m_levante

Унылая форма существования


        Глядя на него, всегда казалось, что если такое есть в природе, то вот оно —   унылая форма существования жизни, когда непонятно, что больше, он умер или он ещё  живет. А если и живет, то вот так уныло, с оглядкой на медицинскую энциклопедию, на свою собственную ментальную карту вечно больного, с одним огромным плацебо, означающим, что болен во всём и нет места для чего-то здорового в этом организме, только  той форме унылого существования.

        Его вечно вытянутое лицо с длинным подбородком, такое унылое с постоянным  глубокомысленным взглядом, его огромных голубых глаз, обращенных в себя, всегда ищущих так ещё  что-то более унылого, чем уже было и даже могло быть, всё  это в одном лице - образе напоминало усталую мордочку осла, который никогда не умел улыбаться, а только быть той унылой формой существования.

    Хотя это было вовсе не так, и были времена, когда он не походил на измученного не понятно чем ослика, вечно медитирующего над своим состоянием плацебо, тоже не понятно чем вызванного, он был ребёнком, достаточно веселым ребёнком, каким должны быть все дети в своём беззаботном детстве,   и вот он тоже был таким же, веселым и не обманчивым, не обманывающим самого себя, когда хотелось жить, а не существовать,  и тогда он вызывал у окружающих иные эмоции, не чувство раздражения и даже неприязни, когда видели  в нем того усталого уже до конца жизни осла, а жизнь ведь еще почти вся была впереди,  но он уже обозначил её  до конца унылой формой существования, без прежнего намёка на смех и улыбки,   а только на опущенные уголки кончиков  некогда веселого рта, которым уже не суждено было никогда подняться, они всегда смотрели вниз в тот узкий удлиненный подбородок уставшего старого осла, хотя он  был ещё  молодым и мог бы ещё  долго оставаться таким, если бы не та  его унылая форма существования с вечной ментальной медицинской картой, где обозначены были все существующие в мире болезни и которые имели конечно же,  к нему самое непосредственное отношение.

     Любое незначительное падение, полученный удар с образовавшейся гематомой заносились им в список новых его недугов, физический уровень которых перерастал в морально-нравственный.   И он уже от любой такой же незначительной неудачи в жизни, как полученная царапина или шишка, приходил в состояние уныния и жуткой безысходности, что и позволяло говорить о том, что это была совсем не жизнь, а унылая форма её существования.

       Давно не действовали на него разговоры с примерами о том, что очень много людей в этом мире живет гораздо хуже него, но они живут, а не существуют, даже лишившись случайно ног или рук, напоминания о том, что он не видел в своей жизни на самом деле ничего плохого и из того, что видели другие, тоже не производили на него впечатления,  он все больше и больше погружался в то свое состояние уныния и уже совсем не мог получать никакой радости от жизни.  И  потому в свои сорок лет ему ничего не оставалось,  как вести только  тот унылый образ существования, забыть начисто о том, что когда-то жизнерадостно  смеялся и умел улыбаться, умел урвать свой,  хоть и маленький,  но кусочек счастья, теперь  же  этим счастьем было выражение непреходящей грусти на его лице, с которым он  не просто смирился, а сросся и настолько прочно, что было понятно, к прошлому возврата нет, он до конца дней своих будет унылой формой существования без каких либо признаков жизни.

        Как такое произошло он и сам не знал, ведь жизнь особо не наказывала его, да и не за что было, он сам ударялся об нее и думал, что бьёт его она, сильно бьёт и беспощадно, и возможно местами так и было, но ведь в первую очередь,  это было его личное отношение к ударам судьбы, которые он сам превратил в вечное сине- красное кровавое месиво, называемое одним сплошным плацебо, когда и жизнь его стала сначала плацебо, а потом и   унылой формой существования.

      Он сам в какой-то момент сделал для себя такой выбор и продолжил с ним жить. Наверное, непросто было принять такое решение, променяв жизнь на ее иную форму,  но вот у него так вышло.  Был ли он доволен таким, тоже не понятно было, для этого все же надо было быть обладателем той унылой вытянутой мордочки осла, вечно в образе мыслителя,  медитирующего над своим плацебо.

13.06.2021

Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221061301067 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded