m_levante

Нетерпимоман


 
     «Люди не умеют  полемизировать, они, как правило,  агонизируют на собственном  мнении…»

   (М.Леванте)

  Я не терплю графоманов, не терплю людей с собственным мнением, я не терплю гомосексуалистов и лесбиянок,  мне не нравится манная каша, я её не терплю ещё с детства, и булочки с маком, это не ко мне, а только  с изюмом,  но я так люблю коньяк, и просто ненавижу водку,  не терплю при этом трезвенников,  они мне кажутся ханжами, не терплю моралистов и обжор, худых и толстых, а нормальных просто не бывает, все люди подонки,   и я их тоже не терплю, а кого же я терплю?

Я очень даже выношу себя, я себе нравлюсь, ещё и по той причине, что вот, у меня над головой нарисовался святой нимб, а за спиной выросли огромные крылья ангела.  Я -  ангелоподобное существо, правда,  я  не понял, что это крылья тщеславия, вознёсшие меня над всем миром и всеми  людьми, но я вправе выносить суждения, называть вещи не своими именами, такими, как  графоман и обжора, толстый и худой, показывать пальцем на то, что я не терплю, и мне не нравятся,  в первую очередь,  те, кто обременён   маниакальным синдромом, не важно в какой форме, но он маньяк и всё!

И просто, то, что мне не нравится, то, что я не понимаю, не воспринимаю, не являясь дальтоником, принимаю белое за чёрное, мне от этого хорошо, хорошо от того, что  я один такой  хороший, не замечая, что  и сам страдаю,совсем не редкостным  маниакальным синдромом - нетерпимоманией, но так как мне об этом никто ещё не сказал, то я продолжу не терпеть всё то, что мне не нравится, но главное, что без обиняков я буду говорить об этом всем  людям, вызывая  в них реакцию неприятия самого себя, они начнут не терпеть меня,  я не буду этого замечать, у меня же,  над моей головой давно высветился нимб,  и   возможно, они  не скажут мне об этом, и потому:

   - Я не терплю графоманов!

А что такое графоман, не знаю, и знать не хочу, мне так сказали, что это те, кто плохо пишет, и я согласился, как по уставу,  называя любого автора, который плодовит, но мне не нравится ни то, что он написал, ни то, как он это изложил, и потому, раз так принято, то он -  графоман!
 

       Толстой Лев – графоман.  Написал много, признан мировым классиком, но мне он не нравится, потому – графоман!

       Достоевский – не нравится кому-то, мне, кстати, тоже, он мне не понятен, мрачен, мизантром   к тому же по натуре, читать тяжело и неинтересно, лучше полистаю журнал «Крокодил»,  потому что люблю смеяться, но не люблю при этом,  много читать, то, где много "буков"  и   слов,  и потому «Крокодил» мне самое то,  а Достоевский, уж, извините, - графоман, ещё  и потому что много наваял, был  плодовит.

      Сэлинджер- не удостоился звания графомана, потому что,  написав несколько неплохих рассказов, с трудом, въехав на своём романе «Над пропастью во ржи» на олимп славы, с трудом, потому что не нравился издателям, тем профессионалам –читателям, которые  сами решают, кто писатель, а кто нет, и которые готовы были уже  назвать его графоманом, но неожиданно    написанный писателем  роман понравился  не профессионалам–читателям, той массовой аудитории, кому и предназначался  он  изначально, тому обывателю,  которому  принято навязывать свои  вкусы и штампы.  Тем не менее,  Сэлинджер, став широко известным  и знаменитым, начал усиленно кропать, как принято говорить,  в  стол, и  уже до  конца жизни, не опубликовав ни одной вещи, написанной им, а их было, вроде, не мало,  и никто не сумел оценить, что же и как там было им написано, а то, тоже мог бы   стать графоманом, потому что до того, по чистой случайности,  не стал.  Писал же много, и для кого-то, возможно,  не читабельно, вот и графоман.

      В общем, почему-то мало, кому   в голову приходит, что о вкусах вообще-то,  не спорят, и если не нравится Толстой, а  нравится Достоевский, то это не повод первого графоманом называть, тем более, что официально и по-научному  графо-ман -  это маньяк, который много пишет, страсть имеет к написательству, потому что тут уже,  его можно и полечить, то есть докторам - поле для их непаханой деятельности  и конкретно психиатрам.  Эти завсегда горазды, таблеточек вам в рот напихать, скажи им только что-то, что  делаешь не так, как принято в этом обществе, состоящем из разных людей, среди которых так много  тех, кто с маниакальным синдромом.

 У одного мания много кушать, у другого много курить, у   третьего много  читать, а ещё у кого-то  мания убивать, или критиковать всех тех, кто ему не нравится, ведь все люди подлецы и   подонки, только  он один,  с тем нимбом над своей   головой  и крыльями  ангела  за спиной, но почему-то до сих пор никто,  ни даже, подлецы-психиатры,  а эти  реальные подлецы, не подумали над тем, как бы вылечить таких вот экземпляров, индивидуумов человеческих  от нетерпимомании.

А почему таким, страдающим нетерпимоманией,  в голову не  приходит одна простая вещь:  Не нравится?  -  Не читай, не ешь, не смотри, и прочее? Или  у  таких сразу  ещё и словонедержание нарисовывается,   как в стихах про собачку Бориса Заходера:

   Жила-была Собачка -
   Везде-Свой-Нос-Совачка,
   Она свой нос совала
   Во всякие места.

При том, что   это  словонедержание,  ещё и   граничащее с манией занудства, потому что,  всегда же надо сказать, поведать,  что не нравится, показать пальцем, не замечая, насколько  бестактным  и бескультурным выглядишь, громко указав на недостатки другого. Но неукрощённое   эго не позволяет, всего  этого не делать, оставаться в любых ситуациях тактичным человеком.

   А что такое эго? Тоже интересный вопрос.  Если перефразировать  научную  трактовку и терминологию, то  эго, это  -  когда око видит, да зуб неймёт, -  это  фрустрация.  Когда око ничего не видит, но зуб всё равно неймёт -   это депривация, а всё  вместе или когда одно проистекает из другого,  это считается психологами  и  неврологами   эгом.

И, когда узнаёшь о таком,  то поневоле  задумываешься, а так ли это хорошо,  это эго. А тут его ещё укрощать надо. Нет, лучше я буду самим собой, то есть и дальше продолжать не терпеть то, что мне не нравится  и всем об этом  говорить.  А они пусть только попробуют со мной не согласиться.  Стану тем маньяком, которые любят  убивать.

     Потому что, просто подойти к полке с книгами, и молча выбрать ту, что мне нравится,  я  не могу,  тем более, что тут столько графоманов, те, что мне не  нравятся, и те, что выразили свои мысли аж, в  33-х, а то и больше,  томах, к примеру,  Золя.  Ух, как  много чёрт, наваял, но мне  кроме его  «Страницы любви» и «Наны»   ну, ничего,  ну никак… «Жерминаль» и прочее, ну, не пошло,   графоман значит, на мнение и вкусы других,  я сходу наплюю, есть  одно и мне понятное мнение, это моё собственное.  И потому,  про Толстого с Достоевским я уже сказал, а вот, тут ещё Диккенс с Майн Ридом, эти двое тоже, мне ну, никак, и тоже, черти, размахнулись, на такое количество томов, что мне и не осилить.   Вон, полочка уже прогибается от тяжести написанных ими трудов. Но графоманы же, раз   мне они не нравятся!

Слышал, кому-то Сорокин Владимир   не по душе, а почему? Мне-то он, очень даже. А кто-то, только ознакомился с его творчеством, и больше ничего читать из его творений  не стал, но главное, молча поставил томик с его « Желудёвой падью » на полку и ничего не сказал, не назвал  Сорокина графоманом, ну, и Пелевина тоже, а он мне очень даже.  Ну-уууу, так не положено.  Должен был высказаться,  а я бы ему за это,  за его  мнение, и  за его вкусы, не схожие с моими,  морду бы набил. Я же нетерпимоман!

   Не терплю манную кашу с детства, ну, как она,  эта каша манная, может кому-то нравиться?

  Не терплю тех, кому нравится езда на велосипеде, а  не на машине, потому что я-то  автолюбитель.

   Знаю, что есть  художники  со стилями  самовыражения    помимо реализма, называемые   сюрреализмом,   импрессионизмом  и супрематизмом, и что,  как-то они, все эти стили мило так,  уживаются друг с другом, но мне нравится только  реализм,  где цветочек выглядит, как цветочек, а не как крокодил, или как  небесное облако, я его принимаю, и потому всё остальное  в помойку!   Я  это не терплю,  мне  вообще, нравится оставаться на уровне развития первобытного человека и продолжать любоваться     наскальными рисунками.  На черта человечество развивалось?  И так  было всё у него  не плохо,  в образе  мохнатой, недоразвитой  обезьяны.

Ну, только,   если для того, чтобы я ощутил тот  нимб над своей головой и крылья за спиной,  чтобы мог ими   взмахнуть и  с  сияющим лицом сказать:
 

           -  Как же я вас не терплю, люди! За то, что вам нравится то, что мне не  нравится.  Мне бы тот  «Крокодил» или тот последний наскальный рисунок, найденный археологом, и сказавшим,  что это мудро.

 Тем более, что когда-то я  выучил  и мне это понравилось:  «мама мыла раму» -  так просто и незамысловато,  хоть и не моя мама, но  так понятно   и  так достойно, потому что шаг в сторону, а  там  же   стекло уже,  оно в той  раме, но об  этом не сказано было  в том предложении, не про мою маму, и  оно может разбиться, и можно пораниться, руки  в кровь порезать.    Ни-ни, ни в коем случае, не выходите за рамки установленного  и принятого кем-то, много-много лет и  много  столетий и тысячелетий  назад,  не выходите за рамки, того наскального рисунка и всё будет хорошо,  продолжайте люди,  сидеть на камнях,  не придумывайте себе для удовольствия мебель, оставайтесь аскетами во всём и в умственном развитии  тоже.

 А зачем?   Вам ведь и  так хорошо,  не расти  и не  развиваться,  и   стоять на месте, как кол, который вогнали  в землю, навсегда,  чтобы он ничего не смог увидеть, чтобы никто не смог...  ну, не важно уже,  что или кто  конкретно  не смог. По- любому,  мне будет спокойнее,  я буду уверен, что никогда не приедет бригада скорой помощи, с командой психиатров,  и не завяжет за моей спиной рукавчики от  смирительной рубашечки, сломав мне мои крылья, и  подравняв хирургической лопатой тот нимб на моей голове,  и не увезёт  на лечение  от нетерпимомании,  куда подальше,  где накормят меня таблеточками, потому что я ещё и не знаю, что такое графо-мания, что такое просто мания, мания величия, мания зарвавшегося маленького человечка, которому показалось, что у него крылья выросли за спиной, вместо рук,  и  не знаю я,  что такое  прочие разные   мании,  которые -  то непаханое поле для бессовестных  подлецов-психиатров, готовых полечить кого угодно и от  чего угодно, лишь бы   полечить, выполнить свою работу и  долг перед человечеством, сделать всех одинаково нормальными, правда,  в их понимании,  нормальными.

    И всё же от нетерпимомании никто ещё лекарств  так  и  не придумал. Так может, можно, просто перестать быть нетерпимым  ко всему. И смириться  с  тем, что на вкус и цвет товарища нет, есть просто друзья, которым нравится,  что-то другое  в отличие от тебя,  они любят манную кашу,  хотя,  тебе нравится больше  гречневая и булочки с изюмом, а не с маком,  им нравится читать Толстого, а тебе кого-то другого, пусть даже Сорокина,  и если тебе, просто, что-то не  нравится,  это не повод высказывать своё   мнение на  этот счёт, в  лицо каждому,  чтобы не прослыть ещё и занудой, навязывающим своё единственно верное  мнение  любому, когда  ты его, этого любого,  к тому же,  заранее не терпишь, потому что он с тобой   не согласен,  по какому-то вопросу, при том, что нет кругом одних только опасных  маньяков, кроме тех, любителей убивать,  и которых принято изолировать от общества людей, чтобы  они ещё и не убили таких, как тот нетерпимоман,  если бы, конечно,  он не назвал таких людей  с маниями творить, любить кушать и просто что-то сильно любить,  просто увлечёнными натурами,  то, возможно и любителей убивать нетерпимоманов не пришлось  бы  наказывать, потому что не за что,  было бы.

   Жаль всё же, что до сих пор никто так и не сказал  мне, что я нетерпимоман, потому что  я так и продолжаю  вешать на  людей ярлыки маньяков  и клеймить их позором, всякий раз за то, что они в моих глазах:  обжоры, толстые, тонкие,  имеют своё  собственное  мнение,   они от рождения  гомосексуалисты  и лесбиянки,   с детства   любят  манную  кашу, пьют не коньяк,  а водку,  и  просто вообще, не  пьют,   они ханжи  и  моралисты, и просто  ненормальные, потому что самый нормальный, как показал допрос без особого, правда,  пристрастия,  тут оказывается я… Вот, видите, ну, вот,  и тот нимб над моей   сиятельной  головой и те крылья, которыми я сейчас взмахну  и взлечу высоко в небо,  и буду там парить над облаками и над вами, вами людьми, которых я не терплю! В этом-то, всё и дело, просто, я вас НЕ -  ТЕР  - ПЛЮ.  А  вы что подумали?  Что  я нетерпимоман?  Нет,  я просто ещё и   та самая собачка, которой:

   Хотите - рычите,
   Хотите - помолчите,
   Но я не перестану
   Свой нос везде совать!

18.08.2018 г.
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218081800658 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded