m_levante

Один процент по Маслоу


      Почти каждый день Они созванивались, оба желая так не хватающего им интересного общения, особенно Ему.
 

        Правда, Он позвонил всего два раза, обратившись к Ней по названию её электронного почтового ящика и ни разу в дальнейшем не назвав Её по имени.
 

       Ей это казалось немного странным, но Она никогда об этом Ему не говорила, хотя про себя думала, что выглядит это как-то обезличивающе, будто « Ты, никто и звать тебя никак».
 

         Тем не менее во время длинных бесед по телефону улавливала имеющееся у Него чувство юмора, которое порою сходило до "не использования туалетной бумаги после химчистки".

       Она пропускала это мимо ушей, либо просто закрывала, как говорится, на это глаза. Ведь всё остальное совпадало один в один, мировоззрение, взгляд и отношение к сегодняшнему происходящему и даже, как Ей поначалу казалось, были у них общие интересы.

       Обменивались, списываясь по электронной почте, интересующими их обоих разными файлами, содержащими, в основном, анекдоты, высказывания великих людей и афоризмы тех же. Им это нравилось. Ему и Ей.
 

      Однажды Она, позвонила Ему, но как оказалось, не во время, и произнеся своё обычное вежливое «Можно?», приступила к интересующему обоих их разговору. Правда, несколько позже узнала, что Он давно отвык от обрушившегося на него водопада общения, порою на не интересующие его темы, по два-три раза в день, и надо бы делать выводы.
 

       Не поняв, какие выводы Она должна была сделать, звонить не стала, а написала на мэйл с некоторым непониманием, ведь предварительно задала свой обычный вопрос и, если столь воспитанный, что не мог объяснить, что в этот момент занят, то в силу своего эгоизма вообще не следовало отвечать на её последующее послание, в котором пояснил, что ищет окружение людей, соответствующих одному проценту по Маслоу ( этот файл Она ему прислала на интерес)

        «Очень... очень жаль, что ничего не вышло. А ведь его психолог, делая раскладку его личностных качеств, сказала, что Он обладает бесконфликтностью, и по прошествии лет, эта черта его характера только улучшилась и закрепилась»

         Через некоторое время Она сделала Ему адекватное предложение для разумных людей, которое, переварив за ночь, Он принял.
 

       Так как выводы все-таки Она сделала, то перестала звонить каждый день или, как Он упомянул, по два-три раза в сутки, чтобы продолжать так не хватающее им обоим общение. И, как только понимала, на его фразу: « Ну, и Бог с ними, с близнецами...», что Ему это не интересно, замолкала, желая только что поделиться просмотренным фильмом о сиамских близнецах.
 

      Но общих тем хватало и без близнецов, и они продолжали разговоры «о природе, о погоде».
 

       Как-то оба одновременно заболели, чихали и сморкались. Она делилась рецептами излечения от этой неприятной напасти, и каждый раз интересовалась, не закончился ли его насморк. На, что Он с готовностью рассказывал, как продвигается процесс Его выздоровления, правда, ни разу не поинтересовался тем же у Неё.

      Шло время, зная о Его суровом «Все, кто говорит ИХНЕЙ», будут гореть в аду!», перед тем, как послать своё очередное написание издателю, она баловалась написанием коротеньких рассказов, отправляла Ему тексты на правку. Он был не только бесконфликтен, он был ещё и мега грамотен.
 

       Правда, Она и сама, когда-то корректировала чужие тексты, но это было так давно, а природного грамматического чутья у Неё не было, поэтому многое уже подзабылось.
 

      Исправляя орфографические ошибки, Он попутно заявлял, что не Белинский, но и по - второму разу Её читать бы не стал. На что Она соглашалась, что «Войну и мир» тоже два раза не стала бы перечитывать.

       Но, обладая природной врождённой дотошностью или, как Он сам называл, занудством, продолжал пенять Ей на обороты, не соответствующие общепринятым меркам. Наконец, сошлись во мнении, что выражение «Язык на плече» привычно и удобно, и что у Сальвадора Дали, к которому Он « вообще, никак», тоже части тела нарисованы не по общим анатомическим признакам.

       Согласившись с тем, что Её будут называть мадам Дали, потому что Он по-прежнему обращался к ней в никуда, что значит по названию Её почтового ящика ( Она наконец, узнала, что Её имя связано у него с неприятными воспоминаниями из прошлого, так звали его бывшую жену), Она попросила Его выполнять «работу, соответствующую его обязанностям», то есть продолжать делать корректуру.
 

     Но, в противовес Ей, выводы, почему-то Он не делал и продолжал отправлять к классикам. В последней попытке, что-то объяснить, узнала, что Он путает Ван Гога с Гойей, не зная даже, кто из художников отрезал себе ухо.
 

      Поэтому поинтересовалась, желая уточнить, какое же общение Он искал, вспомнив, как густо краснел, слушая вместе с ней барда, когда в репертуаре того проскальзывали песенки об оргазме и затвердевших сосках. И добавила, что при наличии большого количества друзей не надо же интересно общаться со всем миром.
 

       В очередной раз, сделав выводы, сказала, что только в силу имеющейся у Него завышенной самооценки, Он относит себя к тому, одному проценту по Маслоу, а так как Ей ближе психологический подход другого врача, который считает, что люди в соотношении пятьдесят на пятьдесят шизофреники, и любая преувеличенная черта характера человека считается отклонением от нормы, то Он ошибся, Она не относится к тому самому одному проценту.

18.10.2021 г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221101800741 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded