m_levante

Странноватый визит


     Врач “скорой помощи”,  с трудом  шаркая ногами, в надетой какой-то непонятного вида обувке,  удачно миновав придверной коврик  и не на секунду не задержавшись на нём,  вошёл в квартиру, к пациенту, к которому вызвали.   По дороге протискиваясь в узком  коридоре, чай не к шейху на визит вызвали,  чуть не снес своим пластмассовым баулом оранжевого цвета  размером в дорожный чемодан двери-гармошку, и что называется, прошаркав,  вошёл в комнату, повернув направо,  как указали.

      Оглядевшись, потребовал чтобы включили большой свет,   горящих трёх настенных  бра, торшера и одной  настольной лампы явно было недостаточно,  он же на осмотр приехал,  и следом ещё  потребовал трон под свой царственный зад в надетых  непонятного вида  штанах, больше похожих не на брюки, а на низ от ватного костюма,  в котором на лесоповале работали заключенные в пресловутом 37-м.

   Увидев недовольное выражение лица пациента, который указал ему  на  наличие в комнате двух кресел,   дивана и пуфа,  посоветовал ему не нервничать, когда  тот всё  же принёс из  кухни табурет, то пояснил, опять предложив  теперь  не волноваться, что, ему  же что-то  сказать надо будет  следующему больному на следующем вызове, откуда он приехал.

 А откуда подразумевалось ему приехать? Из хлева или откуда?

     А дело было в том, что  в  этой квартире проживала  ещё  собака,  у  которой была линька на  тот момент,   и кот, жутко лохматый, белого цвета, и от кого виднелись остатки шерсти  на кресле было  не ясно.

       Пёс в этот момент  находился  в другой комнате, откуда яростным лаем выражал свое недовольство  по поводу неожиданного странного визита, он уже собирался укладываться спать в  то самое кресло, которое так не понравилось приехавшей царственной особе, но   которая не имела ничего против второго члена этого семейства, того жутко лохматого белого кота.  Этот   тоже был удивлен неожиданным визитерам, которые выглядели на его взгляд,  как пришельцы из космоса в надетых скафандрах,  и проявив интерес к такому явлению  даже притащился из  кухни, где уже мирно отдыхал на маленьком диванчике, его там не заперли, как собаку, и он мог самостоятельно передвигаться по квартире.

          То, что он начал тут же тереться всеми своими мохнатыми шерстяными   боками и головой  о тот пластмассовый баульчик размером в дорожный  чемоданище, никого абсолютно не  насторожило, тот самый оранжевого цвета баул, больше похожий на ящик для рыболовных снастей, и    который царственная особа, прибывшая   в карете “скорой помощи”, и  по предположениям кота с  Марса, поставила на пол и даже уже открыла его,   и где находились разного рода инструменты   для осмотра больных пациентов, ампулы с разными  лекарствами, таблетки   и прочая медицинская мелочь,  как  и попытки кота залезть в него   для подробного изучения внутреннего его содержимого, тоже  никого  не волновали,  ни царственную особу, ни сопровождающую его придворную даму  в штанах не с лесоповала, а  голубого цвета и в маске на лице, им это было фиолетово, как и самому коту, который уже умудрился полностью упаковаться   в оранжевый баульчик и даже  там закайфовать от  запаха разных  лекарств.

         Врач в отличии от своей помощницы  был без маски, ему не положено было, он был стерилен по всем показателям и волновало его только то, чтобы пациент  не  нервничал  и он об этом ему периодически напоминал, как психбольному, говоря каждый раз:

             —    Только не надо нервничать, не надо волноваться.

     В один момент он уже так достал этими своими   повторами про нервы и волнения, что абсолютно спокойный пациент, которому и впрямь было в пору начинать нервничать,  сказал ему:

     —      Доктор,  вы все время предлагаете  мне не нервничать и не волноваться,  а это  вам, как мне кажется,  надо принять успокоительное, чтобы прийти в себя.
 

    Врач, с важным видом  сидевший  уже на троне-табурете, пропустив эту шпильку  мимо своих ушей,  приступил всё же  к осмотру, что означало    словесное тестирование в его исполнении, и  потому  он,   как  в  кино,  спросил:

        —   Ну-с,  больной,  что у вас, расскажите подробно.

     И  тут же   изобразил на лице готовность выслушать всё и подробно,  не забыв, правда,  добавить  при этом,  чтобы  больной успокоился  и не нервничал.

   А больной только и успел,  что приоткрыть рот и произнести ровно  два слова:

    —   Да, вот  4 дня   боли в сердце и вот,  лицо  отекло.

 Еле слышно и как-то нехотя   промямлил  он.

     Собственно,  и рассказывать- то больше было  нечего,  жалоб  иных у него  не имелось, тем не менее  врач, снова перебил его,  почти шепотом  проорав:

     —     Подождите,  подождите, не надо  всё сразу. Не
  нервничайте,  успокойтесь,  что вы  торопитесь,  и не  волнуетесь,  давайте, всё  по порядку, начнем сначала, и так…

      Сидящий на диване,  почти как буддист в состоянии  нирваны,  больной, поняв, что говорить тут похоже   не с кем,  замолчал и  стал только  отвечать, уже   как  на допросе опять в том же  пресловутом 37-м  только уже находясь  не на  лесоповале,  а на Лубянке, в сером здании,  перед которым стоял ещё  памятник Дзержинскому.

        В общем,  за время визита, длящегося не много,  не мало, а целых   полчаса,  этот врач, царская особа,  а на самом деле мудак в костюме космонавта,  померяв   давление пациенту  и сходу под сопровождающий  лай собаки  намеряв  ему 210 на 170, какого отродясь у того  не было, и  которому всё   предлагалось  не нервничать и  успокоиться,  три раза спрашивала   одно и тоже, “ какое у вас рабочее давление”, три   раза сама себе отвечала, что больной не знает, при том, что те же три раза этот  больной, хотя уже возникал вопрос,  кто тут больной,  называл цифры 90 на 70 и говорил,  что он по жизни  гипотоник.

         Потом, покончив с терапевтическими диагнозами, тут всё было уже ясно,   решив    зачем-то  продемонстрировать ещё и  все имеющиеся свои  профессиональные навыки, и потому,   он, этот всё же  мудак в белом халате, произвел  ещё   и  осмотр как невролог, а   не как терапевт,   в качестве которого его вообще-то и   вызывали,   в конце которого пациент уже не выдержал и сам   поставил себе  диагноз,  вспомнив широко  известный анекдот на медицинскую  тему, шутливо  произнеся:  “Психически здоров, просто дурак!”

     От чего этот доктор неожиданно  обиделся, и сильно нервничая,   заявил, что психиатрия,  это нечто другое, это когда человек не помнит,  как его зовут и прочее, и вообще мало,  что понимает.

          Пока  он всё  это проговаривал, про понимание и прочее,  пожилой пациент, которому было то ли 62,то ли 63,   уже догадавшись,  что у него не было того давления, которое ему намеряли, и что это была банальная межреберная  невралгия, именно она так и  проявляется, болями в сердце   в течение  нескольких дней,  при том, что и  других признаков высокого  давления у него тоже  не наблюдалось, догадался ещё  и о том, что анекдот, который он только что рассказал, был не про больного,  пришедшего на осмотр  к врачу- психиатру, а про самого  врача  —     это он был психически здоровым  дураком, как и тот,  что  сейчас складывал  свои ненужные ему,  по сути, лишние в его жизни   врачебные  манатки   в оранжевый  чемоданчик,  на котором  уже успел полежать и поспать мохнатый шерстистый  кот-обормот, один из членов этого семейства, которое  вызвало  врача    “скорой  помощи”, а приехала царственная  особа, которой ещё и собачий трон в виде кресла  не подошёл, а табурет в самый раз оказался под его царственный зад, и  которую больше всего волновало, чтобы пациент не нервничал и   не волновался, он ведь и так   из-за болей в сердце его   вызвал,  и то, если бы не волновались остальные члены его семьи, вряд ли бы, вообще,  состоялся   этот странный визит, после которого не осталось даже  никаких  следов, следов пребывания этой странной команды,    даже бумажки со сделанной электрокардиограммой нигде не  было видно.

         Зато тот, кому и впрямь  полагалось   нервничать, это  линяющий  пес, сразу после ухода этой бригады психбольных, с огромным удовольствием  расположился на  своём троне,  кинув удовлетворённо на него  свое измученное нервотрепкой  тело,  на тот трон,  который,  слава тебе господи,  не пришёлся по вкусу странноватому   визитеру  в скафандре  и он не испачкал его своими  грязными штанами с лесоповала из пресловутого  37-го,  под которые он, если что,   мог бы подстилать салфетку или пеленку, зная, что не на  визит  в королевский дворец  направляется,   а к простому человеку едет, у которого пёс с котом  почище этого доктора во всех отношениях оказались, да и с  психикой у них  всё  сложилось, один нервничал,  потому что был реальный повод к такому, его же   чуть не сместили с его законного тронного  места, а   второму  было всё  фиолетово, он лежал в оранжевой  коробке из пластмассы  с нарисованным красным крестом,  в которой пахло различными    лекарствами, вдыхал   их ароматы  и был доволен,  не только спокоен, как и их хозяин, что всё  время этого   визита находился  в  состоянии  почти нирваны   из-за дождливой мрачной   погоды и  такого же расположения духа.

       Короче,  все  во время этого визита  были адекватны, кроме того врача, прибывшего в карете “скорой помощи”, а оказавшегося   психически  здоровым дураком из анекдота.  В этом и заключалась    вся странность этого  визита.

01.05.2021г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221050100807 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded