m_levante

А вдруг, а авось... Cтоличные зарисовки


      Умиляет зрелище — ряды спящих, читающих , мечтающих мужских лиц , висящих над ними— усталых озабоченных, печальных женских. Бесподобная картина, достойная пера великого художника.

     Вдруг освободившееся место снизу, сверху ртутью наперегонки с женщиной, не успевшей подумать, разлился на сидении молодой, красивый, румяный...

    Сидящая, глуповато в нос улыбающаяся, назойливо ищущая поддержки в глазах пассажиров напротив, дама. Открывшиеся двери вагончика, и женщина, взревев гомерическим хохотом, огласившим все подземелье метро, выходит наружу, вызвав при этом лёгкие улыбки у так и не поддержавших её пассажиров напротив.

       Двери открываются, а с ними развернувшийся во всю широту русской души баян, не важно, что ты сидишь в наушниках , слушая Пинк Флойд, тебя заставляют внимать другому репертуару, за исполнение которого желательно бросить в висящий на согнутом локте открытый мешочек пару звенящих, а лучше положить мягко шуршащие. 


     Сев на одном конце города, закрыв предварительно глаза и настроившись на длинный путь, ты вынужден периодически приподнимать спящие веки и просматривать продвигающиеся перед тобой ряды просящих, одетых при этом в золотые серёжки, фирменные джинсы, выкрикивающие самые разные причины почему просят. Держа руку на пульсе своего кармана, думаешь о том , что обратно, вняв их пожеланиям, встанешь в их ряды, чтобы успешно добраться до пункта назначения.

     Мужчина интеллигентного вида, скромно поджав под себя ноги, обутые в осенние башмаки, внимательно изучающий что-то написанное в электронной книжке. Рядом — сидящая девочка лет пятнадцати и нависающая сбоку мать с удивительной периодичностью передающая дочери то кофту, то мобильник, старающаяся передающим предметом пройтись интеллигентному мужчине по носу, по очкам, правда, стараясь при этом не задеть рук, держащих книгу . И все равно, бедолага – интеллигент вынужден всё глубже и глубже засовывать ноги в башмаках под скамейку, боясь быть раздавленным.

       Последняя станция метро. И ты вместе с кричащей матом, толкающейся толпой, несущей тебя к эскалатору, выходишь на поверхность, желая глотнуть свежего воздуха, окунаешься в испарения жарящихся, пекущихся пирожков, пончиков и прочей сдобы. Делаешь шаг и… Заглатываешь дым от курящейся сигареты, в следующий момент летящей куда-то вдаль, так как урны поблизости не наблюдается, и продолжаешь прокладывать себе путь дальше, нарываясь на раздающих рекламные листочки с приглашениями посетить ломбард с наименьшими процентами, магазин, кафе, предлагающие тебе самые низкие цены.

     Ожидающие у метро маршрутки, рядом с ними с кавказским акцентом приглашающие прокатиться именно туда, куда так желал дойти, выйдя из душного вагончика .

    Вняв их просьбам, проезжаешь мимо рынка, наполненного всё тем же кавказским акцентом, уже зазывающих для того, чтобы купил зелень, фрукты, не проходил мимо. Всё те же смуглолицые услужливо улыбающиеся, предлагающие свой номер телефона и бутылку водки, давно забывшие свои обычаи — вино , коньяк и только помнящие, что аксакалы .

    Центральные улицы города, где когда-то проходили трамваи, жил Окуджава наполнены теперь исключительно дорогими кофейнями, дешёвыми художниками, кучей сувенирных и золотых лавок, рассчитанных на снующих мимо приезжих, между которых затесались продавцы животных, танцующие и поющие, стоящие с висящими на груди плакатами, хулящими сегодняшнюю жизнь.

     Резво бегущий к тебе официант, вдруг по дороге забывший, куда направлялся. И вот, ты уже сам направляешься к нему, желая отведать то, для чего сюда зашёл. Наконец, водрузившийся на столе поднос с тарелками, вилками, но почему – то без чашек и ложек, но уже с аккуратно пристроившейся рядом книжечкой с пожеланиями чаевых.

    Похожие на официантов, только в розовых рубашечках, стоящие кучкой в сторонке, тихо щебечущие о чем-то своём, совершенно не думающие, что надо кого-то облизать, предложив товар. И все-таки, что-то с десятой попытки купив, сам заворачиваешь, проверяешь и гордо покидаешь с осадком недополученного.

   И всё так же лениво, неспешаще -долго выспрашивают в трубке твой мэйл- адрес для того, чтобы через минуту покинуть её, не поняв для чего выспрашивали.

     Один за другого и всё же не хором, а монологом, пойди туда не знаю куда. А вдруг, а авось, а может, успеем в тот самый последний вагончик метро...

13.10.2021г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221101301741 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded