m_levante

Кто мы, двуногие против четвероногих и четверолапых


    В связи с тем, что обзавелась на старости лет снова собакой охотничьей породы, теперь спаниелем, до того только фоксы и вельши  были, а потом случился период с пуделями и потому многое подзабыла ,как себя с ними, с этими охотниками,  вести, а народ всё  про то, что гулять с  ними надо часами, чуть не вместе за утками с зайцами бегать, а не то...   разнесут они вашу квартиру и вас  заодно, да  так,   что себя по кусочкам собирать будете.

   Но вот гляжу я на  своего нового пятимесячного друга, лохматого такого, ещё  не с длинной, как положено этой породе,  шерстью и память моя медленно освежается.

   Что-то  не   помню я, чтобы со своими охотничьими собаками по три часа гуляла  и три раза в день. Глупости всё это.  Собака достаточно ленивое животное, большую часть времени спит, ну,  ещё  ест, как прорва, которую  не прокормишь,  если не заработаешь.

     “ Кто весь этот бред придумал?” —  Подумалось мне, в тот момент, когда ещё  раз глянула на мирно спящую  и громко,  на всю комнату  похрапывающую и подвывающую  собаку,   всю сплошь  в чёрно- белых пятнах,  сильно напоминающих  мне расцветку  гиены.

    И по такому поводу я вспомнила ещё и  о том, как живёт в природе,   какой образ жизни ведёт   любой хищник, да хоть та же гиена —  сходил или сходили   на охоту, пожрали то, что убили,    и три дня в отключке. Что значит, переваривает  съеденную и пойманную добычу.

    Волки только перемещаются  с места на место,  когда живность их  кормящая, те самые олени,  зайцы, косули и прочие  в их ареале обитания заканчивается. А  так чем они заняты? Немного играют и то молодые, немного охотятся и большую  часть жизни спят,  даже  зимой в холодном  снегу, благо густая шерсть позволяет.

    Могли бы не собой добытую,  а принесенную на подносе  официантом Федей  из одноименного  фильма,   дичь есть-поедать  и  вообще,  бы плевали на охоту.

  Потом  я ещё  полежала, посидела, ещё   подумала.

       Вот любой фильм  о животных возьми,   ежели  с волками,  опять с гиенами, на которых мой пёс так окрасом  похож, да с кем угодно,  чем там   они заняты, эти звери?  В основном,  полежалками  и собственно, и  всё.  Лежат себе,  медитируют,  философствуют, размышляя  на тему,  как бы ещё  полежать.

       Это человек,  самое дурное животное на этом свете,   пашет,  как идиот.    Вола, если бы не заставлял  мудак с двумя ногами,  что - то делать,  и этот бы прекрасно только  бы   и делал,  что стоял и жевал бы.

     Бегемоты, речные лошади, —  вспомнилось еще мне,  —    только и делают, что лежат в водоемах, глубоко погрузив своё огромное туловище  в воду,   и  даже с боку на  бок не переворачиваются, а какие прыткие на самом деле на суше и даже в воде. Но нет,  видно не испытывают  лишний раз необходимости шевелиться и что- то делать. Такое себе человек может позволить,  и  только  в отпуск или на пенсии, и то хороший вопрос, позволит ли, а не продолжит ли будучи уже немощным и старым вкалывать за троих,   ему есть и  пить охота,  а условия добычи средств к выживанию иные, чем у остальных представителей животного мира, мира фауны.

    И   вообще, кто-то  видел в мире зверей такого придурка, как человек, которому больше всех всегда надо —   туда залезть, отсюда  вылезти, сюда влезть, тут палкой пошевелить осиное гнездо, там на ветке посидеть сук под собой   попилить? Неврастеник какой-то,  а не человек или хуже того псих недоделанный.

     В общем,   вот так подумалось мне,   если о людях. 

  
Самые умные,  как я посмотрю,  среди них,  это  монахи отшельники буддисты.  Заняты тем, чем природа  назначила, а не создают суету ненужную, шум и треск в миру.

      Тем временем,   не успела я прийти к таким выводам, как храп, что без перерыва всё  это время оглашал  комнату,  привлёк мое внимание.   Вдоль моего тела  на диване вытянувшись во весь свой уже немаленький рост несмотря на малый возраст, и   вплотную  прижавшись ко мне, лежал и  медитировал мой охотник, сунув свою  благородную охотничью морду  мне подмышку.

     Глядя на него уже в какой раз,   мне пришло в голову, что  ведь  смысл существования у всех животных,  в итоге одинаковый.  Пришли, пожили и ушли, кто раньше, кто позже и человек тут не исключение. 


   —     Придумал себе.  —    Даже фыркнула  я от возмущения.  —   Что- то важное,  какой он,  обезьян умный,  а сам тем временем  даже по деревьям лазать не умеет и еду без ружья добывать не способен.  Так кто в более выгодном положении всё  же, мы или они  —     те, что не скачут таракашками, а  спокойно жизнь наблюдают и так же её  проживают и в своё  удовольствие, хотелось бы заметить,  без лишних умственных и физических заморочек.

  Если бы не ублюдочное двуногое, ведущее отстрел живых существ,  так вообще, звери бы горя не знали.

   Они кстати, если что, —  вспомнила я обо всех условиях проживания на этой земле,  —  всегда выживут,   а к человеку даже вопросов не возникает, останется  жив или будет мёртв.

   Сдохнет,  как последний  хомо сапиенс поганый,  раздавленный невыносимыми условиями жизни.  Борьба за выживание,   это не про него,  если только сказочная,    в книжках описанная.

  Где вообще, хотелось спросить,  мать вашу,  мамонты и где эта обезьяна голая безхвостая?

    Где они, и  те и другие?  Спрашиваю я вас!  Есть ответ? А коли нет, то и ...

        Придумали же, честное слово, на это только и годятся те, кто историю человечества клепает.

       Вот, кто-нибудь хоть одного  тигра или льва, осла, козла видел  в одежде расхаживающего,  головку свою  прикрывающего шляпками, бюстгальтер   на  вымя с сосками  цепляющего,  в  надетых   очках  на морде,  что б лучше видеть, а когда и  что б солнце глаза не слепило?  Не-ееет и ничего, знаете ли, живут себе поживают, не болеют,   в платок носовой не сморкаются,  таблетки от головной боли не принимают, не обеспокоены покупкой новых сапог и набоек на свои лапы и копыта.  У них и без всех этих благ цивилизации всё  хорошо, а было бы ещё   лучше, если бы и вовсе этой цивилизации с эволюцией рядом с ними не было.

       Как только я сказала себе про эволюцию и человека  в ней, мне честное слово,  даже полегчало, ибо всегда любила животных, тех, что не люди, больше всего на свете,  потому что  поняла окончательно,  насколько мы—   козлы,  реально недоделанные, а вот буддист, тот, что так и   лежал  рядом, он точно не козёл  из рода “человек”, пока я мыслям тут своим предаюсь,   и в ус  свой собачий не дует, знает ведь, что права, и потому продолжит и дальше,  сунув голову мне подмышку, медитировать и наслаждаться жизнью, пока я даже в мыслях суечусь, пытаясь понять,  кто мы двуногие против четвероногих и четверолапых в этом мире, как не приходящие, но ничему так  не научившиеся.

23.10.2020 г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220102300752 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded