m_levante

Профилактика самооценки

 

      Клара, не та, что украла у Карла кораллы, а другая, сидела на фонарном столбе и с высоты этого столба плевала без разбору в каждого проходящего мимо него, упражняясь в своей самокритике, говоря уже какой год подряд о том, что люди как-то всё ищут умных, великих, классиков, но, вот она, увы - не практичная, не умеющая строить гнёздышко, не умная и так далее, такая обладательница одних сплошных “не”, что значит, относилась к себе она весьма самокритично, это было видно по её не щадящим себя высказываниям в свой собственный адрес.
 

     Но для чего же тогда, может кто- то спросить, сидела она на столбе и оттуда плевала на проходящих мимо людей, всё говоря, прибавляя к своей самокритике, “ну, раз я такая плохая, с одними отрицательными качествами, то вы, вы все, кто внизу, можете смело вычеркнуть меня из своей жизни”.
 

      А они даже не знали её, кем она была, эта Клара, залезшая зачем- то на фонарный столб и сидя там наверху, возвышаясь над всеми, всё поплёвывала оттуда на прохожих, периодически появлявшихся в свете тусклого свечения лампочки фонаря.

     И были это влюблённые парочки, родители с детьми, бабушки и дедушки с внуками, это были одинокие прохожие и одинокие сердца, на сердце которых что-то у каждого лежало, но ни один из них не знаком был с Кларой.

       Клара и сама не знала никого из них, для неё это была только толпа, когда шумная, когда тихая и молчаливая, она знала только то, что ей не повезло в жизни, ухудшилось здоровье и после инсульта она с трудом оклемалась, делая первые неуверенные шаги, всё пыталась поднимать свою самооценку, не веря в то, что вдруг стала беспомощна.

     Потом, научившись всё же ходить, обретя какую-то уверенность и даже самостоятельность, в прошлом являясь медиком, занялась вязанием, разрабатывала руки и заодно лишнего зарабатывала, плетя фенички и шапочки, и продавая их на местном рынке.

     Дети и многочисленные внуки, которые у неё были, не обращали на бабушку внимания, у них были свои дела и заботы, и поддержать приболевшую Клару, помочь ей в повышении собственной самооценки они не могли, у них не было времени на это, а Кларе это было очень нужно, она ведь к тому же, работая раньше врачом, опустилась до вязания феничек и береточек, но цену себе знала, как человеку, и потому, так как ничего другого не оставалась, поднимала свою самооценку за счёт чужих незнакомых ей людей, на самом деле опускаясь в ней же, в этой оценке, только внешней, всё ниже и ниже.

     И вот таким образом и оказалась она однажды на том фонарном столбе, где продолжила процесс самоуничижения, а не самокритики на самом деле, обращаясь с разного рода нелепостями к незнакомым людям.

     Поведение её было настолько необычным и мягко говоря, странноватым, что те прохожие, удивлённо пожимая плечами, с сомнением глядя вверх, на Клару, сидящую на столбе, даже думали, что она в подпитии, и потому, кстати, и забралась на этот столб, потому что пьяна была. Но Клара не пила и не курила, она просто повышала свою самооценку, иногда идя на жертвы и ставя себя ниже людей, говоря про те отрицательные стороны своей натуры и свои бесчисленные “не”, в глубине души так вовсе не считая, того, что она кругом плохая с одними только “не”. Но ей же хотелось большего, она хотела услышать об этом от окружающих, какая она хорошая, услышать ободряющее, что не надо наговаривать на себя, говоря про те “не”, а следом похвальное, что она не такая, не с теми “не”.
 

     Она ждала, эта женщина, у которой случилось несчастье по здоровью, что кто-то абсолютно незнакомый, раз дети и внуки забыли про неё, но остались другие люди, окружит её своим вниманием и заботой, и она снова станет той Кларой, которой была всегда, и которую уважали и любили, и которая уважала самою себя, и что таких людей, поющих во славу ей дифирамбы нарисуется вокруг неё не просто много, а очень много. Но в реальности, всё происходило совсем наоборот, люди почти шарахались от не совсем здоровой, на их взгляд, женщины, которая слезливо рассказывала им о своих недостатках и даже предлагала им вычеркнуть её из своей жизни, хотя её там, так и так не было, в этих чужих жизнях.

      А однажды она, по обычаю проговорив свой знакомый репертуар про свою мега отрицательность во всём, совсем неожиданно для себя узнала, что человек этот, которому она всё это высказала, не козёл, на котором она может отыграть свою неудачную карту, потому что странная женщина успела сообщить этому очередному незнакомцу не из своей жизни, что она-то человек в пределах нормы, просто, вот, самокритика - “иногда могу и выше себя поставить, поэтому профилактика”, пояснила она свою позицию и своё хныканье, и вот тогда- то, этот ещё один прохожий, оказавшийся не козлом, разозлившись, что на нём какие-то навыки свои решили отточить, как кошка когти о кору дерева, и посоветовал Кларе залезть на фонарный столб и с высоты этого столба начинать плевать без разбору в каждого проходящего мимо, упражняясь в своей самокритике, “не придётся никого выше себя ставить, всегда сами будете на высоте, правда на высоте фонарного столба.” - прибавил он тогда, про себя же подумав, что сам- то он, со своими проблемами самостоятельно разбирается, а не с помощью каких-то незнакомых ему людей, да и если в этом мире чему- то удивляется, то по большей части про себя, людям не говорит о своих находках и открытиях, о том, что удивлён тому, что у них в головах делается.

    Вот и сейчас он только подумал, молча посмотрел на Клару снизу вверх, уже совсем удобно устроившуюся на верху, будто она навечно закрепилась на этом фонарном столбе, притаившись в ожидании прохожих, чтобы снова повторить, как заученный уже урок, что она из одних “не” состоит с желанием услышать от них, что это совсем не так, не боясь вновь, как от этого не козла услышать схожий совет тому, что на той высоте она будет всегда на высоте и выше других, и так ничего и не сказав, пошёл дальше своей дорогой, уменьшаясь на радость Кларе в размерах, и становясь совсем невидимым в тускнеющем, почти гаснущем свете фонаря, где на столбе так и сидела Клара и повышала свою самооценку, по совету незнакомца плюющая оттуда на всех проходящих мимо, и оставаясь всегда выше них, как ей и хотелось, правда не выше столба, на который, не смотря на возраст и случившееся нездоровье, ей удалось залезть.

10.10.2021 г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221101001142

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded