m_levante

Странные игры, но без правил


       “Человеческая наука играет в дурочка с Богом по Его правилам, которые Он властен менять в соответствии с гармонией.”

      Какие правила и какой Бог, какая гармония  и с кем, и кто властен менять её, твою гармонию, управляя всем миром и тобой тоже.

     Ежели ты веришь в Бога,  как в Творца и  как в те силы, что управляют и руководят, то этим и объясняются  твои высказывания о человеческой науке, кем созданной и кем управляемой, играющей в дурочка с Богом,  а ежели нет, если не веришь, а только размышляешь, сомневаясь верить или нет, еврей  ты   или иудей, или   выкрест, ставший православным  не смотря на свою увы,  пятую графу в паспортных данных, ибо родился в 62-м году, когда она присутствовала в жизни людей, населявших  просторы  советской страны, да  и твои внешние данные, сильно отдающие  южно- восточным акцентом,   не исключающие, даже если кто-то не антисемит и линейкой  не измерил твои черты лица, отрицая евгенику, как ту самую науку, играющую как видно,  тоже в дурочка с Богом, но по его правилам—   интересный момент в сказанном  об играх с Богом, тем, кто не пойми кто, но размышляющим, а главное, желающим донести свою мысль до других. Но  как?

      Сказать так, чтобы никто ничего не понял, остаться непонятым даже для  самого себя, но прослыть умным, потому что  всё то,  что было только что  простым, сразу после твоих умозаключений,  стало сложным.  Сложным и непонятным  для простого обывательского ума, не всем  же  предназначено быть гениями, и это общеизвестный факт, а если твою гениальность способны понять и принять  единицы, то ты,  прости,  уже и не гений,  или не совсем гений,  и тут же  напрашивается вопрос  настолько  ли ты сам умный, коли не способен простую истину донести простыми словами до других, а только вечно выражаясь запутанно хитро, хитришь сам собою  и с другими.

     А твоя молодая жена, которая  на 20 лет младше тебя, будто из “ Алых парусов” по имени Ассоль,  и    ты её принц, как авторитет из  авторитетов, вторит тебе и твоим запутавшимся мыслям, когда оба вы остаётесь  непонятыми другими и даже друг  для друга, хотя это-то как раз  и понятно, вы же из разных  эпох,  ты как мамонт,  можно сказать,  что застрял в ледниках, а она, как слон из жаркой Африки, но идёте вы вместе, касаясь   друг друга боками,  по новой жизни, в которую вошли одновременно, он —  в образе  мамонта, когда уже огромное брюхо свисало до самой земли, и его не могли прикрыть даже мощные бивни,  а она в образе слона или больше молодой слонихи, ещё не отяжелевшей от собственного  веса, и идущей следом за своим вожаком -мамонтом. Их  связывает одно, оба они  диссиденты, он из тех,  ледниковых веков, перенёсший свою идеологию  во времена новые, где встретил свою молодую слониху Ассоль и научил её  своим заповедям. И  теперь он -  автор тех идей,  положенных на стихи и прозу,  а она их,  переносчик, как вируса, который подсаживается на любого, кого коснётся их ставшее обоюдным умозаключением  на тему, что есть жизнь и даже что есть бог, с которым человеческая  наука играет в дурочка, но  по Его правилам, которые Он властен менять в соответствии с гармонией.

    Да, чёрт с ним уже с этой гармонией, хотелось воскликнуть,  зная, что за этим последует, то объяснение простого в усложнённом варианте от гения, когда хочется круто выпендрится,  но не всегда получается. Но люди!   

    Люди тоже  играют друг с другом   по правилам Бога?

      Но нет, этот не пойми кто, то ли иудей, то ли кто,  но диссидент точно, который не веря  в  Бога, он так и говорил : “ Я в Бога не  верю, но   я знаю, что он есть —  творящая энергия во всём существующем, во всём, что есть, было и будет. Он есть всё во времени и вне времени”  крестил своего сына Лёвку, родившегося  от Ассоль  в православном храме, не мог хоть тут смолчать и  ответить только на поставленный вопрос, вечное желание круто выпендриться было непобедимо и потому, он надулся, как индюк, став ещё больше похожим  на громадину  мамонта, своими размерами и приступил к объяснениям, пролонгированным  на всю оставшуюся его  жизнь. Во всяком случае, чья-то жизнь точно могла давно закончиться, только не крутые  разъяснения  Лёвкиного отца диссидента, которые означали по поводу того, играют ли  люди по правилам бога,  следующее:

    —     Иногда, (что значит,  иногда они  играют друг с другом), —   если они живут гармонией.

   А дальше без пояснений, кто и с кем играет иногда, а чётко и ясно, но как всегда не понятно никому, и самому диссиденту мамонту  тоже, тем  не менее:

       —   Если  они   сохраняют неустойчивое равновесие в бесчисленных взаимосвязях, соблюдают пропорции не статичных ингредиентов, создавая вариации чего бы то ни было в противовес пустоте, чаще по наитию, которое заменяет им творящую энергию мысли. И есть ли сама возможность людям играть с людьми по этим правилам, где личность, персона, и весь человеческий вид имеют частный, прикладной характер, на смену которым легко, без сожалений, придёт нечто другое, подсказанное полётом гармонии? Цели и мотивации —    не сопоставимы. Хотя...

     Те же слова и выражения когда-то употреблял  некий покойный  критик Лев Аннинский, с которым знаком был сам диссидент -  мамонт, а его молодая жена когда-то училась у этого замечательного  русского критика Льва Александровича Аннинского, который руководил её  дипломной работой во время учёбы   в Москве в  институте  журналистики и литературного творчества, и потому сейчас он попросту     транслировал его мысли и выражения, которые были вырваны из контекста сказанного когда-то критиком, но  выглядели же,   как крутой  выпендрёж, что и  требовалось, для того, чтобы смотреться  умным в глазах тех, кем так и   остался непонятым.

     А кто-то вообще, видел нечто подобное, как недетские  гармоничные игры  между людьми?

      Но на подобный вопрос  о том,  видел ли, мамонт-диссидент отвечал как-то весьма своеобразно, зачем-то перечисляя то, что ему  нравится в жизни, как великому интеллектуалу, говоря,  "мне нравятся многие письма Пушкина,  ну, и, конечно, большой список произведений,  и Моцарт, и Айвазовский, и Борхес, И Набоков... и, и, и..." относя все эти личности не к присутствующей гармонии, а  к людям, которые играли с людьми  по правилам Бога, всё продолжая при этом не верить в наличие Бога.

   Но устанавливал ли   эти правила  Бог, тоже  хороший вопрос,  иначе он не устанавливал бы другие, или это не Бог, а Сатана в обличии Бога.

    Когда кто-то  считает, что пьющее население этого мира,  это не деградация, это  праздник души, а  сухой закон, это  мудачество, и придерживается такого мнения  женщина вместе с другими  женщинами, теми  евами, вышедшими из ребра Адама по инициативе Бога,  которые рожают потом  таких же адамов- деградантов,
когда кто-то кому-то  так говорит,  это тоже игра по правилам Бога?

    Но на все эти вопросы, мамонт-диссидент имел всегда  один ответ, означающий одно:   Откуда взгляд —  оттуда и правила.

      Разумеется, не с высоты гармоничного полёта, и витания в облаках у Бога, но это тоже создания Бога. Нет, в общем-то никаких  правил, как и нет гармонии, если и были,  то человек давно, руководствуясь указаниями Бога, сломал всё и даже больше.

      Зная, что бывший и  нынешний диссидент, всё зорко глядящий в сторону пятого континента, несмотря на свои уже состоявшиеся 60, что значит, наверное, не опоздал, тем  более, что Ассоль-то точно не опоздала, ей всего  40,  а Лёвка, крещённый в православии,  так тем более, поэтому можно не только смотреть, а находясь здесь, но будучи не мысленно, а  виртуально там, писать для  не своего, хотя это спорный вопрос,  не свой ли,   альманаха,  стишочки, и даже повесть  склепать  на тему своей жизни,  о том, как всё было и почему ещё  не мамонт,  диссидент,  родившийся   в счастливой семье с обычной  трагической эмигрантской и гулаговской историей, когда все семейные тайны  о белоэмигрантской  харбинской  юности его  бабушки, и  расстреле  деда в 1937 году, а потом о  последовавших  за этим мытарствах, скрывались от него, не рассказывалось и о том, как    удивительная сила и жизнелюбие уже отца, деда ведь расстреляли,  позволили вытащить семью из постэвакуационной Средней Азии ближе к Москве, и потому не понятно, всё ли это, эта сумбурная семейная  история, так повлияла  на диссидента,  ставшего потом мамонтом, заставила его   уже  всегда мыслить, что называется  ни в жопу, ни в красную армию, или  это у него просто  такой стиль общения был  в качестве ухода от того ответа которого нет, когда всё равно, что сказать, лишь бы сказать, короче, зная такие вот его особенности, не хотелось даже  что-то ещё спрашивать его, он мог совершенно  не впопад даже на свою тему гармонии ответить:

      —  А волк съел? А гиппопотам забрызгал? А мороз заморозил? Соревнования гордынь — тоже гармонично. И тоже нормально до определённого предела.

      А уже на вопрос   "А где предел, что стал уже передел",  сказать, что   предел на границе с тем, где ничего нет.

    Хотя ясное дело, если ты еще и верующий  в Творца, как в единого Бога-создателя, то для тебя всегда и   везде что-то есть.

   Но он- то в Бога не верил, и так сам, как уже известно,  и говорил:

      — Я в Бога не верю, я знаю, что он есть —    творящая энергия во всём существующем, во всём, что есть, было и будет. Он есть всё во времени и вне времени.
 

      В Бога не верил, но по религии, по земле, больше был православным,   хотя не являлся   противником  других взглядов, то есть инакомыслие    приветствовал и не осуждал. На сумбур, больше смахивающий на хаос,  мыслительного процесса,  правда, это не походило, ведь, тот кто раньше был проверено  атеистом,  сейчас просто обязан был  быть таким же проверенным христианином, не смотря на пятую советскую графу и взгляды диссидента, тем более, когда ты уже мамонт и понимаешь, что тебе выгодно, а что нет, и этому же научить можешь молодую поросль, жену свою.  Вон, она, гляди уже и в редколлегии того американского альманаха состоит, публикует твои стишки, прониклась значит. Так что, того и гляди,  вы вот-вот  все вместе сниметесь с якоря и уже не виртуально, а реально, сидя втроём, считая маленького Лёвку, на пятом континенте, усевшись в   нём  основательно  на пятой точке, обретя там пмж с грин картой,  там уже продолжите свои публикации, ведя совместную гармоничную жизнедеятельность.

      Тем  более, что то, что касалось его, мамонтова    писательства, тех знакомых его мыслей, когда  ни в жопу,  ни в красную армию,  и вообще всей  жизни, так он  старался  следовать гармонии, насколько это было  в его  воле. Потому что остальное  для него, для  не верующего еврея, всё было в воле божьей, и его иудейство с православием тоже.

  —     Везде ли что-то есть? —   Это  вопрос, ответ на который постоянно даёт моё   творчество.

      Стараясь напоследок подвести итог, говорил мамонт-диссидент, не коротко   уточняя собственную мысль:

     —      Может ли что-то возникать из ничего? Кто  —   творящий из ничего? Из чего возникает мысль и куда направлен её вектор? Насколько далека абстракция от материального воплощения, мысль —   от материи? Есть ли ничто (пустота) в каждом атоме?

    Что было его  очередным и благо,  действительно последним хоть тут,  его крутым  выпрендрёжем, которым он старался поразить окружающий мир и его населяющих человеческих индивидуумов.

   Короче, поражай не поражай, а...

         "Вопросы, кругом одни вопросы,
          Которые останутся в той воле... божьей,
          В  чем смысл жизни, если нету смысла,
          В  игре умов, в гармонии c  самим собой,
          Ибо тот смысл утерян был ещё в рождении,
          И  в зарождении мира просто так. "

      К тому, что нет  и не было  смысла изначально вникать в весь этот крутой выпендрёж мамонта-диссидента, который, понятное дело, отчалит в скором времени,   куда подальше, отдав  швартовы  не только из ледникового периода, но и из    теперешней жизни, как его вообще,   угораздило на такой срок  задержаться там, где пришлось принять  православие и сына своего  крестить в том же православии, просто не понятно, но гармонии же можно достичь где угодно, и достигать её  сколь угодно долго, как   и войти в соглашение с Богом, тем более, когда в него не веришь, да и  не был никогда за кого-то одного и не  был против инакомыслия,  признавшись, наконец, что иудей, и что не то христианство  принял, попутал бес,  и вообще, снова  и навсегда  не веря в Творца.  Вот тут -то и прежняя всегдашняя сумбурная хаотичность не станет помехой, но кому до этого всего, до его выпендрежной  сумбурности, до  его жизни будет дело, правда, всё же хотелось напоследок, пока не рванул туда,  куда  всегда так зорко смотрел,  держа руку на пульсе своих диссидентских  желаний,  узнать, задав вопрос:

      —      Хотя, обождите, осталось только спросить, вы всегда мыслите ни в жопу, ни в красную армию, или у вас это такой стиль общения в качестве ухода от того ответа которого нет, когда всё равно, что сказать, лишь бы сказать?

   И услышать  в качестве ответа, что просто он всегда хотел круто выпендриться, потому и жопа,  и красная армия,  и всё  в одном флаконе.

    Ну, не интересно же, правда,   потому, скатертью ему дорога,  и пусть строит гармоничную жизнь там, где всегда хотел.

15.09.2021
Марина Леванте


 

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221091500611 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded