m_levante

Сибарит


 
            Эх, как же ему хотелось быть сибаритом, впрочем, он таким себя и чувствовал, надевая утром, которое начиналось не раньше полудня, пушистый махровый халат и продолжая лежать в кровати на серого цвета давно не стиранных смятых простынях,  отрезал ножничками кончик сигары, напоминая себе при этом Черчилля или какого-нибудь лорда, сидящего в мягком кресле у камина, совершал круговой  жест рукой от локтя заранее держа в мягких холеных пальцах зажигалку, чиркал огнивом и подносил к толстому концу сигары, затягивался,   похлюпывая при этом носом, опять как лорд или граф, он такое наблюдал в кино, оставалось только, чтобы уже полностью ощутить себя сибаритом, как он мечтал,   громко и томно одновременно крикнуть "Жэна, чашечку кофэ мне! "  и даже не вспомнив, что нет никакой жены и что сейчас сам встанет и прошлепает разношенными тапочками на неубранную с прошлой недели кухню, там с трудом отроет  требуемый только что кофе и не найдя его, сунув взлохмаченную голову в холодильник вытащит оттуда пластмассовый стаканчик с тем самым кофе, купленным предусмотрительно в ближайшей булошной на вынос,  и снова лежа на диване среди мятого постельного белья на подушках в полном одиночестве,  уже не почувствует, а вообразит себя сибаритом.

       А  что? Мог себе позволить, этот холостяк 27-ми лет отроду Алексей Степанович Курочкин, он же нигде не работал, при этом как- то жил и до сих пор не умер, и вон, даже в холодильнике у него имеется завтрак сибарита, тот самый кофэ, который должна была подать ему несуществующая или существующая только  в его мыслях  жена, а  если ещё тщательнее поскрести по сусечным полкам этого морозящего шкафчика цвета давно как и его постельное белье, ставшее из белого мышино- серым, то можно было найти и пару пачек йогурта и еще чего -нибудь из разряда здорового питания сибарита.

       И ведь и впрямь сибарита, вон, и  мало того, что Алексей Степанович никогда и нигде отродясь не работал, так  он ещё  и поднимался совсем не с восходом солнца, поля его не ждали, рожь,  не убранная,  не  колосилась, и потому он мог позволить себе сибаритствовать аж до самого вечера, всё  так же находясь в горизонтальном положении , представлять себя Черчиллем,  пыхтеть сигарой, мечтать и прибывать  в думах о великом,  а попросту заниматься  маниловщиной.

       Странно, но мечты его как Манилова,  всегда заканчивались на статусе сибарита, только с жаной и ещё  с тем, как будет несметно богат, когда  наконец,  его друг закончит съёмки художественного  фильма, своего авторского кино, в котором он,  Алексей Курочкин будет играть главную роль, и даже не важно кого именно, но главную,  и главное, что полученные  дивиденды  с  проката этого ролика и сделают Алексея несметно богатым, когда он сможет и впрямь кричать  по утрам “Жана! ” и требовать чашечку кофе в постель.  Ну,  а пока, пока  он только заложил свою квартиру, и полученные в долг под проценты  от  банка деньги отдал своему гениальному другу  режиссёру и продолжил  мечтать  о том,  как станет вконец сибаритом, когда не надо будет хоть и иногда, но вставать ни свет,  ни заря и мчаться на стареньком “поло” к матушке  на другой конец города, и там   таскать ящики  с  огромными бутылями красного вина, оставляющего несмываемые пятна на стойке буфета, которым заведовала пожилая родительница Алексея Степановича  и у которой он,  пока не доиграл свою главную роль в кино своего   друга, играл роль золотой рыбки, которая была на посылках у владелицы станционного  буфета и выполняла все её  пожелания, откликаясь на каждый свист,  как хорошо выдресированный дворовой бобик.   Когда  после тяжелой работы он мог вернуться в уже почти не свою квартиру, и снова упав на диван, даже не надевая своего пушистого барского  халата, засыпая под вой орущих  котов на улице, которые по больше части тусовались прямо у него на балконе, квартира сибарита находилась  на первом  этаже, и  им было удобно,  минуя окно сырого подвала,  сразу располагаться под окнами Алексея Степановича и тут продолжать начатые кошачьи разборки, под которые он и  засыпал   снова  в  мечтах  о том малом, что ждёт его в недалеком будущем, в том, где гений режиссер наконец,  отсняв последний кадр  с ним, Алексеем  в главной роли,  поставит точку на его сомнительном   всё же,   учитывая его регулярные  поездки  в буфет  матушки,  статусе сибарита, переведя его  в реально действующий.

          И  вот с этими мыслями  обо всём  хорошем Алексей Степанович засыпал  и так же просыпался,  всё  думая о том, что будет и совсем не о том, как есть.  Не думал он   о том, что друг  его  вовсе не так гениален, как рассказывал о себе  сам, и о том, что проценты надо банку платить ежемесячно и потому то он  и наведывался  к матушке в качестве золотой   рыбки,  и конечно же, в планах его не было  таких странных совсем не соответствующих статусу сибарита,  вещей, как то,   что он  сам будет в качестве “жаны” подносить кому-то по утрам  кофе и как верный слуга стоять,  наклонив голову и ждать новых распоряжений и дальнейших  желаний. Он, Алексей Степанович настолько погряз в своих иллюзиях о том, кто он есть, не являясь на самом деле таковым, а только играя  в своем собственном  спектакле жизни  главную роль его так  желаемого сибарита, что не замечал важных вещей,  происходивших вокруг него и касавшихся непосредственно его самого.

        Он пропустил к примеру,  тот момент, когда его друг вдруг не просто перестал приглашать его на очередную съемку будущего шедевра, он не заметил, как тот вообще,  перестал звонить ему и выбыл полностью из его жизни.  Продолжая сибаритствовать по утрам и до вечера  в собственной кровати, он пропустил дату платежа по процентам  один и второй  раз, и  не отреагировал  на банковское предупреждение.  “Жана” все ещё  подавала  ему тот кофе на вынос в постель, но сам он при этом всё  больше напоминал не ухоженного до кончиков ногтей  сибарита,  а постаревшего, обнищавшего и давно не мытого, дурно пахнущего    Манилова,  с тоской привычно глядящего в окно,  пока ещё  из квартиры, но уже полностью принадлежащей банку.

          Гений режиссер,  как видно,  сменил номер телефона,  и не известно не место ли  жительства заодно и  тоже,   потому что и ему, когда вдруг сибарит и несостоявшийся актер вспомнил, дозвониться не смог, номер попросту не обслуживался телефонной компанией.  А кроме матушки и тех  знакомых котов с балкона  у сибарита больше никого не было из знакомых, как и за душой у него больше ничего не осталось, хотя в душе он уже скромно, но по -прежнему оставался  сибаритом.

          И потому через некоторое время звучащий знакомый возглас, правда  не “ жана”, а “Муженёк, не мог бы ты,  чашечку кофе мне!” был для него слабым эхом, отзвуком напоминания  о том, как он сам мечтал быть настоящим сибаритом, но остался им только в мечтах Манилова, удачно по навету матушки женившись, и заселившись в квартиру своей реально сибаритствующей жены, где он продолжил исполнять роль золотой рыбки, будучи на посылках теперь сразу у двух женщин —    у своей сильно постаревший от переживаний  за сына матери и  своей молодой супруги, благодаря которой он не остался наедине  с теми,  вечно  орущими  и  не только по весне  котами, и не продолжил, но уже сидя под балконом,  мечтать о несбыточном,  и о том, как после того, как фильм снятый его другом получит главный приз на каком-нибудь международном кинофестивале, как авторское кино, а он,  сыграв в нём главную роль так и неизвестно кого, станет настоящим сибаритом, и даже из той квартиры, где вечно лежал и мечтал о великом, рассчитавшись с банком,  переедет в свой собственный  особняк, купленный на призовые деньги, которыми, правда, если что, его друг гений даже не собирался с ним делиться, ни  в мечтах и никак.    Друг давно сам жил в таком особняке на другом конце земного шарика,  в какой-то жаркой стране среди почти  папуасов,  где к тому же жильё  было весьма дешевым и он сумел сделать такое приобретение, получив инвестиции от Алексея Степановича, который по всем статьям и на полных правах мог считать себя теперь уже  бывшим сибаритом и всем рассказывать о том, как он им и  был в недалёком прошлом, но  вот теперь, не он, а его жана  кричит ему,  требуя желаемую им тогда  чашечку кофе в постель.

        Ну, что поделаешь, коли мечты и реальность так поделились, но хоть никто при этом серьезно не пострадал, друг его так и вовсе озолотился, а сам бывший сибарит молитвами своей  матушки, которая не раз ходила в церковь и   ставила там свечку, потому что по- настоящему молиться не умела, не до конца веря во Всевышнего, вон как  обошелся он с её  сыном -  золотой рыбкой,   обзавёлся семьей и вскоре уже не только кофе носил в постель, но и возился  с  собственной дочерью, которую в качестве дивидендов за свой брак по расчёту получил от своей жены, родившей её  спустя, правда,  6  месяцев после состоявшегося бракосочетания, где он впервые и увидел свою суженую, которой суждено было стать сибариткой и воплотить мечту Алексея в жизнь, но только  на таких вот  условиях, что не он, а она будет по утрам и не только требовать    кофе в постель. А глядя на его жену, ухоженную  до кончиков ногтей,  вечно пребывающую  в вальяжной позе,  окружающие дружно  кивали  головами,  понимая и то,   как может выглядеть женщина, когда рядом с ней  есть дурак мужчина  или когда такового нет, что есть, в общем-то,  один чёрт, даже и  желающий при этом  стать сибаритом, что сути  дела совсем не меняло.

 11.01.2021 г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2021
Свидетельство о публикации №221011100618 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded