m_levante

Вот такое оно, первое апреля


        Наступивший день первого апреля, именуемый в народе днем смеха или днём  дурака, принес собой только мрачную сырую погоду за окном, вовсе не весеннюю.


       Дураком себя ты   не чувствовал при всех обстоятельствах жизни, но и радоваться было нечему, только если  тому, что не дурак, а так, что-то среднее между умным и клиническим идиотом, когда палата номер шесть подошла бы  вам  по обоим параметрам —    умный и идиот, умный Наполеон, но стал таким потому,  что сошел с ума и возомнил себя французским императором.
 

    Ещё  бы приписать себе все его подвиги, не только умственные способности, но и тогда ты  встретишь свою смерть на острове святой Елены.

     А как ты до него доберешься? Да, никак, если только снова в своем уме и сидя  в палате номер шесть на аккуратно застеленной койке и в окружении санитаров  вместо вельможных придворных.

      Хотя и они, эти амбалы с волосатыми не руками, а ручищами, гораздые в любой момент запеленать тебя в смирительную рубашку,   и сами в белого цвета халатах, будто врачи- гиппократы, а не простые ублюдки- санитары, тоже в твоем уме, в твоем воспаленном сознании могут стать вельможными придворными.

   А  почему бы и нет?

   Ты их сам и  назначил будучи Наполеоном, пусть и сидя взаперти, так почти  на острове святой Елены же,  вдали от родины, от родной отчизны,  от  любимой тобой  Франции, взял и с королевского своего плеча  раздал им графские придворные  титулы,  и теперь они тебя обхаживают,  как могут, и  даже как положено,  укладывая на нужный бок в постельку и делая на ночь успокаивающий укол, чтобы тебе,  его светлому величеству спалось хорошо, чтобы чувствовал себя, как и прежде, во дворце, в Лувре, а не вдали от него,  на острове почти что   в океане, но все равно,  если даже и на нём, то в окружении слуг, тех санитаров -гиппократов, готовых в любой момент тебе помощь оказать, стоит тебе только не пальцем, он у тебя в рубашке спрятан,  а глазом пошевелить и вот, гляди, ты уже и на левом боку лежишь и  снова не шевелишься, потому что всё  в той же королевской ночной рубашке белого цвета и накаченный транквилизаторами для того, чтобы слишком часто слуг не беспокоил и дал им поспать, они же тоже люди и им требуется отдых, пусть и у тебя в ногах или даже на прикроватном коврике, как верная собачка,  но рядом с тобой, с его величеством, кем ты там себя обозначил, а, Наполеоном, ну, пусть Наполеоном Бонапартом.

     И все в той же палате номер шесть из психиатрической  больницы из рассказа  русского писателя Чехова.

  Это же тоже как знаково, ты и в чеховском рассказе про палату номер шесть, где много- много таких вот царей и наполеонов,   и ты среди них и иногда, если захочешь, на острове святой Елены, а там вокруг медузы горгоны,  те самые санитары, ну или в лучшем случае те вельможные придворные, которых ты сам титулом одарил, и всё  это в твоем непревзойденном уме.   Воистину сумасшедший дом, а не жизнь,  и не важно какого числа,  первого или второго апреля или третьего  с первым  января, все это случилось с тобой, когда проснувшись и вспомнив,  что сегодня за день и как  его именуют  в народе,  ты вместо того,  чтобы смеяться,  почувствовал себя всё  же дураком, потому что  сначала умным, потом Наполеоном,  а потом и вовсе, что было совсем уж не смешно,  в палате номер шесть и на острове святой Елены одновременно.
 

     Так что и впрямь какая разница,  что это было первое апреля —   день смеха или день дурака, а может, и то, и то одновременно, потому что тогда хоть что-то сходилось:   ты дурак и при этом умный и это воистину смешно  —     умный и дурак, Наполеон и Бонапарт,   на острове святой Елены и в чеховском рассказе в палате номер шесть, а на самом деле у себя  дома и в своей кровати,  и просто еще не проснулся,  и первое апреля тебе снится, потому что таким  сырым и мрачным оно быть не может,  и только шум за окном от проезжающих машин,  который ты слышишь уже второй год подряд, поселившись  в этом доме и заехав в него ровно первого апреля того года, когда тоже было первое апреля,  и теперь для тебя это не день смеха или дурака, а юбилейная дата твоего  житья- бытья на новом месте.

      Так что кричи “ура”, что день дурака не имеет к тебе никакого отношения, потому что это ещё  и не смешно быть дураком первого апреля, для тебя это значимая дата, которую ты будешь теперь отмечать до самой смерти, как Наполеон, который умер  на острове святой Елены,  и   ты,   не являясь дураком  и не имея к  этому статусу никакого отношения, и    тем более, что ты вообще, всё же  его величество Наполеон Бонапарт,  а у  ног твоих спит реальная  собачка,   твой верный пес по кличке Барбос  и считающий тебя своим хозяином не в зависимости от того,  кто ты  есть,  Наполеон,  дурак или умный,  ты просто его любимый и  любящий хозяин,  у ног которого он расположился и охраняет  его  от всех жизненных невзгод  и от  непогод, и  от таких,   как сегодня за окном,  тоже.

1 апреля, 2021 года день дурака или нет.

Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221040101676 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded