Марина Леванте (m_levante) wrote,
Марина Леванте
m_levante

Разговор о пропаганде

 Порою кошки серы не только ночью, а и днём и просто в любое время суток, и это надо бы знать, чтобы выглядеть хотя бы в собственных глазах нормальным человеком, без каких-либо лишних диагнозов, которые сами так и просятся в твою историю болезни, особенно, когда  происходит неожиданное нападение серых кошек и всех разом.

Кому-то при таком раскладе, всё же удаётся сохранить себя и свой статус- кво, а кто-то  так и метит под надзор личного психиатра. А так как такового у него не имеется, по ряду причин, то и случается то, что случается.

   А именно, как-то раз, Иван Никитич, вспомнив, что он в своей жизни всегда был ярым, нет, не  антисоветчиком, а ярым советикус, тем продуктом советского строя, из которого сам и вышел, пущенный в расход по всеобщему конвейеру,  и решил поучить уму-разуму  своих  нерадивых  соплеменников, угораздило которых, придерживаться иной  точки  зрения, не схожей с его,  хоть они и не были никогда антисоветчиками, во всяком случае, в те незабвенные времена диссидентами не являлись, а даже наоборот, вместе со всеми, с тем конвейером, кричали громко «ура» и «да, здравствует партия и ее правительство!»

Но это время давно осталось в их и  во всенародном прошлом,  и они получили, наконец, возможность, по достоинству оценить и ту партию, и то правительство, которое так благосклонно пустило их всех  скопом по конвейеру, сказав, что  это и есть тот самый Рай, о котором они мечтали, будучи ещё в лаптях и при краюшке хлеба, но без земельного надела.

Но вот, незадача, Иван Никитич, не имел к ним никакого отношения, он уже в новые времена всё так и оставался приверженцем того строя, в котором родился и вырос,  и действовал, как того требовала идеология того государства, когда любое  слово, даже не важно какое, сказанное  за или против, но идущее в разрез с мнением  опять партии и того же  правительства  этой партии, считалось не просто позорным, а не подходящим для любого человека, не важно,  какого, советского, или  из буржуазной ячейки злостного капиталистического общества. За такое нещадно карали, чаще просто бесцеремонно затыкая глотку, когда случайно вылетевшие  из твоего нутра  слова, застревали в горле,  и ты боялся    поперхнуться, чтобы не  сдохнуть, тут же не отходя от кассы местного  универмага или колхозного  сельпо.

И потому, помня, как надо и как нет,  выучив для этого ещё и историю ВКПб на зубок, Иван Никитич  решил обрушить  весь свой совсем  не праведный  гнев на первого попавшегося для этого наилучшего, по его мнению, кандидата, совершенно не  будучи  в курсе   теории  серых кошек и не только ночью, он ведь  только курс марксизма прошёл.  Хотя, по-любому,  если бы даже и знал, то всё равно его практические дела разошлись бы   по обычаю с теоретическими.

И он,  не долго думая, ведь в те времена, обязан был, если поднимут ночью, даже  в сонном состоянии ответить сколько будет дважды  два  и  не ошибиться, за это могли и по попе розгами выпороть, и чётко помня, как может быть, сходу приступил к выполнению своих партийных обязательств, грозно прогромыхав  в потьмах, будто присутствовал  на партийном собрании, а  не в новых  реалиях находился,  и тема которого в этот раз была жилищный вопрос, вернее, как было тогда и как  есть сейчас.  И,  конечно же, тогда всё было просто супер, а сегодня просто  шок и трепет, потому что никому  больше квадратные метры бесплатно не раздают, а обязан сам о них позаботиться, не смотря на обещание, записанное в конституции, что у каждого гражданина   сегодняшнего государства  должна   быть крыша над головой, правда никто там в этом параграфе не уточнил, как он эту крышу будет себе обеспечивать, и потому на вопрос, не могли бы  вы сказать, а сколько  конкретно метров приходилось на каждого члена вашего семейства, на которые вы приглашали гостей, и были ли  эти метры полностью отдельными,  или вы их делили с соседями коммунальщиками, ярый советикус, насупив брови, почти  выкрикнул,  как на демонстрации в честь  советского   праздника трудящихся, приходящегося  каждый  последующий  и предыдущий год  на  первое число месяца  мая, причём сразу по-товарищески на «ты»  обратившись к понравившемуся  ему кандидату на промывку мозгов:

- Да, всё было отлично,  не волнуйся, и метры были, и всё было у нас хорошо.

А следом  грозный  сторонник   советской  пропаганды,    чтобы уже иных вопросов    не возникало, привёл  внушительный перечень всего того, что было даже не хорошо, а отлично, а главное, уточнил он,  что и за здоровьем психическим совсем бесплатно  следили тогда, раз в году   гоняя на профилактический осмотр, чтобы не дай бог не проявился  тот лишний психиатрический диагноз в твоей истории болезни.  Врачей-то, а особенно психиатров,  тогда практически не было  нормальных, во всяком случае,    не  для всех,  а эти, те, что последние, способны были только карательной психиатрии подвергнуть, если что,   залечив до реальной « дурки» своими таблеточками,   потому и важно было так  психическое здоровье  граждан той страны, тем более, что и мест в психиатрических лечебницах  тех лет особо много  не было, и их кормить ещё надо было, тех, что туда попали по случаю и случайно.

Но Иван Никитич, знал ведь только  то, что читал в ежедневном выпуске газеты «Известия» и  «Правда»,  а раз правдой назвали, то, известное дело, о какой кривде может в ней идти речь, в этой «Правде».

И он, услышав  следом такую  наглую  ложь,  выразившуюся словами кандидата, на которого, почему-то  упорно не действовала пропаганда тех лет в дни сегодняшние,   и который сказал:

 -  Хоть люди и не птицы,  но их вполне  устроило  проживание в   скворечниках. Наверное, потому что крылья всем так поднадрезали, что они даже всей стаей   умудрились в них  уместиться.

Тут же яростно ударив кулаком по столу, он  взорвался как Везувий, потому что за психическим  же здоровьем тогда ревностно  следили, профилактории устраивая каждый год, и не смотря на солидный возраст и кучу возрастных болячек, сходу  резво  полез  на трибуну, украшенную красным знаменем с вышитым золотом   серпом и молотом, с которой и  начал толкать  свою пламенную речь,  подробно рассказав    всю историю своей жизни в СССР совершенно незнакомому человеку, хоть и  выбранному,  им  лично   кандидату на промывку мозгов, и с которым уже был по-товарищески  на  «ты», что уже мало походило на идеологическую  пропаганду, к чему он вообще–то     и стремился, затеяв весь  этот сыр-бор  в серости дня,  на тему жилищной  проблемы тогда и сейчас. Потому что,  какая разница,  на самом деле, что  было пропагандировать, главное, пропагандировать, не отходя от главной идеи коммунизма и  дела Ленина с  идеями  Маркса с Энгельсом вместе взятыми.


                                    ****
   Долго,  раскачиваясь  из стороны в сторону, словно тот  камыш, что шумел, когда деревья гнулись, всё так же стоя на трибуне, и ощущая себя  при этом    привычно  в «красном уголке», украшенном по обычаю мраморным бюстом маленького Володи Ульянова, с каменными  кудрями белого цвета   на голове, ярый советикус смачно  плевал слюной и харкал желчью,  всё исходя на злобу и ненависть ко всем империалистам всего мира,  не замечая кошек серого цвета, тем более, что была тёмная  глухая  ночь,  грозившая и вовсе умопомешательством Ивану Никитичу, если  он  не остановится.

Но он не собирался даже заканчивать, не то, что останавливаться,  всё  действуя в обход, будто партизан,  идущий по минному полю, говоря о чём угодно, кроме выбранной им самим же  темы жилищного вопроса  -  о войне, которая  закончилась в 45-м  году и о том, что  кроме  строительства жилья,  в СССР создавали ещё и   собственную легкую и тяжёлую промышленность,  авиатранспорт и  речной транспорт,   и о том, что  были рабочие места,  а это видно,  по его мнению,  и было главным,  как и про то, что  питались тогда исключительно  качественными продуктами, а не колбасой из туалетной бумаги и горючим сыром, будто и не было тех  синих кур и субпродукта под названием «сиськи,  письки,  хвост»,   и всего остального, сильно напоминающего   сегодняшнюю действительность, да и как могло быть, что-то иное, та самая бумага в виде колбасы, если  давно известно, что то, что написали  в газете «Правда»,  то  и  должно быть только правдой. А то, что и в те годы, отлично работала, как и сейчас, пропаганда только советская,  убеждающая всех тех, кто послушно  с конвейера сошёл, что это  и есть те достижения революции, которую  партийные  боссы  устроили для блага новых граждан новой страны под названием «страна советов», этого  не только Иван Никитич не знал и знать не хотел.

  И  потому, конечно же, всё было тогда бесплатно, и медицина, и то же жильё, на теме которого он решил среди ночи  устроить промывку мозгов выбранному кандидату, совсем не от его коммунистической партии, хотя действовал при этом ярый советикус в том же стиле и духе, к которому его приучили за долгие годы жизни в счастливой стране советов, даже не заметив, как лихо сам  попал под влияние той пропаганды, и потому ничего ему не оставалось, как жить  и дальше  с  теми идеями  коммунизма,  и коммунистического  светлого будущего, уже находясь  в сегодняшнем настоящем, где, вот те раз, не все оказались согласны с его мнением.

 И посему он продолжил брызжать слюной и харкать желчью в  сторону неизвестного товарища, с которым он уже был дружественно на «ты», но почему-то его слюни и желчь не попадали в цель, вернее в цель попадали, но  которой в тот момент   являлся не сам товарищ,  явившийся  той упомянутой  серой кошкой, а  заляпанный  дисплей его старенького компьютера, стоявшего в тот момент на столе, и за которым сидел согбенный старик,  успевший рассказать всю историю своей жизни в СССР, где ему было лучше всех  и почему-то решивший, что и все остальные так же чудно жили в те времена, как и он, и потому он просто обязан, по партийному чётко  развернуть угол зрения любого несогласного с ним, чтобы не дай бог, партийные бонзы не повылезали случайно   из своих могил и не понадавали несогласным  по попе розгами.

А то, что этими несогласными  могло  быть и   поколение  уже 90-х, перед  ним же только дисплей был,  а не реальные лица людей, то поколение,   для которого  Советский союз и жизнь в нём, это просто параграф или раздел из современного учебника по истории,  а для их детей и внуков так и вовсе, СССР  будет сродни канувшей в лету Византийской  империи, всего  этого  ярый советикус Иван Никитич в расчёт не брал, ведь важно было оплевать  кого угодно, а  для этой  цели  мог вполне  себе сгодиться и   плазменный экран его старенького компьютера.


   Воистину, отлично следили в те времена за психическим здоровьем граждан той,  самой процветающей на фоне всего мирового сообщества, страны,   самой преуспевающей в выполнении, назначенных партией и правительством пятилеток,   забывшей сказать  своему народу, что в той «Правде» не было ни капли правды, и что иное мнение, допустимо,  не только ей  к высказыванию, чтобы спустя десятилетия, не приходилось бы наблюдать все те диагнозы, которые,  несмотря на пристальный  политический  надзор,  всё же прицепились к истории  болезни некоторых, имевших отношение  к тому,  общему конвейеру, но  так и не сумевших перестроиться  на  новые  времена и события,     идя в ногу со временем, тем более, что и пропаганда тех лет, но  на новый лад,  никуда не делась, и можно всё так же вести разговоры о пропаганде, оставаясь при этом,  самим собой,  но не забывать всё же,  что она уже совсем  иная и всё же выглядеть в глазах  окружающих полностью, ну,  или почти полностью  здоровым.

02.01.2018 г.
Марина Леванте



© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218020202207

https://www.proza.ru/2018/02/02/2207


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Кумир продажный

    "И, улыбаясь, мне ломали крылья, Мой хрип порой похожим был на вой, И я немел от боли и бессилья, И лишь шептал: «Спасибо,…

  • Люди, несущие зло

    То зло, что происходит в мире, Если так подумать, То зло людьми несется, И тем, что в мире прибывают, Сию планету населяют, С…

  • Кость, что сглотнуть так и не смог

    Тот путь, который звали мы дорогой жизни, Он проходил, идя вперёд, Не глядя на часы, на время, Он торопился, всё идя вперёд,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments