m_levante

Право на убийство


    Что такое убийство, знает каждый, если он дружен с головой, не имеет никаких отклонений, ни умственных и не психических. И потому для таких, убийство  это  — лишение кого-либо  жизни.

   В судебной медицине оно же  рассматривается как один из родов насильственной смерти. В широком понимании к убийству,  как к роду смерти,  относятся самые различные посягательства на жизнь человека, приводящие к наступлению смерти, как умышленные,  так и неосторожные.

    И тут же надо бы добавить,  что убийство практически всегда и во всех культурах мира является морально осуждаемым и юридически наказуемым поступком.

     С той немаловажной оговоркой, о том, что статистика показывает, что убийства совершают, в основном, мужчины. По данным ООН за 2013 год, 96 % всех лиц, совершивших убийство — это мужчины.
 

     Почему именно мужчины статистика пояснений не даёт, как и наложение коллективной ответственности на одну социальную, а в этом случае, гендерную группу, некоторыми рассматривается даже как тоталитарный фашистский подход, который не имеет права на существование в 21 веке.
 

     И всё же,  когда дело касается войн и совершаемых во время    них убийств и  насилий, никто не станет отрицать, что в большей степени в этом принимают участие   мужчины, а вовсе не  женщины. В нашем случае,  касающемся   убийств, это была только  оговорка, хоть и немаловажная.

      Однако,     вернувшись к теме убийств,  когда дело касается именно войн, а не отдельных преступлений, то есть  массовых убийств,     то  тут же    вспоминаются слова, приписываемые Сталину, которых правда,  тот  не произносил, как известно,   фраза про статистику и отдельные  жертвы, как трагедия, является слегка перефразированной цитатой из романа Ремарка «Черный обелиск», которая звучала  так:  «Но, видно, всегда так бывает: смерть одного человека — это смерть, а смерть двух миллионов — только статистика»

      Впрочем, не важно даже, кто это сказал, но   это как   видно и   нормально, когда  человек,  убивший одного человека,  является убийцей, и который несет за свое преступление наказание,  а   убивший тысячи - полководцем, которому ещё и полагаются награды за совершенные  деяния,  как и  аналогично  человек,  укравший тысячу рублей, это —  вор, а укравший миллионы —   финансист!

         Но снова обратимся  к убийствам, к тому с чего начали, которые  вообще, трактуются,  как  преступления против человечества и преступления против человечности (англ.  crimes against humanity) — это  выделяемая в современном международном праве группа преступлений против жизни, носящих массовый характер.

       Действующее определение преступлений против человечности дано в Римском статуте Международного уголовного суда.
 

     То есть,  что такое убийство, лишение одним человеком  жизни   другого человека,  определились, как и с массовыми убийствами людей тоже, это преступления против человечности и человечества, которые тем временем  происходили на протяжении всех   веков существования этого человечества, когда одна страна, или племя шло   войной на другую страну- племя,  когда   завоевывались государства  и люди -  население этих государств, а  как известно   в  древности сначала всё  население завоёванной страны обращалось в рабство, потом уже  одни только военнопленные становились рабами,  но  они могли получить свободу, уплатив выкуп, а сама  страна разорялась, если не выкупала себя данью, и тогда  всё  имущество населения, с переходом его в руки противника, становилось, на правах добычи, собственностью последнего.
 

      То есть было наше, а тут вдруг стало ваше, потому что вы  оказались  победителями  в войне против человечности.
 

     Всё это говорит об одном,    что война уже в те времена была не только обыденным, но и нормальным явлением, и этот факт  даже не вызывает никаких  сомнений.
 

       Для чего ведутся войны, тоже всем  хорошо известно, как правило, война является средством навязывания противнику своей воли, когда  один субъект политики пытается силой изменить поведение другого, заставить его отказаться от своей свободы, идеологии, от прав на собственность, отдать ресурсы: территорию, акваторию и другое, ну, то есть попросту выражаясь, война является средством обогащения одних за счёт других, когда и происходят те самые упомянутые  массовые человеческие убийства, трактующиеся,  как преступления против человечества и  человечности, а в основе тем временем  лежит всё та же жажда наживы, и когда цель уже совсем не оправдывает средства, тем не менее, по формулировке Карла фон   Клаузевица,  — прусского  военачальника, военного  теоретика  и историка,   в  1812—1814 годах служившего  в русской армии,   «война есть ни что иное, как  продолжение политики иными, насильственными средствами», теми средствами, которые руководствуясь темой гуманизма, не оправдывают их ни в коей мере.

          Но мы же вроде  люди, и никогда не должны забывать об этом, мы не хищные  звери, нападающие на других зверей с целью  убить их, мы — цивилизованная каста животных, знающая, что такое гуманизм и с чем его едят, и потому, так как война является неотъемлемой частью жизни людей, они без этого просто  не могут, они тогда уже выходит  и не люди, то    уже в древности предпринимались попытки регламентировать право войны.
 

       Да-да,  именно право и именно войны, которое как выясняется узаконено   в мире людей, то есть война, как не крути, имеет право на существование, война  между людьми, которые не звери и которые как правило позиционируют  себя великими  гуманистами, в обществе которых убийство одного человека другим является строго наказуемым преступлением, не только осуждаемым общественностью.

    Обратившись к истории, мы узнаём, что   изначально существовавшие  «Законы Ману» —  это  древнеиндийский сборник права: религиозно-нравственных и правовых предписаний, приписываемый традицией легендарному прародителю человечества — Ману,  содержали подробные постановления, дающие известную охрану как личности, так и имуществу мирных жителей-землепашцев, и устанавливающие между самими сражающимися (из касты воинов) некоторые правила войны, когда во   время войн  придерживались  определенных  правил, по которым   не дозволялось умерщвление раненых, молящих о пощаде и лишённых возможности защищаться, употребление зазубренных или отравленных стрел и т. п., а  неприятелю, занявшему страну, предписывалось сохранение местного правового порядка. Это же просто какое благородство человеческой натуры, как светоч   нравственности и моральных устоев.

       На самом же  деле это  абсолютное кощунство   такое  узаконенное явление в мире людей,  как война,  к тому же,   когда происходило   осуждаемое мировой общественностью   то самое преступление против человечности, в то же время, его  еще и пытались оправдать какими-то правилами ведения этой войны.
 

         В Средние Века католическая церковь пошла дальше, это же был ещё один шаг в эволюции человечества,  она  запрещала употребление метательных снарядов, отравленного оружия, просто какие-то моралисты против нравственной извращенности, даже поговаривают, что именно   благодаря  церкви, в войнах между христианскими народами прекратилась практика обращения пленных в рабство. Ну,  надо же какое достижение в понимании, что такое  человечность  и люди.    Это ли не ещё  одно достижение на почве гуманизма и человеколюбия, когда  пленные освобождались за выкуп, иногда за честное слово до представления выкупа, а  выкупная сумма определена была обычаем в размере годового дохода пленника.
 

      Ну ,  а существовавшее   рыцарство, уже чуть позже,   так вообще,  выработало  правила добропорядочной войны (bonne guerre), основанных на понятии о рыцарской чести, что означало, что  война не начиналась без объявления, ещё одно проявление благородства и честности человеческой натуры, нехорошо нападать исподтишка и  бить из- за угла, не порядочно это,  не предупредив заносить меч над твоей головой,  и потому  обыкновенно противнику вручались размирные грамоты (litterae diffidationis, lettres de deffyance) и давался трехдневный срок для представления удовлетворения.  Всё происходило по рыцарски, как и  те же убийства людей.

       Правда, даже такое влияние рыцарства на смягчение методов ведения войны не следует,   всё же  преувеличивать, эти методы   применялись лишь в отношениях рыцарей между собой, а  к  войску из крестьян и не «благородным» горожанам, пытавшимся защищать свои города, отношения не имели, тут уже и дискриминация по социальному статусу имела место быть и само   рыцарство сразу и заканчивалось вместе с их правилами ведения войны, потому что, как говорят,   рыцари относились с презрением и крайней жестокостью к иной касте людей, стоящих ниже них по социальной  лестнице.  Как и  христианское право войны аналогично  применялось лишь в отношениях между   христианскими народами,  остальные в расчет не брались, не люди же.        В войнах с язычниками и мусульманами, а равно и с христианскими еретиками, произвол не был ограничен никакими правовыми нормами. Тут всё происходило на уровне —  делай, что хочешь, совершенствуй свою разнузданную  извращенную фантазию, забывая о том, что и сами, вроде люди.
 

         И вот собственно на этом можно и закончить разговор о том, что такое убийство и массовое убийство людей, когда даже установленные правила ведения  войны действовали избирательно, хотя даже    смерть и болезни ни в коем случае не избирательны.

      Что касается мусульманского  права войны, то оно  подробную юридическую разработку  получило в арабской литературе XII—XIII вв. и наибольшей известностью пользовалось руководство «Викая» (Vikay;h), составленное в Испании около 1280 г. в котором 10 глав посвящено было правилам войны с неверными, включая и устройство завоеванных стран.

    Согласно этим нормам, война объявляется в форме требования принять ислам или платить в пользу правоверных поголовную дань. Герольды на войне пользуются неприкосновенностью, заключённые с неверными договора  не нарушаются,  вероломство, отравление колодцев, отрезание носа и ушей запрещаются, просто рыцарство какое-то и  знакомое уже  благородство просто хлещет через край,  военнопленные подлежат убийству или обращаются в рабство, но могут быть и  выкуплены, то есть человеческая жизнь оценивается в денежном измерении, правда,  победитель, он же рыцарь,  обязан щадить женщин, детей, стариков и калек,  а  захваченная военная добыча распределяется предводителем, тем самым атаманом стариком  разбойником между своими соратниками-подчиненными. Та самая  добыча, как у хищного зверя,  ради которой всё  это и затевалось.

      В течение XVII—XVIII веков в Европе создаются правила цивилизованной войны, отступление от которых требует всякий раз оправдания особыми соображениями военной необходимости. По ним чужое имущество продолжает ещё рассматриваться как законная добыча победителя, но обоюдный интерес заставляет входить иногда в сделку, по которой неприятель отказывается от принадлежащего ему права добычи, получая от населения определённый денежный выкуп, называемый  контрибуцией. Выкуп по-прежнему продолжает применяться и к военнопленным, но рядом с ним все больше и больше входит в употребление обычай размена по рангу и числу, с доплатой за непокрытый излишек, опять та самая дискриминация по социальному признаку. Всё идёт своим путём и всё развивается, эволюция не стоит на месте.  Соглашениями, заключёнными во время войны, смягчается участь больных и раненых, что просто радует, хотя в ином случае их вообще могло не быть.  С конца XVIII в. входят в обычай реквизиции. Это,  если кто не в курсе,  — вид экспроприации, означающей изъятие органами государственной власти имущества у собственника с выплатой ему стоимости такого имущества.

       В общем по всему  видно, что   эволюция человечества вошла в стадию своего  апогея,  а правильнее маразма и полной безнравственности   с моральной и физической разнузданностью, когда   войны узаконили окончательно, то есть  на законодательном уровне закрепили право на  массовое убийство людей и как в оправдание своим преступлениям против человечности придумали ещё  и правила ведения войны, что является, как видно   наивысшим  актом  гуманизма и никак иначе.

       А так как любая война предусматривает убийство одним человеком  другого,  то  самое насильственное лишение его жизни, то  означает это одно, что право на  убийство имеет место быть, и   даже  закрепленное  на  уровне каких- то законов или правил  ведения войн, что идёт в разрез  с тем,  что  убийство человеком человека  является   уголовно  наказуемым преступлением.  Но тогда  в чем разница  между узаконенными массовыми убийствами или тем же, но совершенным  одним человеком? В  тех самых цифрах или статистических данных?  Но ведь сути этого явления они  не меняют, а даже наоборот,  усугубляют вину совершенного преступления против человечности, хотя о какой человечности  тут вообще может идти речь?  Это разве не бесчеловечно, преступление,  совершаемое против человечества, которое  есть    не в количестве  один или    два человека, а целый мир,   который населяют люди, подвергающиеся на протяжении своего существования узаконенным нападкам со стороны  себе же  подобных с целью захвата их территорий проживания, отъема их имущества и всего того, что  является причиной и поводом для  любых  развязанных  военных действий,  а   вся гуманность этого  явления уперлась в итоге в  международного право, в   Гаагские конференции мира от  1907 года,  в которых  были разработаны основные нормы международного гуманитарного права, которые действуют  и по сей день,  они вытекают ни  как нибудь, а  из установившихся между образованными   народами, между сапиенсами отношений,   из их обычаев, и  законов человечности и требований общественного сознания, что означает, всего лишь  на всего, что по  принятым   законам человечности, убивать по прежнему можно,  но гуманным способом, ибо введен был запрет на использование многих видов оружия, в том числе ядов, снарядов больше определённого веса, зажигательных снарядов, как чуден этот мир и люди в этом мире,  это же сродни тому, как дикарям запретить пользоваться отравленными луками со стрелами, но само орудие убийства оставить, или вместо булыжника разрешить кидаться в противника камешками мелкого калибра, но с той же целью уничтожения, а мы вроде о цивилизованном мире.

      Ну, то что дополнительно были введены новые принципы урегулирования военного конфликта путем мирной договоренности, это и понятно, мы же не только кулаками, но и головами умеем действовать, мы же цивилизованные во всех отношениях люди из того самого не дикарского мира.
 

   В общем, Гаагские конвенции стали главными международными актами, регулирующими право войны и мира и действуют до сих пор.

     Ну,  а потом, потом, когда мы усвоили как надо правильно убивать себе подобных, чтобы оставаться  в статусе гуманистов и человеколюбов, после того, как во время второй мировой войны,  всеми мыслимыми и немыслимыми  бесчеловечными дикарскими  способами положили миллионы людей, почему-то забыв даже о правилах ведения войны, то есть   только лишь  после  мировой мясобойни, ознаменовавшейся исключительными и беспрецедентными в новой истории нарушениями обычаев войны, решили ужесточить   международные  гуманитарные  права,  рубежом которых  стали Женевские конвенции 1949 года, когда новыми  актами были закреплены новые гуманные правила ведения боевых действий, такие,  к примеру, как  закрепление   статуса  мирного населения,  следом запрещалось уничтожение госпитальных судов на море, регулировался порядок взятия в плен, содержания в плену, условия труда военнопленных. Женевскими конвенциями были установлены международные обозначения лагерей военнопленных и полевых госпиталей.

     Это были   новые правила, а  на самом деле,  ни что иное,  как старая  индульгенция на массовые убийства людей, на то самое  право на убийство, которое карается законом, уголовным кодексом любой страны, когда вина преступника усугубляется в том случае,  если он убил не одного, а двух,  трех человек, стал  маньяком, и при отягчающих вину обстоятельствах тоже, вина усугубляется,   когда убийство было намеренным, всё это называется наказуемым  убийством пока не идёт речь о массовых убийствах, тогда уничтожение себе подобного выпадает даже из юрисдикции законодательной базы, не говоря уже  о нравственном аспекте происходящего.
 

   И  потом надо же помнить,  что люди всегда останутся только  теми людьми, которые уже однажды преступив, будут преступать и преступать ещё,  и не единожды,  и ни одна бумажка,  запрещающая им подобные действия,  не поможет им даже в осознаии  того, что они делают. Нельзя по указке стать порядочным, хорошим или наоборот плохим. Нельзя на законодательном уровне внушить  всем понимание совести  и даже обеспечить ею каждого. Это как чьи-то мозги вложить в голову другого человека но до этого люди ещё не дошли, хоть и сапиенсами назвались.

       Короче, когда дело касается убийства людей, то всё происходит по принципу, так —   да, а так—     нет, так мы не люди и не гуманисты, а так,  мы люди и   всё же  квазигуманисты, но считаем что это не так, потому что нам позволили так считать, разрешив убивать людей, и  тех, что хуже диких зверей оказались, назвавшись как- то  хитро-умно хомо сапиенс, где тут  разум только, если только его извращенная  форма, потому что только извращенец  может додуматься до такого, что убийство может совершаться гуманным способом, и потому имеет право на существование, особенно, когда дело касается той самой статистики, это же не люди, это цифры и их можно уничтожить, как какой-то неодушевленный предмет, как игрушечные оловянные солдатики, в которых так любят играть  мальчики, это как раз к тому нюансу, почему мужчины чаще становятся убийцами, ведь война и всё связанное с ней  уже с детства культивируется в неокрепших умах  людей, которые  становясь взрослыми продолжают играть, но уже  в настоящей жизни, убивая настоящих, а не оловянных людей, тем более,  что чем больше ты их  убьешь, тем меньше виноватым  будешь, ведь такое   давно оправдано правом на убийство себе подобного.

03.06.2021 г
Марина Леванте
 

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221060301470 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded