m_levante

Знакомство накоротке


      Где они познакомились Вера уже не помнила, кажется,   на каком-то сайте знакомств, но скорее всего   во время каких-то  выборов, не президента, этот уже сам себя выбрал  навсегда,  а депутатских,  даже не важно куда, в  госдуму или ещё  куда,  зачем-то с удивительным постоянством и регулярностью  проходящих в нашей стране,  когда она работала политтехнологом у очередного кандидата в те самые депутаты не важно чего,  и периодически сидела в офисе, находящемся в здании, в котором он, этот её знакомый,  снимал себе жилье, она  помнила факт их знакомства, но больше ничего из того, что было, как и почти  не помнила его самого.

      Вроде,  звали  его  Алексей, но с виду он был такой белой немощью, непривлекательной серой  молью, вылетевшей из чьего-то шкафа и зачем-то зацепившейся  за ее одежду,  и настолько невзрачным, что терялся среди других алексеев, которых она когда-то знала, и вообще среди ее знакомых. 

   Но, что-то все же ей запомнилось в этом знакомстве, а  именно его краткосрочность и что было наверное,  самым главным, это та   причина, по которой они больше ни разу не виделись.

         Алексей, пусть это будет он, а не Пётр или Николай,  всю  свою жизнь провел в Подмосковном городе Балашиха, там родился и вырос, окончил среднюю школу и какие-то курсы компьютерщиков программистов.  К  этому,  к компьютеру и  программированию  у него была склонность, нет,  никаких особых талантов не имелось,  и какие-то новые программы он не собирался создавать, просто неплохо во всем этом соображая, он сделал ставку на свою специальность, которая в современных условиях жизни и обрушившихся на мир  разных  технологий,  была весьма актуальна, и думал,  что сможет неплохо на этом зарабатывать,  и потом, возможно поднимется и по служебной лестнице, а значит и зарплата его будет  увеличиваться с каждой  новой ступенькой, которую он будет преодолевать,   поднимаясь  вверх,  хотя особых амбиций в продвижении по службе он не имел, как и в работе просто   делал хорошо то, чему научился.

         Короче не был он  особо  требователен в этой жизни, готовый всегда довольствоваться малым и все же,  несмотря на свои скромные жизненные запросы, понимая, что в своем родном Подмосковье даже не заработает ничего,   двинулся в сторону столицы, благо особо огромное расстояние преодолевать не пришлось, всего-то 26 кимлометров поездом.

      А там, оказавшись  в столичном жерле, среди подобных себе,   чтобы не умереть с  голоду,  кинулся на поиски так желаемой им зарплаты,  и хотя в стране был снова непроходящий кризис, он сумел быстро найти то, чего так жаждал, хорошо оплачиваемую работу программистом в какой-то крутой компьютерной  фирме, и вот тогда -то  размер его зарплаты  и позволил ему снять квартиру в том здании, где находился на первом этаже офис кандидата, к которому подвязалась Вера в качестве политтехнолога на время очередных выборов, проходящих в стране. 

      Кандидат тоже снимал помещение, и не смотря на то, что получал он поболе, чем Алексей, являясь  мелким государственным деятелем, он экономил. Экономил даже на своей предвыборной кампании, и если б мог, то и офис бы не снимал, а все вопросы решал бы  на ходу и в арендованной машине с шофером,  но так было положено для солидности, офис,  и потому ему пришлось арендовать это помещение в этой элитной многоэтажке, находящейся не в самом центре столице, не у стен   Кремля и не у мавзолея,  на это он и не тянул,  если бы даже и не экономил, а так снял  в достаточно престижном районе Москвы, где переехав  мост, рядом с которым и располагался этот элитный  жилищный комплекс,  можно было оказаться в простом “спальнике”. 

    В общем,  экономный кандидат  в какие-то   депутаты, чего- то там,  успел ухватить кусочек престижа, почти как запрыгнул   в последний вагон удаляющегося поезда, сев  почти на его подножку, особо не тратясь, но  и  не теряя,  а выдержав до конца свой кандидатский  статус кво.

          А Алексей тем временем,  поддерживая статус кво кандидата,  каждый месяц отваливал почти всю свою полученную, а главное так желаемую им   зарплату  за возможность  проживания в этом доме, где по большей части был элитный застройщик, а не сам жилищный комплекс, но это не отменяло всей пафосности тех, кто проживал или снимал дорогущие  квадратные метры этого  элитного жилья.

       И то, что в шкафу у тебя могла только моль без костюма висеть и скрипеть  зубами от голода и больше ничего, это не отменяло всей важности твоего выхода из подъезда  этой высотки, с тем, чтобы можно было не сесть в собственный  автомобиль или  в вызванное такси, а спуститься под землю  в метро, и там вместе с не пафосными или с такими же пафосными,  как ты сам,   прогромыхать в сторону своей работы, стоя на своих ногах,  а не сидя, развалившись  на мягком кожаном сидении,   оставив офис,  арендованный кандидатом,  в фешенебельном районе,  в котором и сам  проживал, снимая квартиру.  Но об этом же никто не знал,  а тем более те пассажиры, что вместе с Алексеем тряслись по утру и вечером  в гулком душном вагоне метрополитена. Главное, что утром он уже в надетом пальто и с папкой под мышкой совершал свой основной выход, солидно  выйдя из подъезда того дома,  с гордым видом минуя консьержа. Вышел,  а там за домом,  как говорится,  хоть трава не расти.

        А так как Вера- то  не выходила за пределы офиса, то и не  могла наблюдать  всю важность  Алексея, не зная,  что дальше  начиналась иная директория, о которой ей ничего не известно, та не выросшая трава, как и не могла она заранее  знать, но запомнила причину,  по которой её  знакомство с Алексеем так быстро закончилось, не успев даже   начаться.

        У нее вышло,  как говорится,  встретиться с ним сразу два раза, первый и последний, когда она,  придя на свидание с этой молью, сначала прошлась с ним  по парку, а причина ожидала  её  чуть позже, притаившись  недалеко  за горами. 

        Была поздняя осень,  деревья стояли почти совсем уже голые, через  ветки которых   почти без единого листика на них,  пробивалось неяркое осеннее солнце, больше холодное, чем теплое, а вся опавшая разноцветная листва шуршала под ногами прохожих, которые месили её  своими ногами, как какую- то грязь, а на самом деле,  зарываясь носами  обуви в самую глубину листьев,  сбившихся в маленькие воздушные горки и создавая почти звуковую какофонию из шуршания этой  осенней  листвы. 

         Вера с Алексеем тоже прошуршали    ногами по аллеям этого парка, идя почти молча, за них говорила осень,   потом зашли в кафе, где моль, сидя за чашкой кофе без  ничего,  поведала всю историю своего успеха, рассказав Вере  об элитном жилищном комплексе, своей  зарплате и крутой фирме, потом вдруг вспомнила про кризис,  в котором ей так феерически повезло с трудоустройством, а следом вообще про то, что в стране происходит, как о погоде, когда уже не о чем говорить. Помолчала, пожевала бесцветные губы,  эта моль, которую вроде Алексеем звали,    и решила сказать,  что- то ещё помимо  упомянутой истории своего успеха, вспомнив про другую историю,  историю страны,  в которой  родилась и выросла, государства Российского,  это было тоже так же  значимо, как и   та погода за окном,   и потому,   надувшись для важности, это был ответственный момент, с    глубокомысленным видом произнесла:

—      А в 17 году у нас вроде революция была? Да?  И кто победил, красные или белые?

           В наступившей тишине не понятно было,  кто же победил, зато было понятно, что это     и был последний раз,   когда они виделись, исчисляющийся   сразу в  два раза, первый и последний.   Просто после  сказанной    фразы  значения исторической  важности   Алексеем,   программистом и молью,  которым всем и сразу  было 36 лет,  Вера больше не захотела  не то, что его видеть, она  не захотела даже наблюдать его важные выходы из того подъезда элитного дома,  в котором он поселился,  приехав из Балашихи в Москву,  но даже не смог разогнать тоску, с которой при своих скромных запросах смотрел высоко вверх, где маячила его выросшая зарплата,  и   где по прежнему     недоступно для  его  понимания    сражались белые с красными в 17-м,   но он так и не узнал, а кто же из них победил,   и это было не просто скучно, это было не интересно  не  только   на уровне их знакомства  накоротке.


25.07. 2021

Марина Леванте


© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221072501448 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded