m_levante

Правда жизни


     Вот интересно, а в чем заключается правда жизни, в том, что тебя любят, холят, лелеют, говорят, что это до гроба, чувства такие, непревзойденные, а потом раз и не из подлости, а из слабости, но это они так говорят, своей натуры прощаются с тобой.

     Нет, не в том смысле, что уходят и говорят до свидания, нет, они, испугавшись, что не выживешь, уже заранее поминальный гимн играют. Ты ещё живой, пусть и не совсем здоровый, но и не смертельно больной, а просто плохо тебе стало, на себя ты стал не похож, не то делать и говорить стал, удивил сильно  того,  кто всё про  любовь и до гроба, и он решил  с тобой уже заранее попрощаться, а вдруг, а на всякий случай.

    “Скорая” приехала, ты наконец, спустя неделю собственного нездоровья согласился, чтобы тебе её вызвали, и ты собственными ножками пошёл к ней, к карете  скорой помощи, сам в неё залез, сам там сел, не лёг и не с помощью санитаров забирался внутрь,  вот тут тебе и сказали, “Ну, прощай!”, и сами в жутком унынии поползли обратно, уже хоронить свою  любовь, потому что тебя- то уже, вот только что  похоронили.

      Быстро однако, отказались от тебя, от своей и твоей любви, а когда на утро, когда отзвенели пилы  и ножи, а ты остался живой, хоть и  снова не совсем здоровый, но очнулся один, на больничной койке, а рядом чужие, те, которые тебе в любви не признавались, “вместе до гроба” не говорили, ты их вообще в своей жизни никогда не видел,  то он   прискакал на своих двоих и уже снова плача и рыдая.,  припал  к его    совершенно безжизненной ещё  в тот момент руке, оросил  её слезами, с благодарностью посмотрел   в его  закрытые глаза, которые не могли и не хотели смотреть на этот мир, где если, их  откроешь, снова ждало —  боль и предательство, потом снова боль от осознания,  что предали, сославшись на слабость натуры, сказав, что не такие, как ты, не сильные, не желающие бороться за жизнь, за любовь, ту, что до гроба, и потому попрощались  на пороге жизни и смерти, оставив тебя одного.

      А ты, может и был  не  в себе, но в тайне надеялся, что тебя будут держать за ту руку, которую потом орошали слезами, и хоть что-то скажут, помимо “Прощай”,  хотя бы, “Ты не волнуйся, я с тобой.  Помнишь? Мы же вместе до гроба. Не уходи и не оставляй! ”.   И   может, ты    бы даже и не услышал сказанного, но ты    бы почувствовал, ты     же тоже любил его   и думал, что до гробовой доски.  И,  если кто-то из вас  раньше, вот,  как ты   сейчас, то дома, рядом с ним, а не в голых пустых стенах казенного помещения,  ещё  и брошенного в таком беспомощном состоянии  один на растерзание ножам и пилам и бездушным рукам, которые чуть  не закончили начатое тогда   и другими, и не неделю назад, а гораздо раньше, и он   ведь это всё знал, он   ведь его любил, знал, что его бросили уже давно и безвозвратно, и тоже решил   повторить подвиг  тех, которые оказались для него никем, будучи самыми близкими?

      Так в чем же тогда  правда той жизни, где произошло предательство,   названное кем-то слабостью в качестве оправдания самого себя, своего поступка, гнусного и подлого. Он  же не был дурачком,  не был недоразвитым, он   даже любил… Но вот сумел, вот так  вот…  бросить товарища на поле боя, на  поле  жизни, где идёт бесконечная беспрерывная борьба, а ты раненного в бою оставил одного умирать, когда вокруг даже не стреляли, его почти убил ты, слабостью своей натуры, пусть будет так и по-твоему, ты сдрейфил и у тебя хватило смелости хотя бы на то, чтобы в этом признаться. Ты сделал признание, сказав, что попрощался с живым, сделав его мертвым или живым  трупом, тут твоя слабая натура куда-то подевалась, ты вспомнил, о том, что в жизни бывает как-то иначе, а не только предательство самого близкого.

          Ну и  ладно и чёрт с тобой, тебя даже простили, и даже продолжили любить,  хоть и не забыли, ибо такое невозможно забыть, такое оказывается незабываемым,  такая правда жизни, когда любовь,  верность и предательство идут рядом друг с другом, а ты не знаешь, в какой момент,  кто из них шагает около,  касаясь тебя своим боком, и говоря слова признаний в любви, ты не знаешь, где она эта правда, и какая она сейчас, ибо думаешь о том, какой может стать в любой последующий момент, уже побывав между вами, та, настоящая правда жизни, означающая для  тебя, что тебя снова  предали, обманув тебя  в твоих  лучших  чувствах, но ты и этого, как и тех, простил и снова простишь, это твоя правда, правда всепрощения даже там, где и прощать уже некого.

6.11.2020

Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220110600585 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded