m_levante

Шортики для святой Наташки

(окончание истории про святую Наташку)


    ***

«Пастор Сандей и пастор Босе имеют единый стандарт для всех – стандарт Божий.      И с достоинством носят звание - Божий помазанник»

 Чернокожий  африканец по имени Сандей попал в те далёкие времена  в СССР из Африки. Родился в пресвитерианской семье, в селении Идомила, что находилось  на юго-западе Нигерии.  Вот его мать Тениола, которая была дочерью правителя  этого селения  и  дала ему имя - Сандей, что означает «воскресенье» и свою же фамилию  -  Аделаджа,   в переводе на человеческий язык что  значит  «тот, кто примиряет людей»

Оказавшись в 86-м году в Советском   Союзе, и  окончив    факультет журналистики  в минском государственном университете, этот примиритель людей,  начал со своих   верующих  друзей-африканцев, их примирял  друг с другом,  когда они   посещали  богослужения баптистов и пятидесятников.  А   вот уже   в  культовые   90-е, эти годы культовыми  по значимости оказались и для этого Сандей-  Воскресенья,   так как с журналистской стезёй у него всё же не сложилось, то  он ступил на другую,   и    в благоприятный для христианских церквей период,  начал ездить с евангелизационными проповедями, осваивая теперь   эту ниву,  не только  по Белоруссии, а и оказался будущий пастор - пройдоха  в    Прибалтике, и в Украине.  Россию сия участь тоже не миновала, тем более   что по началу,   он проповедовал просто  в разных общественных местах: в  электричках, автобусах,  на которых и перемещался по стране и с места на место, и в  подземных переходах. Короче не гнушался пастор   ничего, никаких почти злачных мест, где могли бы оказаться заблудшие овцы, а таких в 90-е оказалось просто пруд пруди, правда, каждая овца заблудилась тогда как-то   по - своему или на свой лад.

Тем не менее, что было вообще-то,  очень даже  естественно, но  первыми прихожанами этого новоявленного  пастора-сектанта  стали городские низы: наркоманы, бомжи и алкоголики, среди которых он  организовывал группы взаимопомощи, такое сарафанное радио,  с помощью которого вскоре мир узнал о нём самом и о его последовательнице-соратнице, его жене , тоже чернокожей женщине, Абоседе Аделадже, о которой тут же распространились слухи, как об  удивительной и  многогранной  личности, у которой  имеется  просто дар Божий для церкви. И она тоже, как и её муж,  стала  пастором двух церквей: Центральной церкви "Посольства Божьего" и англоязычной церкви.

Короче, всё это называлось,   всем известным сектантским обществом «Благовест» и действовали его  основатели под единственной эгидой, вовсе не ёрнической, а так она и звучала ««Принесёте деньги в церковь, за год мы их прокрутим — и сразу разбогатеете».  Что ещё подводилось под эту эгиду рассказывать очень долго, важно то, что и Натали оказалась втянутой в эту общину, где, собственно,  и стала святой, или просвещенной, или обретенной,  но полностью утерянной для мужа и сына. Теперь она вращалась в иной семье, состоявшей из   прихожан, поклонников этого афёрного  искусства  облапошивания простых  людей,  на горе которых делались не просто деньги, а огромные суммы   денег, выливающиеся в миллионные прибыли.

   Услышав как-то от своей подруги, не  от  Аллы, о том,   что женщина может быть счастливой только в Боге. Не в муже, не в работе, не в детях, но в Боге, и тогда все сферы её  жизни благословенны.  Так говорила основательница «Благовеста»  чернокожая   пастор Босе,  привлекая в  своё  сектантское лоно как можно больше женщин, о  том, что только тогда   муж  и дети, и работа будут охвачены Божьим Присутствием и помазанием. Но сильной, влиятельной и уверенной она, мать и жена  сможет стать только в Боге.

А ведь Натали была всегда  всего лишь   ушлой дамочкой, и хоть и  вертела,  и   крутила  своей  рыбкой, как хотела,  но ей же всегда  желалось,  чего-то большего, сначала нравиться чужим мужчинам, когда стала  старше и подурнела,  не только потолстела и короткие юбки уже   совсем не с руки стало   надевать,   вспомнила  и про своего,  любимого законного  мужа,  а тут просто в нужное  время и у подходящих  ушей  нарисовалась  та знакомая, которая уже вовсю,  прониклась  идеей,  обрести свое предназначение в жизни и раскрыться, как благоухающий Божий цветок, полностью во всех сферах или  возможно только в Боге.

Короче, зная теперь,  что женщина царского достоинства,   это женщина Божья, и  это не только влиятельная, а святая женщина, Натали превратилась в простую сектантку, о чём сама, конечно  же, даже не  догадывалась. И оно было бы к лучшему, если бы не та замечательная эгида, про деньги и дивиденды, для чего требовалось совсем малое,  принести их, если были,  в то гнездо, называемое, церковью, а если не было – достать или взять откуда-нибудь, не важно,  откуда.

Термин – взять или тот самый – брать, был до боли знакомым святой Натали, не пожелавшей  купить  шортики   за 200 рублей, зато теперь она могла продать имеющуюся свою недвижимость, свою квартиру, тем более, что времена больше были не советские и   взяв всё, отдать это всё   в святое  лоно, и ждать  обещанных дивидендов, что всё же не выглядело как –то очень благопристойно, даже с её стороны, это банальное желание обогатиться,   прикрытое  маской святости и избранности.

Для этого  они с сыном Максимом,  как она позже  рассказывала уже снова Алле, которая зачем-то решила  с ней поговорить, вспомнив про те  шортики  с бахромой стоимостью в сто долларов, они   с Максимом, этот тоже научился, правда,  ещё без божьей помощи, а сам по себе,  принимать решения за своего  отца    "подумали,  решили и  собрали..." Правда,   Борис, который вовсе не золотая рыбка и не щука при Емеле, и никогда им не был, он просто всегда был порядочным мужем и таким же отцом,  всё  "принимает" решение вернуться ли  ему обратно или нет, уехав из того города, который так и не стал ему родным, в далёкие Штаты,  где не побоялся  в 50 с лишним  лет начать жизнь заново.

   В  то время как его  отпрыск, который привычно  "подумал" и "решил"- в 30 лет начинать всё,  что ещё  не закончилось, не захотел и остался на месте, и даже не при матери, которая всё же успешно завершила процесс продажи своей трёхкомнатной квартиры, отнесла, как и полагалось,  вырученные деньги в церковь, понадеявшись на Иисуса Христа, а не на мужа, на него она никогда не надеялась,  считая его своей золотой рыбкой, выполнявшей  на самом деле,  роль дойной коровы для  бессовестной  женщины, которую всё же бог или просто жизнь покарала, оставив без ничего, и без тех обещанных дивидендов, конечно же, тоже. Правда, и раскрыться, как благоухающий Божий цветок,  у неё тоже не вышло, деньги кончились, а ведь, как известно,  бесплатным бывает только сыр в мышеловке,  вот и её желание стать Божьей женщиной оказалось сродни  тому сыру,  когда мышеловка захлопнулась и даже сыр стал не доступен для глупой маленькой мышки, коей была всю свою жизнь Натали, мечтающая о чём-то большем, и незаметившая,  что всё и так  имела.

Не ценила..? Это другой разговор.  Зато её вложения в церковь  оценились с лихвой теми, кто  этим живёт и зарабатывает, не являясь при этом святыми   с крыльями,  коими они себя называют, потому что не бывает таких  святых, бывают просто святые люди, но их- то,  как раз никто и не замечает, проходя мимо своего земного счастья, мечтая о каком-то  небесном.

08/03/2018 г

Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218040700968 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded