m_levante

Патетика

        Чем хорошо общение в соцсетях?   Оно ни  к чему не обязывает,  ты можешь сказать всё  или   ничего, ты можешь,  не прощаясь,  исчезнуть и потом вновь появиться, пояснив неожиданное свое исчезновение или уход по-английски,  каким-нибудь техническим сбоем, можешь исчезнуть навсегда, заблокировав   человека,  с которым общался.

          Тут можно врать,  говоря правду  и наоборот, на примере того, как пишутся художественные произведения и сочиняются  стихи,  ты здесь всё  и ты здесь  никто.

          Как и многие   люди, пользователи соцсетей и завсегдатаи интернет- пространства могут быть интересны друг для  друга постольку- поскольку.

       Но так   часто   происходит и в реальной жизни, когда люди, словно прохожие с улицы, проходят по твоей жизни и уходят, когда навсегда и ты их больше никогда не встретишь, а когда возможно,  ещё  пару раз  вы столкнетесь, живя в одном городе  и даже  не в одном доме, а потом снова разойдётесь, как в море корабли и уже навсегда, а в памяти останется только мгновенное воспоминание о той, мимолетной встрече, не  оставившей никакого следа в вашей душе,  кроме только  того воспоминания о том, что было.

         Для Ирины встреча с Владимиром  была именно таким эпизодом в её  жизни, когда они случайно повстречались  и так же, будто находясь в интернет- пространстве, не прощаясь по- английски разошлись,  в  памяти у неё остался только  след, который он оставил, это некая  патетика, прозвучавшая фразой, словно сказанной со сцены  героем какого-нибудь спектакля, на котором она побывала.

       Дело было осенью.  Стояла сухая солнечная  погода, ничем даже не намекающая на случающееся порою дождливое осеннее ненастье, теплый тихий день располагал к тому, чтобы пройтись после работы пешком,  и  Ирина шла в сторону дома своими обычным маршрутом, минуя скамейки,   не присаживаясь, а только идя медленно, наслаждаясь проплывающими пейзажами  наступившей желто-красной осени, красивой даже в мокром дожде, а сейчас она вдыхала сухой чистый   воздух, наполненный всяческими  свидетельствами об одном из времён   года.

      Её взгляд упал и на секунду  задержался на человеке, следом скользнул, как по той скамейке, и снова вернулся к нему, к мужчине в надетом клетчатом коротком пальто, цвет которого полностью соответствовал цвету осени. На голове у него была надета буроватая,  будто последняя  листва на деревьях, кепи, и он периодически снимал её и протирал рукой в надетой перчатке  лысину, не смотря на свой ещё не солидный возраст,  светившуюся в самом центре его яйцеобразной   головы.

     Почему-то этот мужчина во всём осеннем напомнил ей открытку, увиденную ею как-то в интернете, на ней был изображен  благообразного  вида старичок  в похожем клетчатом пальто  и в такой же кепи, с той лишь разницей что на нём,  на том открыточном рисованном  персонаже  в отличие от  реального мужчины,  не было фотоаппарата,   а вокруг ног его закрутился  собачий поводок, с которого  с громким лаем рвался  веселый песик, ну и ещё, мужчина на открытке был сед, а реальный —  лысым, и ещё он  сильно походил на  старшего брата из британско-австралийской музыкальной  группы Би Джиз  Барри Гибба,   в остальном же  они очень были похожи, тот, что был из интернета, и тот, что стоял сейчас перед Ириной    в настоящем парке, аллеи и дорожки   которого сплошь были  усеяны  разноцветной листвой.

                                                                  ***

       —     Я художник,  творческая личность,  ну,  и фотохудожник,  всё  совмещаю,  где,  что  можно создавать,  воплощать и прочее.

    Так начался их ни к чему не обязывающий и  ничего не значащий разговор, который, правда,  почти сразу же  и закончился,    так же ничего не означая,   хотя…
 

     —        Вы этому учились, где-то?

     —      Конечно,  как можно быть творцом и не учась?

    Пафосно или не понятно, может,  с  возмущением   воскликнул незнакомец, который являлся, что было теперь известно, творческой личностью.

     —        А  где учились, если не секрет?

     Но это оказалось секретом и ещё каким, потому что следом возмущённый художник и фотохудожник  снова  воскликнул,   ещё больше  увеличив модуляции своего голоса:

       —  Это так важно для вас?  Вы мне,  что-то хотите предложить или наоборот  сомневаетесь во мне? Такие вопросы задают обычно  тем, в ком не очень уверены. Я это  по жизненному опыту знаю.

      Но,  так как Ирина вовсе  не собиралась ничего предлагать ему, зная только его имя —  Владимир,  он успел представиться,  да и уверенной в нём она просто не могла быть, потому что не знакома  была с ним, он был для  неё  тем самым случайным  прохожим, с которым она могла распрощаться, уйдя по-английски и даже больше не возвращаться, как в  соцсети   при произошедшей блокировке какого-нибудь  пользователя, потому  она,  не смущаясь так и сказала ему,  этому незнакомцу из парка, которого задел её  столь   невинный вопрос, сказала о том, что он интересен ей, как и все другие, постольку-поскольку, а про себя подумала, что вообще, давно утратила интерес к людям, как к людям, они интересовали ее только как исключения среди людей и не более, а Владимир   похоже совсем не был тем исключением.

     И потому, подумав,   добавила, пояснив своё поведение:

          —   Я задала простой невинный вопрос, всего-то  для поддержания беседы, и я  никогда не использую  подходов издалека,  правда, у вас вроде, опыт богатый, людей хорошо знаете, как себя? И спросила вас, вовсе  не ожидая правдивого ответа, потому что не знаю вас, и потому что  он мне не нужен, тем более, что предлагать    вам ничего  не собиралась.  Как вам такое вообще  в голову пришло?

         Удивилась одна из тех   представительниц прекрасной половины человечества,  которая  вдохновляла  этого художника не на создание новых картин, как он сам говорил,  а просто  в жизни, о чем она и  знать не могла.

        —    И     мне нечего вам предложить и денег тоже я  дать не могу, потому что не подаю.

       Заканчивая   на этой ноте  словами    “не подаю”,  Ирина даже не догадывалась в тот момент, а тем более не знала, насколько  оказалась близка к истинному положению дел, но тогда всё  повернулось совсем иначе, и обо всём остальном она узнала чуть позже. А тогда она только добавила:

  —     Ну, как -то так, Владимир. Так что,  зря вы насторожились.   И давайте на этом распрощаемся, тем более, что мне и впрямь пора. Бывайте!

            И  с этими словами она уже заспешила в сторону дома, до того идя медленно и наслаждаясь  прогулкой, а тут скамейки, аллеи парка вместе с деревьями, ускорив движение,  побежали мимо неё, как в ускоренной съемке немого кино, хотя кино было совсем  не немое, потому  что вслед ей неслось владимирское на нотах сценической патетики, той  самой, о которой только и помнила  потом  она,   будто побывала на очередном  театральном спектакле,  и Ирина  даже обернулась для того,  чтобы убедиться в том, что да, это последняя сцена почти под занавес именно  из того спектакля, и увидела как незнакомый художник и еще фотохудожник стоял около дерева, уже полностью сбросившего  свою осеннюю листву, которое  походило на лысую голову Владимира, тоже сбросившего  свои волосы, правда, раньше положенного  срока, не в наступившую осень,  и выставив вперед ногу, как полагалось актеру,  вдохновенно  произносил выученный назубок  монолог:

    —     Странно,  я не хотел затронуть вас своим ответом.  Я  могу ответить откровенно!

    И тут- то его откровенно,  просто как Остапа,  и понесло:

  —    Я  с детства не люблю показывать свои регалии,  медали,  грамоты,  так как терпеть не могу щенячьей борьбы за соску и радиус с  отвоёванным местом под солнцем,  это моя рана   и никак это не касается  нашего  общения!   

    Он всё больше походил на Кису Воробьянинова, занявшего третью танцевальную позицию,  только говорящего по- русски.

—  Я —  творческий человек.   —    В  какой уже раз повторил он и закончил совсем уже  как-то, униженно и   по холопски, сказав, кто он есть к  тому творческому человеку:

          —    А  не показушник для баринов,  чтобы те мне что-то кинули!
 

      Но тут,   замешкавшись, поняв,  что, что-то  не совсем  то сказал,  почти исправившись,  добавил:

   —    Это образно.

       Но  то,  что произошло на следующий день  было совсем не образно, а по-настоящему и почему-то соответствовало  тому не показушнику,  который не желал,  чтобы ему что-то кинули, потому что…

                                                             ***

    Потому что утром, идя на работу,  но другим маршрутом, не через парк,  Ирина на трамвайной остановке увидела то, что её заставило вновь  почувствовать себя в театре, но на другой постановке, правда,  с  участием  старых, уже ставших  любимыми,   актеров.

                                                          ***

       Это был всё он же, всё тот же вчерашний  Владимир, в этом не было никаких сомнений.   

     Сегодня, в этот ранний утренний час  на нём не было кепи, только неприкрытая ничем лысина, не ранневозрастная, а полученная во время облучения, радиации, когда он  служил на подводной лодке  и чуть вместе со всей командой не погиб, но вот, остался жив и оказался одним из выживших тогда; не было на нём и того короткого клетчатого пальто осенней расцветки, и не был он одет,  как художник,  в просторный балахон, испкачканный красками, он,  этот только что вчерашний художник и фотохудожник, помня,  что он человек творческий, завёрнут был в какую-то жуткую порванную во многих местах хламиду, и главным достоинством   этого сценического наряда была дощечка, висящая на его груди, как у слепого, на которой он открытым текстом и как благородный человек, бывший, но спасшийся  подводник,  потому и облысевший,   просил подать   ему на подарок для его мамы, у которой сегодня день рождения и где мелким шрифтом, потому что всё самое важное было написано крупным, он приписал, что лучше его мамы нет никого на белом свете    и не будет, пока она жива.

       Странно, но этим   осенним утром шёл дождь, от былого, вчерашнего  сухого тепла и солнечного света не осталось и следа, весь погодный антураж полностью соответствовал новому образу этого творческого человека, который не привык трясти своими регалиями, вот если только досочкой, не являясь показушником для баринов, чтобы те  ему что-то кинули.

                                                                      ***

        Если бы это были соцсети, они могли бы закончив вчера, продолжить сегодня, но Ирина вспомнила, находясь в реальной жизни, что могло быть повторением  и в   виртуальной, что Владимир не способен поддержать даже простой беседы, у него же  масса  подозрений сразу,   он ведь очень  хорошо знал людей, правда, как выясняется, они не знали его, и у него к тому же огромный жизненный опыт, и потому Ирина просто,  почти не замедляя шаг ещё и у этой сценической площадки, хоть и со старым знакомым актёром,  пошла дальше, оставив позади себя Владимира, как прохожего, коим он и являлся для неё, случайно встреченного   ею  сначала в парке, а потом на улице на трамвайной  остановке.

       И  всё, на этом  моменте  жизнь тоже пошла дальше своим чередом  вместе  с ней,  являясь по сути тем театром, в котором  разыгрывается масса различных спектаклей, когда со знакомыми, а когда и с неизвестными участниками-актерами в ней и без какой-либо наигранной   патетики.

28/04/2021 г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221042800895 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded