m_levante

— Мясо не ем. — А баранину?


 Проснулся я сегодня спозаранку или почти что ни свет, ни заря, потянулся, понял, что, не смотря ни на что, несмотря на ранний час и почти ночную серость за окном, я выспался и подумал:

— Хорошая всё же штука, эта жизнь. Только вот, мало в ней как-то удовольствий. И за все удовольствия, как принято считать, надо платить. А кто ж не любит наслаждений в жизни? Но все это понятие, рассматривают по - своему.

Вот я, к примеру. Я люблю пошутить. Я, вообще, человек весёлый, незамысловатый такой. Меня хлебом не корми, дай только посмеяться. Что же это я, думаю, отказываю я себе или лишаю себя каждый раз из-за каких-то придурков такого удовольствия в жизни, ещё и бесплатного, за которое даже и платить-то не надо, а не как принято считать, что за всё и за удовольствие тоже нужно платить, а тут...

Да, и к тому же, вдруг вспомнил я, нервная система у человека ведь одна, как и его жизнь, которую надо так прожить, чтобы не стыдно умирать было, а нервы... нервы, они на всю жизнь и с рождения, и новых не жди, если старые поизмотал, так что, если давать их всем и каждому на растерзание, то мало того, что в гроб раньше срока лечь придётся, так ещё и в каком состоянии здоровья к этому моменту подойдёшь, тоже хороший и даже не спорный вопрос.

Поэтому, я решил, всё, хватит! С сегодняшнего же дня я по-другому взгляну на всё происходящее вокруг меня и, чтобы стыдно за себя не было, начну уже отрываться на полную катушку, учитывая тот факт, что имею такой бесценный дар, как чувство юмора, а не только ощущение того, что оно у меня имеется, природа позаботилась и одарила, видно для того, чтобы живя плохо или не совсем хорошо, хоть здоровье радовало, ну и то, чувство юмора, которое у меня есть, а не ощущение, это пусть другие ощутят, если у них получится.

И вот, в связи с тем, что начинаю жить по новому, не нервничать, и не стесняться, чтобы потом не стыдиться, я, ещё лёжа в кровати, несмотря на всю серость и унылость зарождающегося дня, занялся светлыми воспоминаниями, которые должны были помочь мне в этом моём стартапе на тему, как так жизнь прожить, чтобы стыдно за себя не было, но только перед самим собой, потому что перед остальными мне отчитываться не придётся, перед теми, которым вот уж точно, не стыдно за самих себя, особенно, когда они из той категории, которая должна была сейчас поспособствовать мне в удачном начале моей новой жизни.

Так вот, вспомнил я, по такому случаю, что в нашем районе имеется очень много таких экземпляров, на которых просто грех не потренироваться. А потом уже стану планку выше поднимать. А пока начну с малого, с бытовых услуг нашего района, а там, постепенно оттачивая мастерство, глядишь, дойду и до собственной работы.
 

В общем, составив план, я удовлетворённый ещё и тем, что не только выспался, но и плодотворно провёл утро, лёжа в постели, наконец, встав с кровати и позавтракав, вышел на улицу, готовый к осуществлению намеченного.

Сначала, на первом этапе своего родившегося стартапа я навестил обувщика нашего района, работающего недалеко от моего дома. Звали этого товарища, как-то не по нашему, Назим, вроде. Они, эти назимы, с некоторых пор поселившиеся не в своих южных широтах, приехав к нам на заработки и многие осев здесь навсегда, и сами страдали от того, что их назимами, а не ванями с петями зовут, и потому часто предпочитали называться более понятными нам именами, хотя всё равно понятнее от этого ни себе и ни нам не становились. Но этот так и оставался кажется Назимом, не предал корни своих южных предков.

Что дела, как уже сказал, особо не меняло, потому как вспомнил я, как он, пытаясь нагреть меня в своей традиционной манере, каждый раз рассказывал мне про то, сколько здесь лет уже ведёт свою тяжёлую трудовую деятельность, обувь местным жителям латает, не важно, что я сюда переехал только год назад и не в курсе был ещё насколько он вздул за 10 лет свои цены. Но дело не в этом или не совсем в этом.

Просто захожу в этот раз я в его контору, в которой еле-еле сам Назим помещается, не говоря уже о его обуви, которую он взял полатать, тоже, между прочим, в количестве не шибко огромном — сразу видно, бааальшой популярностью пользуется сей мастер у клиентов и спрашиваю, показывая ему на свои ботинки постоянного нашего производителя, не важно, что в России проживаем, но всё равно нашего, с надписью на стельке «мэйд ин чина»:

— Сколько, Назим, будет стоить наклеить новую подошву на них, профилактику, так называемую, поставить.

Увы, башмаки были хоть и новые, можно сказать только что купленные, но оригинальная подошва от любимого производителя, теперь уже старая на новых, оказалась не очень. То ли покрашена не понятно чем она была, то ли ещё что, но вечно я, зайдя к себе домой, пока их снимал, следы по всему коридору оставлял, будто пришедший с прогулки пёс, неохота потому было мне каждый раз заниматься ненужной работой, подтиранием полов. Собственно, потому и стоял я сейчас в этой будке два на два с вопросом в глазах.

В общем, глянул этот Назим-мастер на будущую свою работу и даже не почесав для виду в затылке рукою, не долго думая, называет такую цену, которая в два, а то и в три раза превышает стоимость моей недавней покупки и уже, смотрю, обе руки свои рабочие, без единой мозоли, протягивает к моей обуви и к моему кошельку, как к делу решённому. А я, в ответ, тоже, так, глядя ему в его бесстыжие глаза, наивно так и говорю:

— Что-то не цените вы свой труд, Назим, что же так дёшево-то берёте?

— У вас ведь и руки вон, какие, золотые. — Добавил я, подумав, что этот, хоть и дурачок, но точно озолотился на лохах, каким и меня каждый раз пытался сделать, заявляя, что работает только с дорогим материалом. А я тоже, как дурак, ещё говорил ему, что это не дело, так бизнес не ведут. А ту-ут, ну, надо же, взял и заявил ему только что:

— Вы, Назим, стоимость-то своих услуг поднимите, думаю, народ сходу оценит вас по достоинству, и потянутся к вам ходоки со всего города, не только я, и не только с нашего района, а я пока что, уж извините, пойду поищу, где подороже заплатить за этот грошовый ремонт.
 

— Наше, вам! – Добавил я на прощание и, слегка приложившись рукой к козырьку фуражки на голове, с гордым видом вышел на улицу, чуть не споткнувшись о высокий порог этой каморки, в точности как у папы Карло, у которого, на стене хоть и холщовый очаг висел, но от которого веяло теплом и уютом, а тут кроме ничего непонимающего Назима, стоящего с широко раскрытым ртом и молча смотрящего мне вслед, ну, и пары принесённых всё же кем-то для ремонта туфель, ничего не было, ни тепла, ни уюта, только веющее в воздухе желание надуть, которому совсем не хотелось потворствовать, как и дышать таким воздухом тоже не было особого желания.

Короче, выйдя из обувной мастерской, направился я к мяснику. Тот тоже своим потенциалом очень смахивал на Назима, причём, по всем статьям.

Захожу теперь сюда, в так называемую, мясную лавку, мало отличающуюся размерами от только что дорогой фешенебельный конторы обувщика, подхожу, вернее, протискиваюсь сквозь какие-то полки и ящики, стоящие на полу, к прилавку и гляжу на весь этот аккуратно порубленный и только что разложенный товар — разные части туши коровы, барана, куски печени и прочее добро, под одним общим названием — "мясо". При этом помню, что являюсь вегетарианцем, а мой кот нет, и что уже не раз об этом говорил хозяину-мяснику, а тот каждый раз пытался поделиться со мной очередным рецептом нового бифштекса собственного приготовления.

Не долго думая, спрашиваю Колю, который вовсе не Коля, а такой же Назим, увидев небольшой кусочек баранины, и зная, что мой кот-обжора её точно есть будет, но даже такое количество, тот отрубленный кусок, часть от целого, явно не осилит, и потому спрашиваю, не отрежет ли он мне чуток от того куска, что я выбрал.

Разумеется, куда ж без этого, я снова, в какой уже раз, выслушал, что можно приготовить его, колиными руками, именно из этого куска, и уже не выдержав, спросил, у сказочника-кулинара, как у того со слухом, чуть не добавив давно ли он был у врача, а следом узнал, что всё уже порублено, и меньше он сделать ну, никак не может, потому что потом не продаст.

И тут же для верности этот мясник кудесник схватил какую-то мясную часть, лежащую у него на прилавке, она была не очень большая, приложил к ней тот кусок, что я выбрал, и пояснил, что это одна целая нога.

– А так, две? – Тоже уточнил я, указав на остальные, аккуратно разложенные рядом. И прибавил, изобразив огромные глаза:
 

– Вы, Коля, лучше вывесите целые туши, обзовите их "говядина",
"свинина" или как там у вас принято, и продавайте целиком. Быстрее рабочий день закончится, всё пойдёт просто на ура. А так, сами видите, порубили, а никто не покупает и я тоже. Тем более, что вы не отличаете, мясо от барана. Я вам какой раз говорю:

– Мясо не ем!

А вы мне:

– А баранину?

Не знаю, чему больше удивился Коля-Назим, тому что, мясо и баран это одно и то же, или тому, что оставил я его с разведёнными в недоумении руками, но я получил удовольствие по полной, понимая, что не только с нервами остался, не возмущаясь очередному и бесконечному идиотизму, а ещё и поёрничал над таким качеством, имеющимся у некоторых не далёких людей, получив при этом удовольствие.

Я понимал, что сегодня мне просто везёт, прёт то самое везение и удача, это мой день, и зародившийся мой новый настрой всё больше поднимался, что значит, стартап набирал обороты, потому что, днём уже я сходил ещё и в соседнее кафе, где по обычаю раньше обедал и вроде там ничего так, кормили, но потом оно резко испортилось вместе со сменой хозяина этого заведения, оставшись только при своём старом названии «Экспромт».

Ну, не мог я просто никак, поменяв своё мировоззрение, обойти и этот объект, помня, как однажды почти час ожидал своей картошки под грибным соусом, а они, работники этого "экспромта", выдерживая марку, не знаю, или регламент, что там у них на уме было, понятия не имею, мурыжили меня и испытывали моё терпение, говоря в голос, что так принято в ресторанах, при этом мало чем напоминая данного разряда заведение.

В общем, и здесь я поднял себе зародившееся утреннее настроение, заказав не как прошлый раз грибы и подливку, а только чай с кексом.

С трудом проглотив то, что было налито в чайнике, просто горло высохшее хотел промочить, ибо даже три ложки положенного мною сахара не сделали эту пилюлю под названием чифир слаще, ушёл без скандала, но, не заплатив. И здесь, конечно же, теперь оставив только лишь рекомендацию не готовить экспромтом, дабы не вылететь в трубу, оставшись без клиентов, потому что к чифиру, к тому же, я только что имел шанс остаться без зубов, попытавшись надкусить это пирожное, которое у них зачем-то "кекс" называлось, а с виду, как кирпич строительный выглядело.

Ну, а в заключение начатого дня, я, как и планировал изначально, заглянул -таки к себе на работу, по дороге всё же перекусив в забегаловке без претензии на ресторан. Почти вприпрыжку беря одну ступеньку за две, забежал на третий этаж, открыл дверь в кабинет начальника, тот в этот момент очень кстати стоял с мечтательным видом у окна, что дало мне возможность тут же усесться в его кресло, и чуть ли не стукнув при этом кулаком по столу, в его же манере закинуть ноги в грязных башмаках на тот стол и объявить о своём уходе, положив перед ним бумажку со своим заранее написанным заявлением об увольнении, даже не вспоминая бесчисленные причины такого принятого мной решения.

И тут мне тоже можно сказать, крупно повезло, потому что, всё произошло, не как в анекдоте, рассказанном как-то мне коллегой, ибо в тот момент, когда я сидел с закинутыми на стол ногами в кабинете шефа, никто из моих товарищей, врагов, недругов и просто доброжелателей, не заглянул в комнату и не доложил мне о том, что это была всего лишь анекдотическая шутка, и что миллион я не выиграл.

Жаль, конечно, что миллион я не выиграл, лучше бы всё же выиграл, он бы мне совсем не помешал, но выиграл я гораздо больше, свою обновлённую нервную систему, которая не только не пострадала от всего случившегося сегодня со мной, а настолько обновилась, что я понял, на сколько же хорошо я выспался всё же, и снова, как утром, подумал про себя, как же жизнь хороша и как в ней всё отлично, когда просыпаешься с таким вот изменённым мировоззрением и хоть по -прежнему и живёшь среди дураков и негодяев, тут всё неизменно, но они уже больше не в состоянии испортить тебе не только настроение, но и удачно начатый с продолжением на всю оставшуюся жизнь день.

16.10.2021г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221101601390 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded