m_levante

Стой! Кто идёт? И ты где?


           Каждый раз проходя мимо спящего богатырским сном с лёгким храпачком тела, идя в полной темноте, двигаясь на огонёк светодиодной лампочки, как мотылёк на свет, не боясь сгореть от стыда, ты слышал.

        — А ты где?

          Что означало "Стой, кто идёт?" и, если ответа не было, то могли достать ружьё, припрятанное под одеялом и расстрелять в упор, если бы нашли тебя в кромешной тьме, по которой ты передвигался дальше, почти на цыпочках, боясь нарушить покой и тот богатырский сон и прервать ритмичность храпочка.

         И потому ты больше не шёл, а больше летел, даже не шелестя крыльями, боясь ни не задеть что-то из предметов мебели, а опасаясь нового вопроса, звучащего пугающе в темноте со старой тематикой, на который уже не было больше ответов. Они кончились!

      Потому что ответ “Я здесь”, не устраивал сразу и по всем статьям, и следовал вопрос : “Где, здесь?”

     И ты,  отвечая:

— Здесь я, здесь.

Тут же задавал встречный вопрос: “А что?”

— Ничего, просто интересуюсь, где ты?

       На вопрос “А зачем ?” всегда узнавал, что просто со сна не понял и потому спросил, ведь только что казалось, что я был здесь.

— А теперь я там? Что значит, здесь меня нет?

— И что с того? Что с того, что я там, а не здесь? Здесь, где не ты спишь.

        А если ты всё же спишь и ещё и храпишь, то какое тебе дело до того, где я и почему там, а не здесь? Здесь, где ты спишь и видишь уже десятый сон, в котором меня тоже нет.

       Или что, ты хотел бы, чтобы я был в твоём сне? И потому, проснувшись, спросил, "ты где?"

            Ну и где? Тебе вообще- то, какая разница, уже по какому разу спрашиваю тебя я, где я? Я же не спрашиваю тебя, где ты, даже если бы тебя и не было здесь, хотя это вряд ли, ты тут спишь, развалившись на кровати, как медведь в берлоге и на зимней спячке, и ещё храпишь и всё это, наверное, для того, чтобы узнать, а где я?

    — Да там я, где тебя нет, а если бы ты там и был, то меня там всё равно бы не было, и уже только по причине, что у меня не осталось ответов на твой единственный вопрос ”Стой, кто идёт и где ты?”

         И потому ружье хочется достать мне, выхватив его у тебя из под одеяла, чтобы расстрелять этот вопрос в нос, ну или хотя бы звуком выстрела заглушить этот твой вечный вопрос, потому что у меня не только на него нет ответа, а потому что, если бы и был, меня достало каждый раз отвечать тебе на него.

                 Где ты, где я? Где мы и где она? Да, какая разница, где они все, если ты лежишь в постели и не даёшь мне прохода своим извечным вопросом, заданным спросонья. Ну, возьми и посмотри, где я, тем более, что ты уже проснулся. И что это ты такой вообще, любопытный? Всё-то тебе интересно, где это я ночью и что делаю, если делаю?

      — И что будет, если ты узнаешь, где я? Что- то изменится?

          Тогда ты мне скажи, к лучшему или к худшему? Если к лучшему, то я тебе отвечу, где я и что каждую ночь делаю, когда ты спишь и ещё храпишь.

         Я пытаюсь тут летать, изображая каждый раз мотылька, летящего на свет фонаря, чтобы не дай бог, не разбудить тебя и снова не услышать тот, уже ставший риторическим вопрос “А ты где?”
 

       Но раз мой ответ изменит что-то там у тебя к лучшему, то я перестану каждую ночь изображать мотылька, тем более, что изображай не изображай, ты всё равно просыпаешься и спрашиваешь “Ты где?”

       Наверное, у тебя всё так плохо, что тебе хочется, каждый раз услышав мой ответ, чтобы все у тебя сразу стало лучше.

       Ну,  так слушай. Я всегда там, где тебя нет, и это мой самый правдивый ответ. А если ты хочешь, чтобы я солгал, хотя дело это не изменит, у тебя же уже всё хорошо, коли ты услышал мой ответ, то какая тебе тогда разница, что я тебе скажу, где я?

       Ну, предположим, что я в гнезде. Сижу там и машу крыльями мотылька.

      Надеюсь, ты не станешь ещё спрашивать, а что я там делаю, потому что я там сижу и жду тебя, только лишь для того, чтобы, когда ты, узнав, что я в гнезде, захочешь узнать всё же, а что это я там делаю, а мне уже нечего будет тебе ответить, как и на вопрос “Ты где?”

     Да, нигде! Ни там, где тебе хотелось бы, чтобы я был — там меня точно нет, и меня вообще нигде нет. И я просто не могу удовлетворить твоё любопытство, потому что каждый раз, проходя мимо твоего спящего, и храпяшего, и сопящего тела, я просто направляюсь в свою комнату для того, чтобы лечь там спать а не отвечать на твои вопросы о моем местонахождении.

           И потому: Стой! Кто идёт?

     А раз идёт и не важно, кто, то пусть себе и идёт, и лучше уже пусть не останавливается. И потому вопрос “Кто идёт? снимается с повестки этой и всех последующих ночей, тем более, что я вечно не иду, а лечу. Лечу и пролетаю мимо тебя, как фанера над Парижем.

      И вот, если я и был, то меня уже нет, причём, нигде нет, и потому вопрос “Ты где?” тоже давно уже не актуален. Так зачем спрашиваешь: "Стой! Кто идёт? И ты где?

04.10. 2021 г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221110400834 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded