m_levante

Виртуальный приют для человеческих душ



           Виртуальное пространство является неким приютом человеческих душ, в котором они, эти уже мёртвые, не живые   люди по-прежнему присутствуют, сказать  не получается. Это в реальности больше похоже на общую братскую могилу, но в которой,  зачем-то покоятся и мёртвые,  и живые, принимающие первых за здравствующих ныне.

         Был брат. И была старшая сестра. Старше на 13 лет. У них были разные матери и  один  общий отец. Тот никогда не стремился к сближению брата и сестры.

             Собственно, для него это было нормально, ибо он ещё в юношестве плевал на всех  своих родственников, уйдя рано, в 16 лет из дома, обвинив во всех своих неудачах  мать, отца, тоже старшую, но свою  сестру и на этом  покончил с ними,  почти навсегда.  Почему, почти..?  Потому что его  родственники сильно отличались от него,  и  мать тяготела к сыну, которого  часто разыскивала через его друзей. Потом,  он на минуту появлялся в её жизни,  и точно так же  выпадал из поля зрения  уже немолодой женщины. С сестрой было всё  то же самое. А отца его  и  попросту очень рано не стало. Он спился и умер, не дожив до  своего полувекового рубежа.

            Так что, вся история, но уже с собственными детьми, у  человека, что можно сказать, был без роду,  без племени, во всяком случае, он сам так решил для себя, отставив  свои кровные  узы позади своего собственного   «я»,  повторялась один в один, поэтому редкие моменты  близости брата и сестры ограничились  их встречей, когда одному был год, а второй, соответственно - 14. Девочка- подросток  запомнила на всю свою жизнь, как носила маленького брата на руках, как нянчилась с ним, отвозя в коляске в детский садик, как играла, сидя в комнате, в квартире их общего  отца, а через месяц уже  в душе или в сознании только хранила память об этой их первой  встрече.

              Потом уже с многообещающими   массивными габаритами  подросток, с  бритой наголо головой, с чемоданом в руках,  сходил с  привокзального перрона, а повзрослевшая сестра, у которой уже был и  собственный  ребёнок, дочь,   препровождала его в свой  дом. От этого  опять мимолётного  свидания  в памяти её   осталось только ощущение   сильного толчка, которым каждый раз  отдавались металлические  пружины спинки дивана, когда младший брат    вроде бы,    на неё   облокачивался, а на самом деле,   бросал свой упитанный торс, сильно  ударяясь при этом   всем своим  позвоночником  о  дерматиновую поверхность.
 

         Он ещё больше раздобрел, когда вместе с отцом ещё раз  навестил её и её семью, пожив у них, какие-то дня три.  Они вдвоём тогда, отец и сын,  приехали по делам  в город, где проживала старшая сестра и дочь их общего  отца.  И всё.  Больше встреч  не было.  И расставаний, соответственно, тоже.

           Потом они стали гораздо ближе.  Правда,  всего лишь территориально.  Но всё равно  сестра так и хранила в  душе  то возникшее  понимание  наличия в её жизни  младшего брата, не смотря на то, что тому вовсе не хотелось  даже слышать о её существовании.   Причиной такого его поведения, был живой ещё их общий отец, жизнь  которого  представляла  угрозу  благополучию сына, при условии наличия старшей сестры. Хотя, на самом деле никакой  опасности  тут не было. Отец, который что-то нажил за свою долгую жизнь, давно уже  всё отписал своему сыну, не вспомнив  о дочери. Ему так было привычнее.  Он позже, даже  не попытался оправдаться, потому что всегда плевал на  родственников, да   и  на  тех  людей, которые не представляли для него лично  какого-то мало-мальского интереса в плане материальной выгоды, тоже.

          Так что, наверное, сын, воспитанный  в духе своего отца, больше опасался  каких-то навязываний родственных отношений со стороны старшей сестры, которую, к тому же, он и плохо помнил. Что было закономерно, учитывая тот возраст, в котором он прибывал на момент их не частых  встреч.

           Что не отменяло того, что он оставался  самым её  близким родственником после  собственного ребёнка и их  общего отца, которого вскоре не  стало. Он умер в день и месяц своего рождения. И это  не было чем-то неожиданным. Ему было уже хорошо за 80. Хотя, если бы ни  наследственное пристрастие  к алкоголю,  протянул бы гораздо больше, ибо был крепким и здоровым мужиком,  при этом вечно жалующимся на несуществующие болячки, пытаясь таким  образом привлечь внимание собственного младшего  отпрыска, который точно так же, давно  научился  плевать на своих родных и на окружающих.
 

          Так что кончина их общего отца не  явилась  чем-то из разряда вон выходящим, и когда младший брат по телефону сообщил о его смерти,  дочь отреагировала  спокойно, без надрыва и слёз, тем более, что давно привыкла  к своей  жизни без этого близкого ей  родственника. На похороны тоже не пошла, поняв  всю искренность  этого звонка брата, у неё не было даже  средств на  поминальный венок, не  говоря уже о внесении  своей лепты в этот прощальный процесс.
 

             Опять они  не были рядом.  Младший брат и старшая сестра.  Больше, казалось,  их ничего  не объединяло.  Не  было больше поводов для встреч, которых  и так в их жизни почти не возникало. Того связующего звена не  стало, но  в душе полностью  осиротевшей    женщины, так как и  матери её  тоже давно не было в  живых,  так и маячил образ младшего брата, которого, она,   будучи  14-ти  лет от роду,   таскала на руках и с которым играла, сидя на корточках  на ковре, в комнате не   своей  квартиры.

              То есть, что-то неведомое, невидимое,  где-то   там, существовало, что не давало возможности полностью забыть о  наличии брата. Тем более, что он, как и многие в это  время двадцать первого столетия, светился  в  виртуальном пространстве, существуя в социальных сетях, и просто в каких-то официальных источниках, что значит, стоило только завести его имя,  фамилию и их общее отчество, сразу  выскакивала информация о том предприятии, где работал брат,  номер его  ИНН, даже его номер мобильного и домашнего телефона, его почтовый электронный адрес, на который,  при желании,    можно было написать. Короче, брат не выпадал из поля зрения сестры, в отличие от их отца, который в силу  своего возраста или того поколения, к которому относился, не умел пользоваться  современными компьютерными  технологиями, то есть в интернете найти  его было нельзя. Один раз только промелькнул он и то вместе  со своим сыном в протоколах судебного разбирательства  по задолженности  и неуплате квартирных платежей.

              В то же время, если бы захотел, брат никогда бы  не нашёл    свою сестру таким же способом, каким могла запросто вычислить его она. Ибо женщина, что была старше этого человека на 13 лет, нигде, по возможности,  не регистрировалась, или не под своим настоящим именем,  не оставляла следов о себе  в виртуальном пространстве, не была завсегдатаем соц. сетей, считая такое занятие бесполезным и даже вредным. Она использовала глобальную сеть интернет в   других своих нуждах. Для получения знаний и какой- то информации.  Для чего раньше  надо было сходить в библиотеку или в книжный магазин, а  теперь достаточно было, не выходя даже  из дома, только открыть крышку компьютера и ты уже окунался в мир  знаний и того, что можно было только  что почерпнуть с бумажных листов,  сброшюрованных и заключённых  в картонную обложку.

              Общаться с людьми, которые присутствовали в виртуальном пространстве, ей тоже не хотелось, да и зачастую с теми, кого ты просто не знаешь.  Они сидят  у тебя  в «товарищах», попав к тебе через третьи руки, и тоже называясь твоими  друзьями, с которыми  никогда не состоится  даже полноценной беседы. А набивать их количество в социальной сети…  Так больше пользы тогда   набить руку  в чём-то более полезном, обретя какие-то навыки, даже  в том же пользовании компьютером.
 

                Ей казалось, что эти люди, завсегдатаи соц. сетей, разных ресурсов, где они выставляют себя откровенно напоказ, присутствуя ещё  и в реальном  мире, ведут какую-то двойную жизнь, а порою  и тройную, когда, скажем в «Одноклассниках» он -  добропорядочный муж и отец,  если это касается мужчины,  а стоит только  заглянуть к этому же человеку в систему «Контакт», как можно познакомиться совсем с  иным  его образом,  с полной противоположностью того, кто расположился на первоначальном ресурсе. А в жизни, эти два человека и вовсе  занимаются ни  тем, о чём подробно рассказали на «Одноклассниках» и в «Контакте»…  Где-то  он, возможно,  патриот и защитник всех и вся, чуть не с пионерским галстуком в прошлом и со значком маленького Ильича на груди,   а  где-то,  он -  православный верующий, тут он приверженец семейных ценностей,  а там выбирает себе виртуальную любовницу. А  учитывая, что регистрироваться можно до бесконечности, но уже под чужими именами, никами, создавая огромное количество ботов, то как эти люди, любители посидеть,  поговорить ни о чём, ещё и будучи любителями   поиграть в те же виртуальные игры, в огромном количестве предлагаемые интернет-сетью, не путаются  в собственной  жизни, играя то  роли  Фигаро, то графа Монте Кристо,  не совсем было понятно.

                   В общем, младший  брат тут не был исключением из общего правила, и  в одной социальной сети  он был в друзьях  у своей первой и второй  жены, а в другой -  заседал  на порносайтах, где белогрудые девочки с обнажённым торсом и в  невидимых трусиках оценивали его полнотелую  внешность, ставя оценки по школьной  пятибалльной системе. Говорить о том, что в реальной жизни он был ещё и отцом  своих детей, работником на своей работе и плохим сыном своего тогда ещё  живого    отца  уже даже не приходится.

              Отца,  которого потом не  стало, но  тело которого  было в  реальности  погребено,   где-то в сырой земле, заколоченное гробовыми досками и с водружённой мемориальной  плитой–надгробьем, что позволяло родственникам прийти на кладбище, зная точно и определённо, что именно в этом месте,  в этой могиле  покоится усопший близкий человек, вот, даже и  фотография  его, ещё живого и  при жизни, выгравированная на мраморной памятной  плите, тоже  свидетельствует   о том, что это именно он и никто  другой. И  младший брат, тоже имел такую возможность,  самолично,    проводив в последний путь их общего отца, при желании и  в любой момент  прийти сюда и почтить память своего умершего, по иронии судьбы в день своего рождения,   родителя.

             С ним же самим, неожиданно произошла  история   почти на уровне  пародийно-сатирического опуса, наполненного неутешительным   гротеском, но описанным  не  в литературе, а случившимся  в реальности. Во всяком случае,  так всё выглядело для старшей сестры, которая не  имела  никакой другой возможности, как  узнать о жизни брата,  исключительно из  интернет - пространства, правда, иногда она  общалась и  с  его второй женой,  и с  её родственниками, но это  не  отменило всей  парадоксальности  произошедшего…

                                                                                 ***

                  Телефон  отца давно не отзывался, вернее при наборе его номера автоматический голос сообщал, что абонент находится вне зоны.  И это было разумно, потому что он и впрямь находился теперь вне зоны досягаемости живых людей, пополнив список умерших и мирно покоясь в сырой земле.

                Теперь это было единственное место, где можно было встретиться с покойным, та самая  кладбищенская территория. И то, поговорить с ним, увидеть то, что  медленно превращалось сначала в останки только что  живого, а потом в тлен, нельзя было. И, не дожидаясь того момента, когда набрав ставший   почти родным  номер телефона, на который она   звонила долгие годы,   ей  ответит совершенно незнакомый человек, дочь удалила не существующий уже в этом мире абонент из своего списка контактов раз и навсегда.

             Тем временем номер брата по-прежнему присутствовал  в её записной книжке.  Он был младше её на 13 лет, и  только недавно  отмечал своё сорокалетие. Его жена была моложе мужа на  те же лета, что и    сестра старше брата. Жизнь продолжалась. Но внезапно, нет, не оборвалась, не было к тому повода, а просто за  брата на его номере  тоже стал отвечать тот самый автоматический, отдающий холодным металлическим безразличием  голос, который говорил всё то же, что и после смерти отца: «Абонент находится вне зоны»...

               Но  молодой ещё человек, мог  запросто выключить свой мобильный, мог куда-нибудь уехать и,  находясь в роуминге, сделать тоже самое из экономии средств, да и памятуя тот судебный процесс, о котором упоминалось в интернет-пространстве, мобильный оператор мог его лишить доступа к своей  телефонной связи.
 

         Сорокалетний мужчина должен, обязан был жить после своего отца и он был гораздо младше своей сестры, с которой не общался.

                Но это «внезапно»   случилось вовсе  не  на ноте не работающего его номера  телефона, а гораздо раньше, потому что поводов набора номера  младшего брата у сестры не было и быть не могло. Их пути,  напрочь,  разошлись  в разные стороны после ухода в небытие их общего родителя, оставалось только то ощущение, несущееся из далёкого  прошлого,   того  сильного толчка, при облокачивании  грузного тела о спинку дивана, которое не давало возможности забыть о существовании брата в её жизни.

            И потому совсем не удивительно, что при разных обстоятельствах сестра вспоминала о нём, как и в этот раз,  при разговоре со своей дочерью, сидя у компьютера, почти не отрываясь от беседы, уже привычно вывела в поисковой строке главной страницы интернета имя брата и свою фамилию и отчество.
 

            Неожиданно выскочившая на запрос информация повергла женщину  в некоторое замешательство.

            Вот уже,  по какому разу она пробегалась глазами по  казённым строкам официальной хроники, гласившей, что предприятие, которым руководил её младший брат,  «ликвидировано в связи со смертью данного физического лица». И вот тогда-то она и услышала сухой автоматический голос, уже какой раз,  говоривший ей, что абонент находится вне зоны.

            Она не могла поверить не  своим глазам, ни своим  ушам,  в этот виртуальный, как ей казалось,  бред. Вне зоны доступа был её покойный отец..! А брат… Ему же  ещё только 45…!  Почти   в панике, которая охватила все её члены, пробежав электрической строкой по ногам и рукам, следом,   сжав голову так, что она даже не ощущала больше  того толчка из своего  прошлого, она продолжила сидеть  у мелькающего дисплея.

                        Потом, очнувшись, словно  белый медведь после зимней  спячки  в своей берлоге,  среди холодных,  злых  льдов,    женщина полезла   глубже в интернет-пространство. Но каждая новая открываемая ею страница, сообщала ей одно и то же -   «… В связи со смертью этого физического лица…» что звучало для неё  уже больше,  как буддистская  мантра.
 

           "Какая смерть, какое физическое лицо…" – неслось у неё в голове… "Ей никто не звонил, никто не сказал, что брата больше нет…" -  Она имела ввиду живых людей, его жену, мать жены брата...  "Никто…!"

            Эти,  живые, не мёртвые, глухо  молчали.  И именно их молчание  отдавало угрожающе-мёртвой тишиной.

             Но с интернет – страницы одной из соц. сетей  на неё смотрел брат, живой и невредимый. Вот он, за столиком в каком-то кафе, с  дымящейся  сигарой во рту.  Вот  опять он, просто с улыбкой смотрящий в объектив фотокамеры. Его улыбка всегда напоминала ей,  что-то из мира фантастики, потому что брат не был таким, каким была его улыбка. А здесь, только-только,  месяца три назад выставленная фотография, на которой он изображён,  сидя  верхом на байке. Даже в этой жутковатой  ситуации, сестра не могла не отметить  про себя, как  это его   грузное тело сумело уместиться в  этом небольшом, по  сравнению с автомобилем,  виде транспорта.

               «Наверное,  с помощью автокрана усадили его в седло мотоцикла…» - не удержалась и привычно   съязвила про себя  женщина. - «А, как иначе,  он сумел в него забраться, имея такие габариты..?»

               Но  ниже, на той же страничке, знакомые  уже девочки в «негляже», всё так же продолжали оценивать  внушительную внешность этого байкера, всё так же ставя ему оценки по той, пятибалльной шкале.

              Короче, в этой сети брат продолжал жить. Он не  умер, хотя, официальные источники говорили совсем об обратном. И его электронный ящик  по-прежнему существовал. Но старшая сестра не собиралась ему  на него писать,  хотя и могла бы.  Правда, по поводу ответа ей, тут  могла бы  выйти заминочка.

               И потому она продолжила поиски.

            В другой соц. сети, её брат по – прежнему   был в друзьях у своей жены - у  одной и у  второй. Только вот она, вторая молодая и несравненная почему-то числилась здесь  в статусе «без пары»… Но и это ещё ни о чём не говорило, зная потенциал этой мелкой акулы, всё мечтающей о замке на Карибах и о принце на  белом коне, не смотря на  имеющегося байкера и   двух малолетних дочерей. Короче, её счастливое улыбающееся лицо, с выпяченным ртом для приманки, как у  рыбы-карпа, плавающего  в стеклянном аквариуме,  какого-нибудь супермаркета, не являлось  подтверждением  смерти брата.

          Но вот, другая соц. сеть, оказалась более откровенной, потому что  здесь уже жена просто в открытую  искала себе:  «Настоящего мужчину, заботливого, терпеливого…» и,  конечно же -  «самодостаточного и щедрого», которого, эта весёлая  вдова, тут уже не оставалось больше никаких сомнений насчёт её нового статуса, «сделает счастливым…»

             Дети упоминались как-то сбоку, они имелись только в анкетных данных: «Дети- есть. Живём вместе» А в остальном, это была всё  только  молодая женщина, спортивного телосложения, то в спортзале с гирей в руке, то на даче в огороде,  с милой очаровательной  улыбкой нимфетки на лице, и  с букетиком каких-то цветов красного цвета, для кого-то символизирующих страстную любовь. Ибо со смертью  её мужа никто бы этот цвет крови и не связал бы. Ведь в одной из граф было указано легко и просто -  «свободна»

             Так что тот рот рыбы-карпа был полностью обоснован озабоченностью  новых  поисков, нового партнёра для жизни, но всё же ни отца детям, о них вообще, молчок,  ибо младший брат всё же был мёртв,  и прав  был   автоматический  голос, вещавший, что он  давно  вне зоны, как и его отец, которого не  стало ровно год назад.

                                 ***
                      Конечно же, все люди смертны. И, кто-то умирает даже ещё в утробе матери, а кому-то насильно не дают  возможности узнать, что такое,  эта  жизнь, кто-то покидает этот мир ещё в младенчестве, не успев назвать своих родителей «папой с мамой», а  кто-то просто  по разным обстоятельствам уходит раньше положенного срока. Да и что это такое – «положенный срок» ? Наверное, тот возраст, до которого не  все доживают, а должны бы,  называемый старостью или  длинным пройденным путём, в течение которого мы становимся умнее,  умудреннее  жизненным опытом… И это,  как бы закономерно, а не  когда случается такое «внезапно», которое произошло с младшим братом старшей сестры.

                Всё же любой человек, что посетил этот мир, должен познать его в полной мере, а не уйти на стадии какой-то болезни или несчастного случая. Как  случилось с моим братом, что младше меня был на 13 лет, и о причине смерти которого я никогда уже не узнаю. Ибо его родственники так и застыли с намертво закрытыми ртами, будто мертвы были  они, а не он, мой брат.

                   Для них оказалось, такое невдомёк, понять,  что этот человек, что безвременно покинул этот мир, был после моего ребёнка,  моим самым близким родственником, о смерти которого я должна была бы узнать от кого-то из близких, а не из неодушевлённого виртуального пространства, в котором он,  почему-то продолжал жить. Будучи мёртвым, он  оставался среди живых. Но так всё же не должно происходить. Мертвые должны находиться  в отведённом для  них специально  месте,  в том уголке, что называется кладбищем, где всегда грустно и тихо, где сгущаются  сумерки вместе  с безмолвием, навсегда замолчавших людей.  И, где всегда можно проведать их память,  убедиться в том, что они были живы и так и  остались у нас в душе тем толчком, означающим удар  мощного тела моего брата  о спинку дивана.

              И мне кажется, что любой человек заслуживает правды, знать, что его родственник или друг, знакомый,  больше не с ним. Его просто больше нет в живых.

               Это страшно,  это зябко до боли, находиться среди мёртвых, будучи живым,  в неположенном для тебя  месте. Виртуальная смерть, как в моём случае,  ничего не решает. Разумеется, я больше никогда не наберу номер младшего брата, и точно так же, как  и  несуществующий больше абонент отца,  удалю его  из своего списка контактов. Потому что  не хочу однажды услышать незнакомый,  чужой голос, который скажет мне в трубку «Алло» и даже не поймёт, что звонили  вовсе не ему. И, конечно же, я больше никогда не зайду на страницу социальной сети своего брата, чтобы полицезреть его уже мёртвого, но вроде живого,   сидящего на мотоцикле -  его последний снимок  в этой, незаконченной всё же для него,  жизни.  Теперь, когда я точно знаю, что ему ищут замену, я уверена и в том, что его больше нет в этом мире и что те, казённые строки о смерти физического лица, тоже  не врали. И всё же мне бы очень хотелось услышать из уст живого человека, что его больше нет. Моего брата, который младше меня был на 13 лет.  У меня  же  осталось только горькое  послевкусие от произошедшего  и то ощущение толчка, символизирующее удар его грузного тела о спинку дивана, обитого дерматиновой тканью, когда он как-то раз,  приехал ко мне в гости,  и после этого мы больше с ним уже ни разу, никогда   не виделись,  несмотря на ставшую  близость расстояния, которое так и не соединило родные  кровные  узы, порванные ещё  нашим общим отцом.

                         Поэтому, сегодня,  когда  я порою  смотрю на людей, что прочно поселились в виртуальном пространстве, я частенько думаю о них, только как о виртуальных человечках, а не  как о живых людях, даже мне и не близко знакомых. Потому,  что реальность    очень сильно отличается от того, чем,  вроде полнится  жизнь  в  интернет-пространстве. И  в этом я имела возможность убедиться лично, непосредственно  поучаствовав  в той истории, что больше похожа на саркастический, совсем не дружественный  шарж на реальную жизнь.  Да, и быть в общей, пусть и виртуальной могиле, где смешались живые и мёртвые,  мне совсем не хочется. А эта участь может постичь любого. Стоит  только неожиданно  умереть, не успев стереть все следы  своего  пребывания в этом мире…  и ты окажешься мёртвым среди живых, которым  даже не придёт в голову  некая  крамольная мысль о том,  что это   давно молчащий  тлен, о котором, вообще-то  можно и не забывать, всего  лишь посетив настоящие  места   для упокоившихся,  и просто храня память о нём  в своём сердце   или  в душе.  Это уже, как  каждый   понимает, где  у него  находится хранилище для тех, кто был  с ним, но покинув,  всё же так и   остался при нём  навсегда…

19.12.2016 г

Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218060601082 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded