m_levante

СлабОки


     Дождалась своего часа    и  вместе   со многими своими согражданами  после распада своей страны, где родилась и выросла,  уехала на свою этническую родину, как они, эти некоторые сограждане,  называли Израиль, уехала, для того,  чтобы почувствовать себя сильной.
 

             Она это смогла, достигла силы духа, став репатриантом, ассимилянтом в новую жизнь и приспособлянтом к новым реалиям, прихватив с собой  на всякий случай из старых, почти сразу же  ушедших в прошлое реалий  полированную югославскую секцию,  не для того,  что б напоминала и могла ностальгировать,  а потому что знала, что  жить же где-то и  с  чем-то надо будет.

        И так и жила, уже спустя 27 лет, всё жила  с той полированной секцией, считая себя сильной,   и потому на полных правах сильной  остальных назвала слабыми,  слабаками, произнося это слово как-то своеобразно и по-своему  —    "слабОки", и  закрепив этот статус даже за такими  же,   как она сама, покинувшими бывшую родину, как только родина вообще,   может быть бывшей, не совсем понятно, ну, да ладно,   назвав своей родиной   землю обетованную в соответствии  с библейскими историями.
 

       Короче, она —    сильная, остальные, те, что против неё,  —    слабые,  те самые слабОки, которых она, выработавшая в себе за годы жизни в добровольном  изгнании пофигистское отношение ко всем и ко всему, что было ей  чуждо, называемое ею быдлом, которое она   ненавидела, они её,  мягко говоря, раздражали, бесили и злили.
 

     Сама про себя она   из разных компьютерных игр знала, что она не такая, как другие, те,  что быдло, что она хорошая и понятное  дело, почему её кто-то любит, а кто-то ненавидит. Сильных вообще, не любят, особенно слабые, а чего их любить этих сильных, ежели они и сами на её примере ненавидят слабОков, они же   их  бесят!

      Впрочем, она по-прежнему считала, что  больше негатива,  чем родные и  близкие, никакие знакомые и  незнакомые принести не могут.

     —   Да, потому что мне на них пофиг!

     На незнакомых пофиг.

    Как это  у неё  только  стыковалось, пофигизм и ненависть одновременно, не совсем понятно было.    Как бывшая и нынешняя  родина в одном флаконе, как видно. О вновь обретенной и  речи идти не могло, как  о  той секции советского югославского разлива, прибывшей с ней вместе.

      —     А я считаю,  что больше негатива чем родные,  близкие, никакие знакомые и  незнакомые принести не могут.  Почему?  Потому что мне на них пофиг.

    Всё не уставала повторять репатриантка,    ассимилянтка  и приспособлянтка, и продолжала их ненавидеть. Они её злили. СлабОки эти злили.

       Она была соцработником, эта сильная против них,  слабых,  и ходила к  этим слабОкам   по долгу службы,   оказывая им помощь.  К  тем, кто так злил,  раздражал и бесил её, потому что делать ничего не хотел.  А  может,  не мог?  Но он ведь был слабым, а она сильной и потому такого рода вопросами не задавалась.   
     Спала мало, мучилась болями в спине и спазмами в мышцах, но утром вставала и шла на работу, где будучи пофигисткой,  могла себе позволить ненавидеть незнакомых людей, хотя больше вроде,  задевали близкие.

      Короче, было понятно, что   коэффициент её  неуязвимости был настолько   силён, что  она  попросту говоря, была  толстокожа, хотя уверяла,  имея в виду себя  конечно же, сильную, против остальных слабых, что если человеку больно, а он молчит,  что  это не значит, что он толстокожий.

        Конечно, нет, он в таком случае просто дурак,  умственно отсталый  или  мазохимст, потому и молчит.

        Но при всём этом не уставала она,эта  сильная,  желать тем слабОкам стать,  как она,   толстокожими и пофигистами.  Особенно бесценным являлся  этот совет для тех, кто так и не научился такому качеству в своей жизни, как  плевать на всех и всё, для них этот совет  выглядел, как пожелание вырасти заново давно оторванной  ноге.

      Тем не менее, того, что эти   незнакомцы с оторванной ногой или нет, пофигисты или кто,  столько  подводных камней в себе несут, что тебе и не снилось,  не знала, как и того, что  когда человека вообще не знаешь, то  и не знаешь, что и с какой стороны от него ждать, не закидает ли  он этими камнями тебя самого, да так,  что сам и    под водой окажешься.   А так, да, чужая собака лает, и если ещё и глухой, то пофиг,  ветер же  носит.

      Но это не для слабОков, это только для сильных, сия философия жизни, в которой не укладывалось только одно, две вещи, слившиеся в единое целое  —   пофигизм и жуткое раздражение, даже злоба к тому, что тебе   безразлично.

      А может,   потому что всё это, та самая слабость натуры,   была в тебе самой, и ты каждый раз ненавидя других, ненавидела это в себе, так и не сумев стать сильной, а так хотелось, но вот,  не вышло. Твоя мечта всей твоей жизни разбилась в прах и ты только и смогла, что назваться сильной, а остальных назвать   слабОками? Тем более, что к себе-то самой быть безразличной  не получается, ты для себя самый близкий человек, ближе не бывает и потому плюнуть в своё собственное лицо, тут особый характер нужен, тот самый,  сильный.

       Хотя,  что,   всем надо быть сильными в этой жизни, они что, какие-то особенные, эти сильные? Их что, всех  сильных,   преследует удача и стороной обходит беда? В  чем смысл этой силы, если всё, как у всех и даже порою хуже?

       И пафосные   словечки с  красивыми  фразочками про то,   как трудности нас закаляют, только к умственно отсталым отношение имеют, потому что у  каждого человека ресурс  физических и духовных сил имеется, который однажды иссекает, иначе людей не ломали бы так просто.  Как,   если бы человека постоянно бить по голове, то    голова его  однажды не выдержит и отвалится, чуть утрируя, это если про  то, как трудности и кого  закаляют.
 

     Может кого и закаляют, но только  до той степени, чтобы себя назвать сильным, а остальных на своем фоне слабыми, слабОками и утвердиться тем  самым в своей силе, за  счет слабых,  по сути,  которые к тому же, такими возможно,  и не являются, это ты их такими назвал,  это тебе хотелось быть сильным в собственных глазах,  потому что в чужих глазах ты так не выглядишь, называя людей,  которым ещё  и помогать обязан по долгу службы,  слабОками, которые тебя,  толстокожего урода,  раздражают и бесят.

     Ну, так не помогай, что б не раздражаться, в чём дело-то?  Только как ты себя будешь чувствовать сильным, ты к тому же за свое раздражение и злость деньги получаешь. В  этом может быть,  твоя сила, не хочешь, но жить хочешь,   и получаешь?

          И  потому она продолжила оставаться сильной, рано вставать, мучаясь по ночам  болями в спине и спазмами в мышцах,  и идти на работу, чтобы там, будучи толстокожей пофигисткой, продолжать  ненавидеть тех слабОков.  Для неё  они были  просто констатацией  факта,  по типу,  я  —    слабак и что вы от меня хотите,  когда надо спасти утопающего в бушующем океане,  он вряд ли хотел бы,  чтобы  тот единственный способный помочь оказался слабОком. А она была сильной, она не была слабОком и считала, что   нормальный человек не  позволит, чтобы  его били сотни раз той палкой по голове.

      —    И,   уж извините,  но ломают слабОков. —   Каждый раз присовокупляла  она к своим тезисам о силе духа человека,  не общаясь с быдлом, которое   чувствовала  за версту  —    Любой негатив это неприятно и нафиг нужно тратить время и душевное спокойствие на них.

      Всё  говорила она,  называя прощание с ними, глотком свежего  воздуха для себя,   и всё при этом пытаясь достучаться до других, а правильнее выражаясь, пытаясь навязать им свою точку зрения, свой взгляд на жизнь, на то, как быть сильной, что б не быть слабой, всё повторяя, что ногу  нельзя отрастить,  но думать и учиться может  каждый,  хотя   проще обвинять весь мир и наверное, её тоже, за то, что она, будучи слабой, назвалась сильной и потому раздражалась, злилась,  бесилась  из-за самой себя, но взвалив свою вину - проблему  на других,  на тех слабОков, которые вынуждены были нести на себе её ношу сильного   человека.

            Странно всё же,   почему только в её постулатах не было простого —   сильный не обижает слабого, не называет его слабОком и не учит его  пофигизму для того, чтобы стать сильным?

13.10. 2020 г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220101300732 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded