m_levante

Плюшевый хулиган


 

         Каждое утро просыпаясь в тёплой кровати, он, продолжал, мечтательно закатив глаза, лежать и строить планы на день.  Ему не надо было торопиться, он знал, что всё у него состоится,  и потому  мог позволить себе вот так, лёжа на подушке и под одеялом, зная, что его планам всегда суждено сбыться,  не как даже  у самых удачливых людей, у которых они могли полететь в тартарары, независимо от их желания  и  от их усилий, что-то исправить,  а тут он был уверен даже в том, что когда бы он не встал, насладившись своим утренним отдыхом, его всегда будет ждать готовый горячий, дымящийся  завтрак, а потом и обед и ужин, и потому он продолжал сибаритствовать, изображая томность во взгляде, когда его глаза уже бегали туда и сюда, как в  настенных часах-котиках,  в поисках новых планов-развлечений  на жизнь, исполнению которых здесь и сейчас не мешал даже тот, с кем он делил свою кровать, наоборот, он тоже входил в эти планы, когда требовалось, чтобы всё было по порядку и как надо, вцепиться зубами в бок нагло спящего рядом, и потаскать его за ночной наряд,  а иначе- то как же, как же тот самый завтрак, который полагался по его планам.

         Но это всё позже, а пока он,  належавшись и намечтавшись, спланировав  окончательно предстоящий свой день, решил слегка размяться, растянуть затекшие за ночь свои конечности, и приступил к  утренней  физзарядке,  начав с разминания спины, которой он усиленно массировал диван и постеленную на нем простынь, всё больше и больше сминая её.  Следом полагалось вытянув вверх руки и ноги,  помахать ими в воздухе, и ещё немного изобразить танцующего твист или рок н ролл диснеевского мультяшного   весёлого Роджера. Он вообще, сильно был похож на рисованного кролика, был такой же  дружелюбный, жизнерадостный и гиперактивный,  считая  своим призванием дарить радость и веселье другим.

        И вот эта-то радость и входила в его планы, которую он вместе с весельем и каждое утро,  лёжа в теплой кровати, планировал  дарить окружающим.

    Собственно, окружающих было всего  двое, те самые, что воспитывали этого плюшевого хулигана с самого его детства, а радости в запасе у него было много, и уже повзрослев и даже остепенившись, он продолжал вынашивать планы по тому, как сделать этих двоих счастливыми.

     По обычаю, приступить к запланированному  мешал только пустой желудок. Ликвидировав это препятствие  и еще по старой привычке посидев у стола будущих счастливцев,  и помыв их тарелки, он не мог отказать себе в таком  удовольствии, ибо был страшным чистюлей и педантом,  когда дело   касалось посуды, но только не всего остального, тут у мультяшного тёзки всё происходило на уровне плюшевого хулигана, он мог со спокойным сердцем начинать  осуществление  своих планов, что он и делал, уже навсегда превращаясь из чистюли  и педанта в   плющевого хулигана, в задачи которого входило много чего,  а именно...
 

       Для начала,   он считал своим долгом на сытый желудок и с полученной  удвоенной энергией пройтись в ванную комнату, там давно не висели так любимые им махровые банные полотенца, те самые тряпочки, которые он будучи ещё ребёнком, любил пожевать, что значит, разорвать до основания, ну, а потом...  И   потому тряпочки -полотенца там его не ждали, но могло случайно остаться постиранное и забытое  бельё счастливцев, которое тоже можно было пожевать и разодрать,  ну или  на крайняк оставить на нем  пару следов от своих зубов в виде дыр,  а так как надежда всё же  умирает последней не только у людей,  то заход в ванную комнату был обязательным, то есть входил в  его планы.

     Потусовавшись в ванной,   из которой уходить не солоно хлебавши не хотелось, что, он зря сюда заходил, поняв, что ящик тумбочки ему уже  не открыть, как не старайся, а там,  он знал, было много чего из того, чтобы он мог бы  взять себе на память в качестве сувенира о том, что заход оказался удачным, ещё немного постояв в раздумье  и уже собираясь покинуть данное помещение, вдруг о чудо,   его взгляд уже печальный и грустный  упал  на стоящий металлический стакан с ёршиком для чистки унитаза, и эта была та самая  находка и награда за его усердие и терпеливость, и потому он, уже не думая ни о чём, ни даже о том, что,  как же ему сейчас достанется от тех счастливцев, которым все это, его фокусы уже порядком надоели, он радостно подхватил ёршик, оставив стакан  лежать на кафельном  полу,  неторопливой походкой, важно виляя своим мягким  плюшевым задом,  направился в комнату, неся в зубах свою добычу.

         То, что ёршик не удалось донести   даже до дивана, на котором  предполагалось вместе с ним  расположиться и заняться своим обычным делом,  хулиганством, и то, что он успел по дороге получить не слабо так по своему нагло виляющему,   ни о чем не подозревающему  плюшевому заду,  его не очень расстроило, ведь планов было много, и он ещё успеет доставить радость тем двоим, потому он для дела, усвоив уже, что это не его вещи,  и что брать  их нельзя, но привычно их брал, ибо привычка дело такое, кому не знать, особенно дурная, посопротивлялся, что значит, возмущенно порычал, пытаясь доказать свою правду,  но всё же отдал взятый туалетный аксессуар, ведь всё равно можно будет чуть позже получить в качестве компенсации за отобранное что-нибудь из кухонных принадлежностей, что было,   вилка, ложка, чашка,  блюдце,  ничуть  не хуже ёршика, которые ещё и можно было попинать, погонять по полу,  как мяч по футбольному полю.

       Тем  более, что время  своё  на пустые разговоры и выяснения отношений  тратить не хотелось, у него были планы, обещавшие великие свершения,  и потому он почти без сожаления  отдав, пустился во все и вся.

    И вот его мягкий задик мелькает то там, то тут, он,  как Фигаро находится во всех местах одновременно, с деловым видом совершая обход своих владений, суя по дороге свою  морду во все эти места, вытаскивая всё,  что только  могло тащиться, стоя посреди комнаты с радостным видом и даже не ухмыляясь, настолько его радость была неподдельной, ждал,  когда на него обратят внимание, на то, что у него в зубах, готовое к новым жеваниям до дыр добро тех счастливцев, которые вот- вот станут еще счастливее  с его помощью,  от понимания, что сейчас могут лишиться очередной  своей вещи.  То, что никто счастливее не становился, его не  смущало, и он, снова получив, по своему мягкому задику,  не унывая, хотя и не совсем понимая за что, двигался дальше, зная, что если не здесь, то там, он что-то да выполнит из намеченных своих планов, заберет к примеру,  очередные домашние тапки, которые эти счастливцы, уже сбились со счету покупать, ну, или на худой конец, возьмёт  с полки   какую-нибудь книгу, чтобы полистать, если не почитать,  тут их  благо в достатке было, не как тапочек и обуви.   В конце концов, если обиженные счастливцы не дадут полистать, а дадут этой книгой ему по его умной  голове, в которой всё ещё роились в основном,  только  глупые мысли,  он сможет придумать что-нибудь ещё  на тему как сделать окружающих счастливыми и доставить им радость, не зря же он в этом так похож был на диснеевского мультяшного гиперактивного  кролика Роджера,  у него было  столько же энергии и столько же хулиганских планов, как же ещё осчастливить  тех двоих, как ещё доставить им радость своим присутствием  в их жизни, как доказать им свою любовь плюшевого хулигана, который каждое утро, просыпаясь  и лёжа в кровати, благо уже не посасывая и  пожевывая постельное бельё,  составлял  планы на будущий день и которого вряд ли получится скоро оставить одного  дома, у него же не только планы,  он же, когда начинает  нервничать и расстраиваться, как люди, которые в минуты особого эмоционального возбуждения начинают грызть ногти,   начинает грызть всё подряд и без разбору, так что пусть уже  лучше пытается только сделать счастливыми   тех двоих,  им и этого вполне достаточно. Впрочем, они и так  счастливы уже наличием  его, этого плюшевого  хулигана Роджера,  в своей жизни.
 

1.06.2021
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221060101010 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded