m_levante

Рыбы, краски и дежавю


    Однажды Ася ненадолго уехала из дома, а когда вернулась, то узнала, что все ее аквариумные рыбки сдохли, ее любимые боции- клоуны, будто нарядившиеся в рыже- полосатые костюмы -трико —    очень веселые рыбки, драчуньи - скалярии, одна—  черная, черный демон, вторая— желто- золотистая —  принцесса, вечно бьющая демона, стайка светящихся неонов, быстро передвигающихся по аквариумной водной акватории, за которыми простым глазом было не уследить, они, будто Фигаро, только что проплывали здесь, среди зелено- синих водорослей,  а вот гляди, уже всем семейством выплывают из- за искусственной скалы- грота,  ярко оранжевые меченосцы,   когда Ася своими глазами имела возможность наблюдать, как одна самка меченосца преобразовалась в самца, вытянувшись туловищем в длину и обретя длинный хвост- саблю, у самочек такого не было.
 

              Ася вообще очень любила сидеть и часами смотреть сквозь мутноватое стекло этого пятидесяти литрового бассейна,  внутри которого пузырились воздушные кислородные шарики, выпускаемые аэратором, туда, где  происходила какая-то жизнь, а на самом деле, как  выяснилось, она, эта жизнь там всего лишь зиждилась и вот, теперь её не стало.  Не стало в одно мгновение, потому что накануне все было как обычно, а утром она вместе с  рыбками прекратила своё существование.

       После случившегося Асе часто снились рыбы, но живые, не мертвые, только огромный сом, вечно угрюмо и неподвижно лежащий на каменистом дне этого теперь пустого рыбьего  жилища, которое обмелело и высохло, он вечно выпрыгивал   наружу с громким хлюпающим звуком шмякался прямо на ворсистый ковер и там снова, как в аквариуме, застывал.

      Прошло много времени,  и Ася, всё  не оставляющая надежды, что в  этом стеклянном бассейне вновь появится жизнь, а она снова и снова будет за ней, как и раньше, сидя на мягком  ковре, наблюдать, всё  с тоской взирала в тот угол, где некогда находилась волшебная  красочная водная сказка, целый океан в маленьком замкнутом пространстве.

            И  вот однажды, когда пришло очередное лето с жарой и ярко светящим солнцем, нагревающим  до цвета раскаленного железа всё  вокруг себя,  когда все краски лета изменились до неузнаваемости, настолько высоки были градусы наступившего летнего периода,  что не замедлили  выжечь  всю зелень, сжечь  её  почти дотла, изменив всё  представление о  красках лета,  и было тогда  так невыносимо, в то наступившее  лето, так мельтешило не только перед глазами, но и внутри них,    от чего - то искрящегося и  странно разноцветного, лилово-красного и иногда сине-зеленого, не только пульсировало  в висках и закладывало в ушах и даже в сердце, которое периодически замирало внутри, прислушиваясь к тому, что происходит снаружи, и вот тогда- то и случилось нечто неожиданное и  даже волшебное, а именно вот что.

     Проснувшись рано утром, когда ещё  не пели птицы и не шпарило летнее солнце,  падавшее вниз с кончиков железных крыш,  прожигая   до дыр  и  так размягченный и плавящийся асфальт, но сквозь плотно задернутые шторы пробивался бледновато- розовый наступающий рассвет,  Ася, желая ещё  чуть- чуть сохранить ночной сон в глазах, повернувшись на правый бок и посмотрев в темноту комнаты, увидела случившееся дежавю.

      На старом месте, хотя это была уже другая квартира и другая комната с иной мебелью, тем не менее в прежнем углу стоял её  аквариум,  и не пустой, а с бурлящей,  доходящей до краёв водой, это было видно даже под прикрытой чёрной пластмассовой крышкой, под которой находилась лампа, освещающая то, что происходило внутри и в глубинах этого маленького водного   бассейна, где сейчас плескались, как много лет назад,  и резвились маленькие аквариумные рыбки, среди которых были и  старые знакомые, веселые боции в надетых клоунских трико, и две скалярии,  гордо на пару выплывающие на середину аквариума и там зависая, будто в невесомости,  поддерживаемые водами этой акватории, хотя на самом деле должна была бы царственно выплывать только жёлто-золотистая плоская рыбка, потому что она  однажды всё же,  прямо на глазах у Аси забила чёрного демона —   это была их жизнь и их разборки с отношениями, но сейчас он, чёрный демон,  вновь был живой и здоровый, как и остальные  рыбьи  сожители, среди которых не было только той самки меченосца, которая мутировала в красно-оранжевого самца, в остальном всё напоминало ту, прежнюю их рыбью жизнь много лет назад и даже с новыми обитателями этого старого коммунального стеклянного дома.

   Всё  было, всё происходило  и всё  же оно снова зиждилось,  потому что удивленная Ася, встав с кровати и подойдя ближе к тому углу, где находилась снова её  прежняя жизнь и даже  уже почти опустившись по привычке на ковер, увидела, что в середине этого  случившегося волшебства находилось, что-то мучнисто- белого цвета.   Это была ещё  одна совершенно незнакомая ей рыба, довольно больших размеров, вызвавшая в Асе вместе с удивлением приступ брезгливости, потому что выглядела она,  как наполовину разложившаяся, и Ася,  преодолевая в себе  тут же возникшее отвращение, поспешила вытащить это непонятное белое рыбье тельце из своего аквариума, потому что оно не было даже её  дежавю, оно нарушало его, оно было её сном,  тем сном,  в котором случилось дежавю с аквариумными рыбками, с прыгающим и застывающим на ковре среди длинного ворса сомом,  и даже это не было дежавю, а тоже было её  сном, потому что в реальности все её рыбки погибли, хотя она не увидела их плавающие трупики на поверхности воды, ей только об этом рассказали, сказав,  когда она вернулась тогда из поездки, что все, все до единой по непонятной причине, все рыбки сдохли.  И,  наверное,  от того что  она не видела всего этого, а только знала об этом, наверное, поэтому и было у неё тем летом больше не дежавю, а сон.

    Сон в летнюю ночь,  особенно в жаркую душную ночь, когда под жужжащим дуновением ветерка, исходящего от вентилятора, приятно охлаждающего лицо и тело,  случается разное,  когда меняются даже привычные краски под действием высокой температуры, становясь из ярко-зеленых  бледно- желтыми, как выжженная пустыня, или  как песочная  шкура льва,  и в атмосфере витает аромат фиолетово- золотистых красок, не существующих в природе, мешающих в сознании всё  и делая из сна дежавю, создавая вновь ту жизнь, которая всегда зиждется, а кажется,  что живёт, но это совсем не так.    Тому доказательством была та история,  произошедшая с Асей и её  аквариумом, в котором тоже, как показала практика, жизнь, пусть и водная и рыбья,  но зиждилась,  и потому ей ничего не оставалось, как снова надеяться на новый сон  с дежавю, которое ей приснится, ведь не  только сама жизнь, но и всё  в ней случающееся и всё  же происходящее,  это такие кратковременные явления, как вспышки памяти, которые потом вспоминаются, как целые пройденные этапы, с трудом или с легкостью преодоленные и так же пережитые, которые оставляют след в душе,  как какой -то отпечаток  в мокром песке, когда глубокий, а когда  не  очень, когда горько-сладкий, а когда как мешающиеся  краски лета или другого времени года, создающие в голове такую же мешанину из прошлой жизни, когда уже не можешь отделить реальность произошедшего  от придуманного,  и только уповаешь на сон с дежавю,  которые очень похожи, особенно когда случаются в жаркую летнюю ночь.

    16.07.2021 г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221071601008 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded