m_levante

Комедиант и его жизнь


 Добрым никогда не был, но по доброму смотрел на мир и людей, зная, что мир не рай небесный и люди не ангелы в раю, что жизнь, словно спектакль с постоянно меняющимся сюжетом, и меняющимся жанром, правда тут всё зависело не от понимания и собственного взгляда на этот мир, а от его восприятия, того, что в нём происходило.

А происходило в нём чаще всего что-то не очень хорошее, которому он мог дать объяснение, зная об отсутствии справедливости, но не хотел сам себе пояснять причину, когда дело касалось плохих поступков людей.

Они были очень разными, эти люди, и их было много, а значит и разнообразие из качеств и характеров, относящихся к их натурам, тоже было велико.

Со всеми ними он был не знаком, да и было это нереально, и потому не считал нужным вникать в суть плохих проявлений, исходящих от каждого человека. Всё равно это ничего бы не изменило, и плохое осталось бы плохим, а хорошее хорошим, ещё и пройдя почти незаметно мимо него, минуя его жизнь, не делая из нее ни трагедии и ни комедии. А те, что оставляли не лучший след или отпечаток на тропе его жизненного пути, воспринимались им потом в его воспоминаниях, как что-то из комедийного телесериала. Тот полученный негативный отголосок эхом не отзывался в его душе, а рикошетом отлетал далеко от настоящего, в котором и без прошлого хватало негативных событий.

Но однажды, всегда и навсегда не очень хорошее настоящее становилось не очень хорошим прошлым, которое он старался не вспоминать, потому что забыть его всё равно не получилось бы, как бы не хотелось. Это было свойство памяти любого человека- помнить то, что уже было, но прошло и закончилось, как очередная серия из одноименного сериала про его жизнь, когда плохую, а когда не очень, но никогда хорошую, потому что такой уже сценарий был написан специально для него, режиссёром которым был кто угодно, но только не он. Это были те актёры, из списка людей, которые были очень разными, и среди которых плохих всегда было больше, чем хороших, такое равновесие или расстановку сил, назначил не он, а жизнь со сценарием про чью-то жизнь.

Разумеется, если бы это было в его власти, он бы иначе, как и любой человек, срежиссировал бы тот не придуманный им сюжет, где ему оставалось только играть роль некоего комедианта и каждый раз при случае смеяться, чтобы комедийный спектакль жизни не перешёл лишний раз в трагедию и не закрепился бы на этом навсегда, став одной сплошной трагедийной маской, а не его уже жизнью, в которой ему хотелось больше смеяться и радоваться, чем плакать и страдать, правда, так не выходило, и могло вообще не быть, если бы не то его восприятие жизни, в которой больше было плохого, чем хорошего, как и людей больше плохих, чем хороших, и если тебе не повезёт, то встретятся на твоём пути одни плохие, оставив хороших где-то за бортом того корабля, который нёс тебя в открытое море, не давая возможности в случившуюся бурю сойти на берег для того, чтобы хотя бы переждать плохую погоду, а если успел намокнуть, то обсохнуть и идти дальше.

Нет, ты, не сходя с корабля участвовал в том бушующем океане страстей, без возможности помочь даже самому себе, все протягивая руки к спасательному кругу, привязанному к корме, но уже не было сил дотянуться, настолько тебя вымотала случившаяся буря со страшным ветром и огромными волнами, которые где-то накатывали на прибрежный песок, там, где тебя не было, будто облизывали его, тот берег, на который ты желал бы сойти, но не мог, но отчего он делался абсолютно гладким и скользким, а твоё схождение на него бессмысленным, ты просто, как с борта корабля, соскользнул бы с него вниз, оказавшись вновь в глубинах океана, который продолжал зло бушевать там, где ему было положено.

Но там не было тех хороших людей, которых ты оставил за бортом корабля, всё происходящее было творящимся злом, которое обычно не совершают хорошие люди, и ты, зная это, захочешь поглубже зарыться в морскую волну, чтобы не видеть происходящего, а потом, покачавшись на ней немного, захлебнуться от счастья, вспомнив, что такое жизнь, и как ты её воспринимаешь, как дар судьбы, что уготовила тебе больше плохого, чтобы ты хотя бы мысленно и потом смог бы сделать из него хорошее, не в реальности, конечно, это невозможно, а к примеру, описав снова в своём уме, не записывая и не оставляя за собой ни слова, ни строчки, потому что это принадлежит только тебе и имеет отношение только к тебе, всё то, что опишешь так, как было, но подав его, это плохое, случившееся с тобой с долей юмора и того смеха, который тоже накатывал на него, на того, кто не был добр, но по доброму смотрел на мир и людей в этом мире, и смех, что накатывал на него, был как та морская или океаническая волна, которая с силой билась о берег, заставляя захлёбываться его от хохота и счастья, которое он сам нарисовал себе в своём уме, ибо в глазах всё было совсем иначе.

Но можно ведь, глядя на плохое, придумывать что-то хорошее, тот сценарий своей жизни в комедийном жанре, делая из трагедии комедию и помня, что смотреть на окружающий тебя мир и воспринимать его, это абсолютно разные вещи, и твоя собственная жизнь в этом мире зависит, в первую очередь, от собственного восприятия всей жизни, которая может выглядеть, нет-нет, не быть, а только выглядеть, хорошей, не смотря на то, что в ней всегда было больше плохого, и всегда оставаясь при этом комедиантом в собственной жизни.

04.10.2021 г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221100400763 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded