m_levante

Инагенты для доноров



Кто- то, кто глупый, сочтёт себя умным,

А кто-то подумав, спросит себя,

Насколько он умный,

Чтоб глупым не счесть себя…

          80-летний Г.Г. давно уже  защищал и боролся,  боролся и защищал, получая деньги на свою борьбу из-за границы, что было привычным делом, когда оттуда помогали тем, кто был здесь, хотя и тут им давали государственные гранты, не лишая финансовой поддержки, то есть не имея ничего против их деятельности, только вот один нюанс, правозащитники действовали весьма не солидно,  как слуга двух господ,  не брезгуя помощью, теми самыми  выделенными грантами той страны, гражданами которой являлись и в которой их почти по всем статьям ничего не устраивало,  тем не менее их вполне устраивало быть правозащитниками и  на чужие деньги, те, что поступали заодно и  из-за рубежа, но тут случилась беда.

    Правительство этой страны по примеру других стран мира приняло у себя  закон об иностранных агентах. Что значит, хочешь получать деньги оттуда, получай, только обозначь себя,  как инагент  и на этом всё.

      А  что такое иностранный агент всем не сказало.  И тут неувязочка вышла, собственно больше языково- переводная, потому что  иностранный агент,   это тоже, что зарубежный представитель, и хотя  данный термин покрывает очень широкий круг значений, однако из-за того, что иностранными агентами называют также и шпионов, словосочетание «иностранный агент» в русском и английском языках имеет негативный оттенок, но  такого оттенка нет у словосочетания «зарубежный представитель».  И  наверное, если бы такое пояснение поступило бы, то массы, которые были за справедливость, не так сильно возмущались бы, когда  этому правозащитнику, Г.Г.,  отказавшемуся признавать себя инагентом,  и не желающему  одновременно  отказываться от иностранной помощи,  предложили закрыть свою правозащитную конторку, пусть и существующую уже давно.  А он, рассердившись,   назвал это фашизмом и никак иначе,  и сравнил данные  действие  властей с попыткой в Германии памятник Гитлеру установить, зачем-то попутав кое-что  с яйцами,  и тут же следом убив двух зайцев, решил   и  рыбку съесть,  и в пруд не лезть.

     И, если говорить о шпионах, то  Ленин, между прочим,   тоже по мнению некоторых  не был «немецким шпионом», однако ради коммунистической химеры и жажды неограниченной власти помогал с уничтожением России, сотрудничая со спецслужбами ряда стран, и главной из которых  была совсем  не Германия. Ну, то есть не шпионя на своей территории,  лысый и картавый Ульянов, часто понятно  зачем  меняющий свой внешний имидж,   действовал на иностранные деньги,  поступал  как и теперешние защитники всяческих прав,  желая    и рыбку съесть,  и...

       Но  в  то же время  ни названный  вождь мирового пролетариата,  ни другие видные большевики никаких  письменных «расписок» в сотрудничестве с иностранными спецслужбами не давали и  ничьими «шпионами» себя не считали,  вот как нынешние правозащитники,    зато  сохранившиеся   банковские поручения о перечислении «немецких» денег на счета ильичёвского  окружения, а также отчёты о деятельности подопечных немецкой разведке русских революционеров, найденные в  ставших бесхозными в 1945 году берлинских архивах,  однозначно указывают на истинное положение дел,   которое означает  те   самые тесные связи западных спецслужб с Лениным и его «соратниками».  Без их помощи, между прочем,  несмотря на происходившие порой размолвки, никакой революции в России они бы не совершили и не смогли бы в любом случае удержать власть.

     Но при наличии всех этих фактов,  кто-то всё же  придерживается иного мнения, потому что  историческая правда у каждого тоже всё же  своя,   тем не менее для справки:  в журнале «Der Spiegel» в декабре 2007 года  по  сведениям из открытых источников германского МИДа, российские большевики получили от германского министерства иностранных дел (нем. Ausw;rtiges Amt) только в течение четырёх лет — с 1914 и до конца 1917 г. средства для свержения российской монархии — в виде наличных денег и оружия — на сумму в 26 млн райхсмарок, что соответствует сегодняшним 75 миллионам евро. Что называется, хотите верьте, хотите нет.

           Короче, если даже  эта история с  революцией в России  и западным финансированием и не совсем то, но как-то  сильно уж  напоминает она  сегодняшнюю действительность  —  работают на своей  территории, деньги на эту работу получают  из-за заграницы от иностранцев,  признавать себя инагентами, людьми, ведущими политическую деятельность на зарубежные деньги на своей территории,   отказываются,  на усовершенствованный закон обижаются, а тем временем, этот закон, в первую очередь,   направлен на защиту суверенитета   и безопасности страны, в которой эти деятели к тому же  родились и выросли, став правозащитниками, и  в основном,  почему-то защищая права заключённых в тюрьмах, а на тех, против кого направлен имеющийся в этой стране  произвол судебных инстанций и прочий   происходящий  беспредел правоохранительной системы,  попросту не обращают внимания.

         Разумеется, разве это интересно, разве  на  такие  дела   привлечёшь внимание вместе с деньгами из-за рубежа? Подумаешь,  обижают какую-то бабушку или дедушку,  или мать с детьми,  неправомерно отнимая у них имущество при  помощи  коллекторов или судебных приставов, нарушая при этом их гражданские права,  ну,   или ещё  какие-то  подобные справедливые в кавычках  мелочи,  регулярно происходят в нашей стране, но которые  мало  интересны правозащитным организациям, потому что за защиту таких прав рядовых граждан платить не будут, да и имя на таком тоже не заработаешь.

        И,  когда некоторые такие правозащитники, при упоминании известного узника совести, как-то  объявившего голодовку, что больше  было похоже   на лечебное вынужденное голодание   при его весе, набранном  на харчах любящей внучка  бабушки,   а потом во время  постоянных  посещений  дорогих  ресторанов,  который в качестве протеста  условно приковал  себя цепями  не к  дверям правительственного   государственного учреждения, а к мягкому диванчику, находящемуся  в фойе этого здания, а  это случилось как раз тогда, когда у правозащитника кончились деньги  и есть в ресторанах ему было больше не на что, и потому  после судорожных поисков у иностранных фондов средств на своё безбедное существование,  он решился на  крайние меры и для привлечения внимания  к своим проблемам, к случившемуся безденежью приковал себя теми самыми цепями в диванчику, на котором пролежал целых шесть дней,   и   вот когда его соратники по уму и по профессиональному занятию правовой защитой   призывают его деятельность   не экстраполировать на них всех без исключения, то это ерунда полная. Потому что  эти правозащитники  весьма похожи друг на друга,    пусть даже  и  в разных интерпретациях, как и на  того    упомянутого   небезызвестного любителя полежать не дома, а в правительственном  государственном здании на диванчике,  на  уроженца Саратова, прибывшего  в Москву, ощутившего   в себе потребность,   как миссии,   для защиты прав граждан, где  он почти сразу  начал  строчить  доносы на этих самых  граждан, среди которых были  и особы женского пола, на которых он  доносил  в фсб,  защищая своё право находиться в их  постелях и  которые не давали ему  никаких  обязательств  на это право, тем более, что такое  право имела уже  его собственная жена.

        Потому и остальные НКО  подобного толка и правозащитники,   ведущие подобный же образ деятельности,  осуществляя  её на своей   территории  на иностранные деньги, которые  вряд ли им  даются для того, чтобы помочь гражданам этой страны, и одновременно получая гранты от своего же  государства, которое,  если бы  так не хотело, деньгами российскими не снабжало  бы,   но за  отказ выполнять предписания,  данные  на гос. уровне,   то есть  зарегистрироваться в соответствии со статьёй   Конституции как инагент,  при   имеющемся времени на раздумье с 2012 года, когда был  принять закон об иностранных агентах, одно из НКО, в котором состоял  упомянутый уже  Г.Г. и решили ликвидировать  за нарушение конституционной статьи. И именно эти действия властей и счёл сей правозащитник фашистскими и осыпал потому  их проклятьями, как из рога изобилия.

               Но  они же  в  России, хотелось бы напомнить, находятся,   а не за рубежом, там иная конституция  и там с ними поступили бы так же, если бы они,  что-то нарушили. Остальные их претензии,  с намёком на фашистские методы в отношении них самих и тех репрессированных, что вообще абсурдно,  которых они защищали,   это в общем-то  чушь собачья.  Да, и как осваиваются гранты тоже  хорошо известно, потому и плачут грантополучатели, когда не получают средства на свою деятельность, от того,  что их хотят лишить денег, как хорошего куска хлеба, а не возможности поддерживать память о мёртвых, когда есть живые. А, ежели  хотят на этой территории что-то делать, своими силами пусть справляются, а не служат двум господам сразу, и нашим,  и вашим, что называется, или пусть едут за рубеж, там принимают их гражданство и там же и продолжают свою деятельность, правда, как и советские диссиденты, там они уже  никому не нужны будут, здесь они им гораздо интереснее.

      Тем не менее,  не сами правозащитники, не  их поклонники  с почитателями  не молчали,  они  в благородном порыве и в праведном гневе  писали петиции, словно  тот их соратник с диванчика строчил  доносы, почти выдвигая в них  свои требования, говоря:

        "Мы настаиваем на полной отмене в российском законодательстве всех норм, связанных с понятием «иностранных агентов», ведущих к политической дискриминации как граждан, так и общественных организаций и средств массовой информации.”

       Что смотрелось     уже,  эти их действия-манипуляции   анекдотом: “А вы попробуйте в свободной Америке выйти на площадь к Белому дому  и прокричать о том,  какой у них президент говно, их,  а не наш, говно.”  А ведь именно эта партийка, требующая сейчас  отмены закона  об иностранных агентах,  в своё  время и   ЛГБТ-сообщества поддерживала в нашей стране.  Похоже им бы  самое то,  жить и работать где-нибудь в европах, а не у нас.

       Собственно,  у нас  в стране собралось   достаточно  много таких же умных граждан,   подобных  этим НКО  и их  сподвижникам,    настолько много, что  они тянули  уже  на   целое стадо,  благо, что был  ещё    хоть кто-то  чем-то от них  отличающийся,   от того  стада умных, правда стадо, как известно,  умным не бывает.

          Вот и   человек, по имени  И. Д., с которым никто не был знаком, и  которого никто не знал лично, из тех, что находились   в кабинете  у упомянутого 80-летнего  правозащитника некоего  Г.Г.  который  немало пожил, прожив непростую  жизнь, и потому знал, что есть  такое справедливость, а что нет, и потому-то и  боролся против существующей вековой  несправедливости, являясь правозащитником, и уже много лет занимался  защитой и продвижением прав человека в нашей стране  на деньги иностранных спонсоров, потому что,  да,  иностранцам важны наши права в нашей стране и не дай-то бог.  И заодно с помощью тех же западных  средств этот Г.Г. увековечивал память  жертв политических репрессий,  что значит   защищал тех, кто был репрессирован в годы сталинизма, пытаясь вернуть к жизни память живых  о мёртвых, тех, которых давно нет, но они пострадали в прошлом веке,  что тоже, да, было особо важным, надо полагать, для   граждан  иностранных государств, таких, как Франция, Норвегия, Великобритания, Нидерланды, Швеция и другие,  которые и являлись этими добровольными  спонсорами, почти меценатами, учитывая, что деньги в том числе давались и  на установление памятников этим жертвам  политических  репрессий,    именно им особо важно было   соблюдение у нас наших прав и сохранение  памяти жертв сталинизма.   Впрочем, подробно с  источниками  финансирования данного рода  деятельности всегда   можно при желании ознакомиться на  сайте одной из  этих общественных  некоммерческих  организаций  в разделе, который не стесняясь назван её  членами    «Наши партнёры и доноры»

      В  общем, чтобы  больше не отклоняться хоть и в немаловажную  сторону  от начатого короткого повествования,   этот человек по имени  И. Д.,  находящийся вместе со всеми в том кабинете правозащитника,   тоже  высказал своё мнение на этот счёт, на счёт закона об инагентах,  но которое  полностью   не совпало   с  мнением  присутствующих,  и  которые  тут же, как   несогласные,  вместо того, чтобы пояснить этому И.Д, его,  в  их понимании,  неправоту,     просто коротко кинули ему в лицо,  в незнакомое им лицо,  так было проще и привычнее,  “Дурак”, а кто-то даже присовокупил, что не просто дурак, а кое-что похуже, что именно уточнять не стал, но и этого было вполне  достаточно, чтобы понять кто здесь кто.   

       Причём один, словно выкрикнув из толпы,  сказал, а все остальные  подхватили,  будто  баран проблеял, а  овцы кинулись за ним,  даже не потрудившись  подумать, а вдруг человек этот  и вправду,  если и не дурак, то не доразвит, болен попросту говоря,  но тоже в социум вхож, нет, они  сходу ткнули палкой и, как им показалось,  попали  в точку,  как когда-то кто-то кинул камень в назначенного инквизицией еретика, а все остальные его забили. Хотя,  такое случалось в веке  17-м  кажется,  а сейчас  вроде,  21-й.

            И это  были вообще-то  люди, ну так себя называющие во всяком случае, те,  которые правозащитники и которые  за них,  и борющиеся  против несправедливости.  Правда,   в своём понимании несправедливости, потому что толпой забить одного,  это по их мнению справедливо.  Но  не все так считали, как и не все  видели  в них людей.

     И потому И. Д.  и сказал им:

     —     Вас, умных,  так много,  целое стадо,  хорошо, что я хоть чем-то отличаюсь от стада умных, правда стадо умным не бывает.

        Вот на этом и заканчивается короткое повествование про незнакомого человека по имени И. Д. и ту  толпу  борцов за справедливость.

     Жаль, всё же,  что  80-летний правозащитник, проживший такую долгую жизнь,  не смог объяснить своему стаду, состоящему в основном  из поклонников  его деятельности,  что такое иностранный агент, и с чем его едят, хотя может,  он знал что-то иное и не говорил,  но всё равно,  разъяснил бы,   глядишь, и те умные, которые  способны были только   на то, чтобы, кому-то сказать —  дурак, поумнели бы, а так...

     А  так они до сих пор не придумали, как бы на свои деньги, тоже став спонсорами-донорами, помочь  установить на Западе в каждом столичном городе памятник Гитлеру и не жертвам нацизма, а его сподвижникам, они ведь тоже жертвы собственных заблуждений, раскаявшиеся граждане,  которых давно нет в живых, но память о них должна быть увековечена, а потом, когда кто-то не согласиться с таким положением дел, начать тоже на наши деньги защищать права тех, кто согласен,  а заодно,  вспомнив количество заключённых, сидящих в американских тюрьмах, и  в основном по политическим мотивам, и их права на свои деньги  начать  отстаивать, крича с этой территории в ту, что как-то всё это несправедливо, творящийся у них беспредел и попробовать уже сценарий из анекдота воплотить в жизнь,  выйдя у них к Белому дому и всё это громогласно повторить, о нарушении прав человека в Штатах и на всём Западе и при этом не забыть назвать себя не инагентом.  Тем более, что США являются  мировым  лидером по количеству заключённых, что значит, что  на сегодняшний день в американских тюрьмах содержатся более 2 млн человек, что составляет примерно 25% от всего тюремного населения Земли.

        Вот,  где размах-то для правозащитников! Какое нескончаемое поле деятельности, осталось им   только деньги в своих карманах найти и назваться донорами, а инагентом их  уже  и так  как-нибудь назовут. И это будет ещё один повод, чтобы возразить, написать, настрочить,  даже не сидя на диванчике, а из любого  места, которое правда, может оказаться жестковатым, зато западного комфортного  образца.

17.11.2021 г

Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021

Свидетельство о публикации №221111701050 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded