без изъяна.

И только русские, или теперь уже тот, кто только имеет отношение к территории Российской Федерации, по варварски  не образован и бескультурен и  попросту по русски  хамовит, потому что так о нём сказали и так  зафиксировали глубоко в подсознании каждого, кто только столкнулся с таким явлением как русский или российский человек, а раз так, значит  он хам и всё тут, другого просто не дано.

Вот  и известный писатель  Довлатов, проживший 35 лет на Западе в Штатах, всё  не уставал повторять, какие хамы эти русские, вспоминая как в советские времена ему приходилось лебезить и склоняться в глубоком поклоне перед официантами, продавцами, швейцарами дорогих питейных заведений,  и даже чиновниками при желании, что-то получить для себя, и  вот, только оказавшись на диком западе, он,  наконец-то,  ощутил, всю их  массовую культуру на себе, то  самое уважение прав человека, почему-то  забыв поделиться, как в той же Америке, если ты никто, то есть не толстосум, тебе могут без зазрения совести дать коленом под зад, заявив, чтобы проваливал, и чисто по русски, хлопнуть дверью перед твоим носом, а вслед показать неприличный знак рукой, означающий «fuck  you», который ты встречаешь почти на каждом углу их цивилизованной страны.

Но так не принято считать, надо всегда думать, что хамство -  это привилегия русского человека, или того, который проживает на территории России, а все остальные, это те агнцы божьи, воспитанные в рамках нравственности  и морали, которые  не способны  даже грубого слова сказать в адрес кого-то.

      И так думал латыш  Янис, давно смотавшийся в культурную  Францию,  из европейской Латвии, где и обосновался со своей семьёй в Бордо, и уже оттуда продолжил  почти на генетическом уровне ненавидеть всё русское. Его хуторская идеология просто не позволяла ему думать как-то иначе. Будучи пуйкой( мальчишкой) ,  родившимся в  годы второй мировой  войны, ему всегда хотелось быть господином, кунгсом,  как звучало на его родном латышском,  но так не получалось, потому что латыши исторически никогда не были хозяевами на своей земле, а значит и господами,  ведь даже ненавистные  им  русские сумели оккупировать ту территорию, правда, при разборках- полётов, кто- то перепутал аннексию  с оккупацией, ну и это   уже не важно, важно то, что 70 лет, после шведов,  немцев, поляков, после покупки тех хуторов, правда,  с выходом в открытое море, Петром  Первым,   опять  хозяевами были русские.

    Это же действительно,  такое хамство, захват чужих территорий,  и  чисто русское хамство, потому что  обо всех остальных агрессорах на протяжении  всей истории маленькой хуторской,  но практически никогда не бывавшей  независимой  Латвии,   успешно удалось  позабыть, остались  только русские  и потому с тех пор,  хуторянами использовалось ширпотребное клеймо о распространённом русском хамстве.

      И так хотелось  думать многим, не только французскому латышу Янису, прибывшему из Риги в Бордо, чтобы слыть теперь по - европейски культурным, потому что внушенные стереотипы, почти что,  те церковные догмы, были неискоренимы, если собственный ум отказывался работать.

А Янис был ещё и  поклонником законов элементарной  логики, о чём он не замедлил однажды  сказать человеку,  встреченному им на дороге своей жизни, то ли Денису Хуку, то ли Серафиме Ясновой, что было совсем не важно, важно было то, что это был русский человек,  которому  и было заявлено в  лицо о том, что на его,  латыша,   родной  французский все слова  переводятся без проблем, кроме слова  "хамства", поскольку такой феномен во Франции не известен, это чисто российское.

Как и подлость, не имеет ни половой, ни нац.  принадлежности, и тем более абсурдно территориальное  объединение   людей в отдельную  хамскую общность-  узнал он тогда же,  от того русского человека то ли  Дениса Хука, то ли  Серафимы Ясновой.

С чем в корне был  не согласен, если только насчёт подлости, но не  о ней же речь…

А знал ли сам Янка, пуйка  с хутора «Анни Муйжа»,    любитель всего русофобского,  выросший до любителя всего французского,  что на самом деле означало «хамство», что так смело кидался такими обвинениями в  адрес всего  российского  народа в  целом?

А хамство, это есть ни что иное, как  непотребное поведение человека, с желанием кого-то оскорбить, обусловленное пониманием своей безнаказанности, попытка с высоты своего маленького роста принизить другого человека…  А тут этот  хуторской пуйка  Янис, сказавший  о феномене русского хамства,   решил своим заявлением из ширпотреба, унизить вообще,   весь русский или российский народ скопом. Такого ни одна нация, даже не нац. озабоченная, не позволила  бы.

Тем не менее,  Денис Хук вместе с  Серафимой Ясновой сделали попытку, что-то донести до Янки из Бордо, спросив его:

           —  Янис,  вы — скряга, жмот? Потому что есть расхожее мнение  о существовании некоего  феномена, что французы жуткие жмоты, и,  говоря такое, не все знают, что людям, проживающим во Франции, да и не только, приходится сильно экономить, но кто-то называет такое жадностью.

            —  Об этом речь, —   добавили они хором, Денис и Серафима.

Вот тогда- то французский латыш и упомянул  про   элементарную логику, сказав, что общеутвердительное суждение,  имея в виду стадное мнение большинства, обращается   в частноутвердительное, уже  имея ввиду себя, Яниса.  А его мнение, как и Довлатова было теперь широко известно…  Правда, почему-то журналист и писатель Довлатов, в 80-х эмигрировавший  из СССР,    прежде чем присесть в поклоне перед  швейцаром или продавцом, забыл ознакомиться с русским поэтом Грибоедовым и его Чацким, иначе, он хорошо бы  знал простую истину,  что сначала человек, а потом уже швейцар и официант, и возможно поводов для чинопоклонничества  не было бы тогда у него, как и поводов сказать, что хамство -  это сугубо русская  черта характера, назвав при этом хамами продавцов и чиновников, перед которыми сам же и приседал, но никто же и  не заставлял.

Впрочем, если не успел журналист и писатель  прочитать дипломата  Грибоедова,  хотя вроде,  за неуспеваемость был исключён  из университета,  а не из средней школы, то мог бы    всё же  подумать,  о том,  как же  можно такие «феноменальные» вещи, как в данном случае, хамство,  приписывать какой-то одной  нации, что, если   человек по происхождению русский, а родился и вырос во Франции или в Америке или в племени папуасов  Гвинее-Бисау… то есть они, эти папуасы  его и воспитывали и прививали навыки поведения, как могли они русскому человеку привить хамство, если в их обществе такого не  принято.

Но ни Довлатов, ни Янка с хутора «Анни Муйжи» так  и не подумали о таком, они вообще, по всему было видно, придерживались общепринятого мнения, из которого формировали своё собственное, и  чем потом   очень гордились. Просто они, как и многие другие,    никогда не читали высказывание  одного человека, им просто сильно не повезло,  который, как-то сказал:

        «Ставьте общепринятые догмы под сомнение, ведь их тоже кто-то придумал. И помните, это ваше право – думать»

     Но, кто придумал такую вещь, как феномен русского хамства, страдающий ли ненавистничеством ко всему русскому -  латыш Янка или писатель Довлатов, из слабости своей собственной натуры,  или кто-то другой,  уже ни так важно было. Ясно было,  что такое мнение имело место быть, как и о жадинах  и ловеласах -  французах, о чопорности и неприступности англичан и пылкой натуре итальянских  мафиози.

И потому эта витрина европейской культурной  цивилизации в  лице  латыша Яниса,  которая изъяснялась теперь только с французским прононсом, не замедлила   то ли Дику Хуку, то ли  Серафиме Ясновой,  на то,  что те намеренно не захотели согласиться с мнением  о таком странноватом  феномене, завить:

       —  Подтверждение закона обращения общеутвердительного суждения: некоторые русские - хамы. За хамство - get lost —   пошел вон!  —   Не забыл перевести латыш почему-то  с  английского на русский.

То есть,  попросту  выражаясь, сказав о существующем феномене, повела  себя витрина  в полном соответствии с этим феноменом, по-хамски.

И так как это всё же относилось к Денису Хуку, а оставалась  ещё Серафима Яснова,  и все остальные русские люди, те самые хамовитые россияне, то  русская дамочка Яснова  не замедлила добавить:

        — Ой, а как же вы так, человеку, он же вам ничего плохого и оскорбительного не сказал, а вы ему "пошел вон"? И  рассуждаете про хамство россиян, правда, потом, вообще русских…  А сами вы кто? Латыш? Но такой же хам…  Да?

         —  Ой, я настолько охамела,  латышский кунгс, я даже ещё раз в уме прокрутила весь  ваш разговор  с Денисом.  —    Снова встала на защиту  своего, россиянина,   Серафима.

   —   Боже, но вы же, латышский кунгс, реально, чисто по -  русски послали человека, а он с вами только вежливо попрощался, высказав свою точку зрения... А  как же тот феномен, про российское ли, про русское ли хамство, вы уже и сами сбились в своих определениях, к кому такое относится.?  Но по всему видно, к вам, к латышскому кунгсу, не выдержанному в своих эмоциях, оно имеет непосредственное отношение…

И тоже не замедлила добавить про  показательную  витрину культурной    европейской цивилизации.

          —  Ну, так вы и меня, туда же,  куда и Дениса пошлите. —   Предложила Серафима.  —    Хамить,  так хамить, господин   Клява, — закончила она,  высказав окончательно своё «фе» господину,   фамилия которого    в переводе  на русский язык означала  —  «клён»,  и хорошо ещё, что не заяц или не    лиса  или волк или,  ещё  хуже того -  дуб – озолс, потому что не только баре и господа давали своим русским холопам странноватые  фамилии, но и немецкие господа издевались над латышскими  батраками, называя их ещё более   своеобразно.

А господин Клён  так ошалел, что вспомнив свой действительно родной  язык, почти извиняющимся тоном залопотал:

         — Bet vai jus ziniet ko vins man  saka..? —    решив узнать в курсе ли Серафима,  какое хамство себе позволил Денис,  спросил Янка, что видно и дало  ему повод послать,  куда подальше совершенно незнакомого ему, но русского,  человека.

Но и из Серафимы  тоже попёрло русское хамство в противовес   европейской культуре Яниса  с  его хуторской психологией на манер ненавидеть всё, что связано с Россией…

             —   О  чём можно говорить на разных языках, если тут даже жесты, адаптированные под людей не понятны? -  спросила Яснова, и,  опомнившись,  вспомнив,  что всё же  русская  хамка,  сходу  прибавила:

           —  Пшёл вон с моего участка, пуйка, что возомнил себя кунгсом, который никогда им не был… Поэтому латыш решил заделаться французом, да? Так доступнее, на языке хамства, которое исходит от несостоятельности собственных идей, а, Янка?

       Но Янка с хутора «Ання  Муйжи» ничего  уже  не понимал, он не понимал, кто же он на самом деле, латыш или француз, или просто европеец от слова цивилизованная Европа со всегдашней  витриной своего  благополучия и процветания и с нищетой,  и тем же хамством на задворках, он чуял только на уровне инстинкта  лесного зверька, что  своими плетёными  батрачьими лаптями наступил и очень  сильно,  на чьи-то не заслуженно болящие  мозоли, которые   сейчас отдавались  у него в ушах  словами всех русских и россиян  вместе взятых,  тех, кто не следует принятым канонам, и не считает себя хамами.

Последнее,  что он выдавил из себя  сначала по русски:

       —  Ты в своем уме?

Потом по -  французски:

         — ;tes - vous saine d"esprit?

На   единственный действительно   родной латышский его уже не хватило,  потому что ему уже устроил тот русский народ, а не только Денис Хук с Серафимой  Ясновой,   допрос с пристрастием:

      —  ;tes - vous saine d"esprit   был когда про повсеместное русское хамство говорил ? Вести себя научись, а потом на люди вылезай…

       —   Но ты же,  как шавка подзаборная, тявкнул только  гордо "пошёл вон", и свою  трусливую задницу утащил куда подальше!   Что, не захотел услышать в свой адрес нечто подобное, —   говорил Янке весь российский народ, - а ведь тебе человек, —  добавлял за Дениса снова народ, -  и впрямь ничего оскорбительного не сказал.

       —    А,  может, ты по русски, —   вдруг догадался российский народ,—   только хамство и мат понимаешь, а нормальные цивильные слова ни бе,  ни ме, и  ни ку- ка- ре-ку… то есть твоему французско-латышскому пониманию не доступны, что принял чьё-то мнение за хамство..?

     И всё же,  неандерталец  и то,  более смекалистым был бы  на   фоне латышского  хуторянина из Бордо с фамилией Клён,  а лучше  бы всё же  Дуб, который  теперь  видно, полностью был  удовлетворен и удостоверился окончательно, какие все русские хамы…  Позабыв,  правда, что сделал первым шаг в сторону непорядочности.  Или всё же для него, для Дуба,  это является  нормой, от глупости происходящей, мерить  всех одним аршином?

Но этого уже никто не узнает, ни один русский  человек или россиянин, потому что  очень не вежливо, зато очень заслуженно, перед Янисом Клявой со страшным  грохотом закрылась дверь того кафетерия, в котором всё это происходило, вся эта   история  с непревзойденным хамством, нет,  не русским, а  чисто европейским, если бы Янис Клява, представлял  всех европейцев разом, как ему того хотелось,  сказав, что все русские хамы…  И вот это-то,    его заявление и   оказалось  действительно  феноменальным.

Но  всё же,   как хорошо-то,  что  кто-то  в этом мире  всё же ставит  общепринятые догмы под сомнение, потому что и  их тоже,  кто-то придумал…  Хорошо, что кто-то  помнит  о своём  праве,  праве – думать… А не думает, как Довлатов вместе в Клявой- Дубом  вместе  взятыми, потому он и не является ни в чьих глазах хамом, а остаётся нормальным порядочным человеком, пусть и русским, или тем, кого воспитали папуасы с Гвинеи - Бисау, или даже из той же Франции или из Англии… и,  конечно же,  из России или из теперешней   Российской Федерации…

© Copyright: Марина Леванте, 2017

Свидетельство о публикации №217073101745 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded