m_levante

Миротворец и мода на зло



 

            “Когда человек находится в вакууме собственных иллюзий, тогда и каннибализм закончился и вообще все хорошо.”
 

    —      Заметил  у нас в стране   нападки на мусульман.  Я   —    атеист, но с  уважением отношусь к религиозным.  Ребята остановитесь!
 

      Он был миротворцем, этот сказавший про нападки и про свое отношение к ним,
   и   котом  Леопольдом, одновременно, тем, который   тоже вечно  мышам  предлагал, плюя на делаемые  ими гадости:  "Ребята, давайте жить дружно!"  А мыши, плюя на его миротворческие призывы, продолжали гадить коту, наверное, зная или догадываясь, что тот был садо-мазохистом.
 

        Но миротворец не был всё же котом из мультфильма, он был из жизни  и потому всё повторял, не имея виду мышей, а только людей:
 

           —     Вокруг много ненависти. Добрее надо быть.
 

 И это несмотря на то, что ему говорили:
 

            —    Добрее надо бить.
 

  А потом поясняли:
 

       —  Посоветуйте это тем, кто отрезает головы.
 

    Миротворец,  с этого момента зовущийся  только  на заглавную  букву “М”, чтобы это не значило, отвечал:

     —  Фанатики есть везде.  Даже среди атеистов.
 

  Сказал  так,  будто  сделал  мировое открытие.
 

   И другие  это  те, или другой,  что  на  букву “И” ответно  спросили:
 

      —     Ну, и как, помогает?  Доброта?    Выживать в условиях вечного первобытного зла?

        М: Помогает.  Для собственного самочувствия.
 

        А как чувствуют  себя другие, пострадавшие от этого  часто массового зла,  он не знал  и не спросил, ему это не надо было, приятнее было чувствовать себя миротворцем.

       И:   Странно, что вы  ещё   живы и еще хорошо себя чувствуете.   Ну, как видно, мало ещё и не сильно получили за свою доброту.

       М: Пока получается.  Я  — кот Леопольд, пока озверина не выпил.
 

       Сказал миротворец, вдруг из миротворца  превратившись   в  кота, вспомнив детский мультик, вернее, попросту подтвердив свой  истинный вечный  статус в этой жизни.

      И:  Дело не в озверине, а в понимании того, что зла много, и оно непобедимо, если только не сказочное. Впрочем, каждому своё и у каждого своё, вас, видать, удачно пронесло, потому и можете позволить себе быть добрым, эдаким котом Леопольдом, которому мыши  гадили, гадили, а он все им  дружбу свою предлагал. Не знаете из какой это оперы, на тему садо- мазо?

      М: Зло победили!—  Уверенный в этой победе   уверенно заявил то ли кот Леопольд,  то ли "М".

       И: И  в   каком  же  месте его победили? Вы что, на Марсе? Или на Луне пребываете, где людей нет, и вы что, один, другие не в расчет?  А  они не добрые. Не смешите своей наивностью, миротворец.
 

      Но он не будучи клоуном, он же решил, что он был миротворцем,  продолжил  зло смешить, говоря и исправляя самого себя:
 

          —   Нет,  я хотел сказать, что зло победимо.  Я  хотел сказать, что  всё зависит от нас самих.

     И:  Ну, побеждайте, один в поле не воин, не знали? И дай бог вам здоровья в борьбе за  это  правое дело.  Легко рассуждать о победе добра над злом, когда тебя самого это не коснулось. Да?
 

        А  ему, этому миротворцу, видать  и впрямь было легко, и  не только
легко  говорить, но и жить,  и потому:
 

   Снова  М:  Вы правы в том,  что сейчас всё   плохо.
 

    У   того, кто был прав,  тут же пронеслось в голове: "А раньше, как видно, всё  было хорошо? "
 

     —      Но это, какая-то мода...   дурная.
 

   Не услышав сначала всей тирады, “ И” решили или решил  всё таки переспросить:

      —    Или коснулось? — Поинтересовался он,  имея ввиду то вечное зло. —  Но вы, миротворец,  всё  равно за победу того над этим?  Знаете откуда это? Когда тебе по ноге кувалдой, а ты — ой, хочу еще.

   И тут   до него   донеслось остальное, и он  аж подпрыгнул:

      И: Мода на зло? Не злите меня!  Оно всегда было и есть, со дня зарождения человечества.

      М : Не совсем так. Добро должно быть с кулаками.
 

     Чтоооооооо?  Вот это миротворец! Ай, да миротворец, ай,  да сукин сын, надо же,  заговорил  о кулаках и драках.

       И: Но это  не добро тогда.   И   реакция на насаждение какая  обычно,  знаете, не важно даже  чего?

     —     А   есть ещё  категория таких граждан,—     вспомнил “И” о тех, кто ничего не видит, ничего не слышит и ничего не говорит, а заодно и  о  тех, кто объединяет всех предыдущих. —    Тогда да, всё  имеющееся зло оправдано —   их качествами.
 

     М: Ну не знаю...  Как-то мне везло, наверное.  —  Уже не очень уверенно промямлил он.   —  Среди моих знакомых больше хороших,   адекватных, —     всё вспоминая неуверенно  добавлял  он, —     людей.
 

     И всё же в конце этих добавлений  не удержался и закончил очередной благоглупостью, решив всё  же и впрямь разозлить “И”

           —  Сейчас люди стали злее.  Общий фон такой.
 

    На что услышал:
 

      И:  Миротворец, они всегда были такими.  Что с вами? Почитайте, посмотрите.  В  конце концов, оглянитесь вокруг себя, фоном является среда обитания, где все выживают, та самая борьба идет за выживание, где всегда побеждает сильнейший. Или мы не люди?

       Или скажите с какого момента, по вашему мнению, наступило это “сейчас”.
 

  Но он, Миротворец  не знал ответа на этот вопрос, и потому, так как не оставалось ничего другого,  ответил:
 

          —    Если из каждого утюга призывать к войне,  вызывать ненависть,  озвереет народ,   я помню время,  когда все спокойнее были.

        И разговор продолжился  в том же ритме и на ту же тему   то ли с миротворцем, то ли с   котом Леопольдом,  но и с тем,  что был  “И” и другие.
 

     И:  А с  какого момента человек начал убивать человека и совершать зло против другого? Это сейчас только началось, а раньше такого не было, не наблюдалось, потому что вас не коснулось и вас там не было? Но были другие.

   Знаете, как такая позиция называется? Моя рубаха ближе к телу, но что-то это мало на добро похоже.

         М:  Во времена неандертальцев мы даже если друг друга.
 

   И вот в этом-то  месте и прозвучала  та  фраза о вакууме собственных иллюзий, что была цитатой к этому повествованию.
 

     И:  И  потом не перестали. Когда человек находится в вакууме собственных иллюзий, тогда и каннибализм закончился и вообще все хорошо.
 

   М:  Мы как-то забыли для чего придумали государства.  Всё ведь просто!

   И:  Да, для того придумали, чтобы утвердить и узаконить первобытное зло.

      Послышался ответ.
 

      Но  просто было иное.
 

   М:  Правда? Я думал для другого:   защита,   социальные гарантии,  именно для этого и  платили налоги. Впрочем,  часто работает человеческий фактор. А извратить можно все. Homo ещё те существа. Но социальный фон решает всё.
 

     И просто это была величайшая глупость, сказанная миротворцем помимо всего остального.  И ему даже   те или  тот  “И” попытался   что-то пояснить, хотя уже было понятно, что тут всё  бесполезно, ведь победила мода на зло, ну, и на глупость конечно же,  тоже,   тем   менее  “И” сказал:
 

        —  Государства создавались для того, чтобы сформировать понятие нации, в первую очередь, до того понятие расы только существовало, чтобы укрепить позиции религии.  Кстати, налоги, это официальные  поборы,  совершаемые с бедного люда для того, чтобы   самим обогащаться, следом для тех же целей устраивая войны, в  расчете  на патриотов, то самое пушечное мясо. Там много всего из того, что вам не сказали, написав только о том, как вам будет здорово в той стране, которая вас возьмет под свою крышу. Но за пользование любой крышей надо платить и порой собственной жизнью,  а  не ограничиваться уплатой   налогов.

         И  вообще, закончим на этом тему добра, ибо всё равно зло... это зло, а не только мода на зло.

 А так как зло остается злом, то...  то с чего начали:

        —     Ещё секундочку вашего  внимания, миротворец.  Гипотетически и не дай-то  бог, но!

     У порога вашего дома или квартиры положили отрезанные головы обоих ваших сыновей.  А вашу мать с женой изнасиловало четверо из тех же, кто головы ваших детей оторвал, а потом порезали их обезображенные тела  на части... и предупредили, что обратитесь за помощью к гос. органам, и вас следом отправят.   Ваше отношение к религии и  к добру? Отвечать не надо, только подумать.
 

       А  думать тут было некому.  Как и не с кем  было говорить,  если  только извлечь из этой, столь  познавательной  беседы, что  человек этот, возомнивший себя миротворцем, был всё же   котом  Леопольд, и  не важно,  что был тот кот  садо-мазохистом,   всё равно, всё  у него было  хорошо, у  того человека, которого  окружают в жизни исключительно хорошие, адекватные, как он сам сказал, люди, плохо только всё в стране, тут много  "хейта",  а в жизни, будто она помимо страны,  плохих вообще,  нет,  ещё и потому, что он   с такими и с таким,   этот кот из мультфильма по кличке Леопольд,  тоже не знаком, потому что это плохо, он  же  миротворец,  для которого на зло сейчас просто мода, а раньше кругом  было  только добро, зло в тренде не было, как короткие или длинные юбки у женщин, и потому его можно и должно побороть, вот, он и борется, правда,  исключительно в собственном уме и в своих желаниях.
 

        И не надо  мешать ему делать свою работу, рассчитанную на благо всего человечества. А то глядишь, мода  и  на его миротворческую   деятельность пройдёт и  тогда он тоже вместе с другими  станет злым, так более, что на это-то качество людское, мода вообще никогда не проходила и не пройдёт.

06.05.2021 г
Марина Леванте
 

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221050601775 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded