m_levante

Дверь



        Дверь  никуда не вынесли, её не выбили ногами в пьяном угаре или во  время крутой ссоры, её  там просто изначально не  было, торчал только даже не дверной проем, а как бы это была в  современном понятии  студия, только располагавшаяся  в старой хрущевке, когда  из  малюсенького коридора два на два ты сразу попадал в комнату и тут же и в кухню, почти в  европейское окно, и вот мне-то как раз такой хлев, на важно какой наш ли русский или европейский и не нравился, мне хотелось чтобы коридор был, как коридор,а не как сени, куда вваливался прямо с лестничной площадки.

       Это   была   моя квартира, которую мы купили с дочерью, когда мне было 60, а ей было 40, но это ещё и  была квартира один в один в которой я жила в свои пять лет и  до 14-ти и я ещё помнила, как мой отец всё сделал по высшему разряду, то есть  в это пространство, а не в  дверной проем, он был такого размера, что больше походил для   гаражных   ворот, но никак ни для  дверей,  и он, просто решил проблему с помощью раздвижных дверей, какие были в поездах или в теперешних шкафах- купе.

         Собственно, это было то, с чего  и  надо   было начинать данное повествование под названием “Дверь”

      Потому что оттолкнувшись от моего желания повторить отцовский   вариант из советских времён, когда не было ничего, а только желание с умением, всё и началось, то самое, что упёрлось в обратную проекцию,  означающую, всё есть,  и  вместе с желанием, но нет умения, и тоже с желанием   только  ничего не делать.

       Поток приглашенных мастеров для проделывания данной работы, приходящих на осмотр объекта,  был нескончаем, все они были по их собственным  словам  великими профессионалами, все со своими  рассказами о том, как и что   и где по суперскому варианту они сделали, всё, кроме   таких страшных дверей, под названием —  купейные.

          Поток вопросов, задаваемый этими мастерами,  тоже был неиссякаем, один другого  краше, их фантазии мог позавидовать любой писатель - фантаст, на тему, как бы установить  эти двери   от шкафа-купе,   купленные мною по  случаю у кого-то  по объявлению,  как заделать тот,  так называемый,  проём, в котором  уже по десятому разу я говорила не было никаких дверей   —     я их не сносила, ногами  в угаре пьяном не выбивала, и вообще, петель даже, которые могли бы служить  напоминанием о том, что тут что-то было похожее  на дверь тоже   не наблюдалось .
 

         И всё равно, не смотря на все мои клятвенные заверения, им бы очень хотелось, чтобы эти двери до того  уже были, а я бы  тоже до того их выбила ногами и вынесла вон, так наверное,  им легче было бы осознать  предстоящий фронт работ.

     На канале в ютубе такую работу  мастера под собственное голосовое  сопровождение с пояснениями   выполняли где-то за полчаса, правда,  насчет их умения тоже не стоит обольщаться, их, этих умельцев  там засилье, но умеют они как правило что-то одно, если он, этот умелец  может повесить дверь на петли, то уже раздвижную это пожалуйста  не к нему, а к его соседу- дворнику.

         Короче,  просмотренные по какому разу ролики с установкой того, что мне так хотелось,  а главное так   нужно было, потому что  жить,  как в хлеву,  хоть и в современном,   я не хотела   и даже в  те незабвенные времена социалистического  счастья, не приучена была, но   от  просмотренных  роликов   у меня двери не появлялись, а только появлялись  всё  новые мастера, все с новым идеями.  И  мне  это уже напоминало кастинг с их участием, в котором просто некого было отобрать, все были как на подбор одинаковыми, и  если бы это был конкурс красоты, то все  были бы  одинаковыми  уродами и ещё  какими и все  походили бы   друг на друга.

        Почему я так говорю?  Почему похожи друг на друга?  Да потому что своими  нелепыми идеями на тему,   как эту злосчастную  дверь сделать,  которая у меня в квартире уже  больше года  бесхозная стояла, прислоненная к  стеночке в том самом проёме только не на рельсах, а прямо на полу колёсиками вверх,  будто на время её сюда принесли и поставили постоять,   участвовавшие в  кастинге   почти не отличались друг от друга.

            Да, да, если кто не понял,   этот кастинг длился больше года.

         Предложение мастера Олега, который просто суперический ремонт сделал у себя дома, не у меня хотелось бы заметить, и   на который приходили любоваться все его соседи, моим  пока не на что было, если только на стены, которые я сама лично обклеила обоями по причине, что тоже не сумела мастера, а не самопиарщика найти, короче он, этот мастер  на все руки по имени  Олег,  когда пришел,   сначала,  как  и положено у них у всех,  дал себе рекламу, как непревзойденному, конечно,  в своём умении мастеровому, что значит,  перечислил всё то,  что он умеет и ещё  раз поведал о том,   как чудесно  сделал опять в своей, не в моей,  квартире ремонт.

        Они,  все  эти деятели   вместе с Олегом, напоминали  мне этой своей манерой, рассказами про свои  квартиры,    тех продавцов,   которые из желания тебе что-то втюхать   и желательно подороже, то, что спросом по обычаю  не пользуется,  готовы сказать,  что и шлем рыцарский с забралом  себе купили  и он им, ну,  ой, как подошёл, купите и вы такой же, вам он будет так же, как нам,   или при  покупке   средств контрацепции они тебе   с удовольствием  расскажут о том,  как  им и какой презерватив  подошёл, тоже купите себе, раз им так понравился,  не смотря на то, что мне,  как женщине,  он даже не пригодился бы, так и эти мастера со своими  ремонтами, которые  у меня  они  делать вообще-то не собирались, как и шлемы рыцарские  с презервативами продавцы не носили.
 

     Вот  и Олег, который выполнив программу максимум по самопиару и пиару   своей квартиры, глянув наконец,  опять в так называемый проём, походив и потоптавшись ногами  по полу,  где по его разумению направляющие  —    те самые рельсы лежать будут, а по ним двери кататься,  с сомнением сказал:

            —     Нет, ну,  я конечно, всё сделаю, но вам придется не просто перешагивать,  а перепрыгивать через них, ничего?

     И уже  без тени сомнения, что просто идиот,  а не мастер, а тем более не профессионал, выжидательно  посмотрел  на нас с дочерью, как бы ожидая нашего решения, готовы мы или нет в день по нескольку раз из комнаты в коридор   на постоянной основе,  как зайцы русаки, запрыгивать  и выпрыгивать.

       Но  я что-то  не помнила,  чтобы я в прежней   своей квартире в те советские времена каждый раз желая из комнаты попасть в коридор, совершала  забег на короткие дистанции  с препятствиями,  и в поездах,  что-то  мне не приходилось    из купе выпрыгивать   в коридор.
 

        Но это ладно, тем не менее, так как прыгать через рельсы мы всё же  не захотели и даже не   собирались, то Олега  мы больше не  увидели, зато следующему пиарщику захотелось   не рельсы проложить высотой в полметра, а спилить  нам косяки.  Это  он всё уверял нас  в том, что тут до нас и до него  уже были двери, а мы видно, не дождавшись его появления в нашей жизни и в нашей квартире,  их вынесли вон, предварительно выбив кувалдой.

       А если даже и так, так тем более, зачем косяки подрезать, причем, сверху и чуть- чуть ещё вниз,  а даже   не целиком их убирать?

На мой, оказавшийся для него наивным  вопрос   —     “ Зачем?”  он вообще разошёлся  не  на  шутку и сказал, чтобы мы ему лишних вопросов не задавали, он всё  сам сделает как надо и косяки подпилит  тоже,  и вообще:

           —     Что ещё надо…  купите все материалы, положите их все   в той комнате,   —     продолжил  озвучивать он   свой гениальный  план маршала-мастера -строителя.
 

     И  кивнул головой в сторону комнаты, в которой   проживала я ,   а не в которой располагался  склад   для строй- материалов.

        —  А  я приду и все сделаю!  —   Закончил он.

       Так как  косяки спиливать, они нам не мешали,   как  и прыгать через рельсы, которые бы мешали,  мы не собирались,  то и Никиту мы больше не увидели.

          Вообще-то их было   очень много, как уже говорилось,  этих желающих что-то наворотить за  наши деньги,    и все они  уходили   с обиженными видом   от того,  что им  не дали сломать всё   то,  что им бы хотелось, не только косяки срубить,   они же мастера.   Уходили  и больше уже не приходили, не потому что не хотели, они  же были великими сногсшибателями халявы и  вот в этом-то  они точно  преуспели, а    потому что их не приглашали поучаствовать в кастинге во втором  туре.

Один по телефону спросил:

         —   А   двери уже висят?  И как?

И  не  попал даже в первый тур.

         Третий пришёл посмотреть на двери, рассказал, как он сделает антресоль в кладовке,  еще что-то прикрутит,  привинтит, и не вспомнив, потом, зачем  его  пригласили   —     для установки дверей, ушел, тоже, конечно же,  с обиженным видом, потому что не  дали сделать полки   с антресолью и всё прочее,  а так хотелось.

       Но нам хотелось дверей   и больше ничего, а тем более, мы хотели как-нибудь обойтись без их получасовой и больше  саморекламы на тему ремонтов в своих квартирах, ибо уже стало понятно, что двери такие, как мы хотели, они у себя не установили, сделав по высшему разряду всё остальное, все то, что нам не нужно было, и потому...

         Спустя год  всё же нашелся    в череде этих самопиарщиков тот,  который без сноса и подпиливания косяков установил злосчастные двери, правда не обошедшийся   без своих личных косяков,  ибо необходимые доборы  ввиду малых размеров дверей, они же были от готового шкафа- купе, а не на заказ изготовлены, делать не стал,   и мы какое- то время имели возможность при закрытых дверях видеть друг друга, находясь одновременно в комнате и в коридоре через    ту щель,  которая была между установленных дверей- купе .

           Но они все же были сделаны и это было такое достижение,   потому что поменять ванну на душевой поддон мы пока не смогли, хотя тоже желание имелось, и были возможности, но не было умения и хотения у тех же мастеров, которые были специалисты по самопиару и ещё      специалистами  по установке новых чугунных ванн, а   если что,   могли и   прицементировать старую к стене, повесить то бишь, что б не шаталась, потому что ножки подправить это уже не  к   ним,    а к тому соседу - дворнику, он, как видно,   и поддон установит  если что,  правда сомневаюсь, что обойдется без часовой рекламы по поводу своего умения во всём и рассказов на тему,  что у себя в квартире сделал.  Тут все заметано и стабильно,  как и желание за свой пиар,    не за работу деньги получать.  И желательно побольше. Но дело в том, что если даже ты готов те самые деньги  заплатить, то по хорошему,  платить их некому, если только нет желания за махание языком,   а не за умение руками что- то делать заплатить.
 

  06.12.2020 г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220120600616 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded