m_levante

Бецумцы, преступившие каноны человечности



         Чего больше всего хотел он  в своей жизни, так это быть замеченным и потому шёл к своей цели, не стесняясь  в выборе методов её  достижения.

          То становился эксцентриком, больше напоминая придурковатого клоуна на арене цирка, которому на голову падают ведра с краской и вечно ему ломают ноги и руки,   но это же больно и неприятно, потому порою просто косил под дурачка, думая вызвать к себе жалость своей недоразвитостью.

        Часто этот метод не срабатывал и тогда он   начинал играть роль патриота, зашибенного любителя своей родины, а больше той страны, в которой родился и вырос и в которой до  сих пор оставался незамеченным.

     А   ведь так   хотелось славы, постамента под своими ногами и чтобы ещё  живого носили на руках и осыпали цветами.

   Чтобы женщины любили и восторженно,  не скрываясь в эмоциях, восхищались им, его непревзойденной славой героя, того патриота своей родины, которая пока ничего ему не дала, да  и он сам пока еще никто, просто гражданин член общества людей, которые должны его боготворить, сделать из него  своего кумира для подражания. И он решился.

       Так и не желая оставаться незамеченным он из эксцентричного  клоуна превратился в эксцентричного маньяка- убийцу, готового не самому и   своими руками убивать, а отдавать приказы к убийству других людей.

      И он стал знаменит. У него всё  получилось.Сделав ставку на  слабость человеческой натуры, когда той хотелось быть сильной,  на недалекость ума и даже глупость,  на всенародное тщеславие и желание быть лучше всех, лучше других, тех,  которых полагалось убивать,он достиг своей цели.
 

      Его не просто заметили, его вознесли на пьедестал и сделали своим кумиром- повелителем, который повелевал и которого  слушались, являясь марионеточным оружием в его руках, убивая массово  других людей и прославляя своего кумира, чтобы потом, когда его не стало, жизнь его,   как и многих убиенных им жертв,  оборвалась, снести все свои совершенные преступления против человечности на своего мёртвого  бога,   который при жизни   ими повелевал,  а они слушались, беспрекословно выполняя его приказания, снести всё  на  одного, оправдавшись своей глупостью и недалекостью,  на которую он когда- то сделал ставку, умыв таким образом свои руки массовых убийц, обагренные кровью убитых ими людей, и сделать из своего кумира, поставленного самолично  ими на тот желаемый им при жизни в мечтах постамент, козлом отпущения и главным преступником в этом мире. Злодеем, какого этот мир до сего времени  не видел.

       И никто,   ни один из этих убийц, прославляющих   его волю, поддерживающих его желания, пестовавших его тщеславие и его мечту быть замеченным и стать знаменитым, никто не спросил себя, не задал вопрос своему  соседу, а зачем, зачем все они и каждый из них по отдельности поддержали злодея в его мечтах и планах,  и для этого начали лишать жизни других людей, другие народы, сами лишенные воли к решениям в этой жизни,  того  выбора, которого почти ни у кого нет,   но выбор  становиться ли убийцей всё  же всегда   остается тем  единственным выбором   и за тобой.

        А может,  они и не хотели выбирать,  может они, прикрываясь всенародной исключительностью,   сами хотели убивать ещё  до того как тот, из кого они  сделали козла    отпущения только подумал о том, чего он больше  всего хочет в этой жизни, быть замеченным, и   все они  дружно забыли  об одном, что чужая головная боль не должна становиться твоей личной, чтобы потом все проблемы и решения,  связанные с ней, с этой болью,  не скидывать на здоровую, пусть и отягощенную жутким параноидальным тщеславием.

       Ведь  голова такого плана была одна, и в единственном числе она не могла совершить мировое зло без помощи остальных,  и  сколько же на деле оказалось голов, не способных  пользоваться  собственным  умом, зато способных выполнять волю  всего  одной, которую потом сами же и   прокляли, но с каким опозданием, которое стало называться мировой людской трагедией,   где не было на самом деле без вины виноватых,  кроме тех жертв,  невинно пострадавших от рук тысяч сотен безумцев, которые даже не догадывались о своем безумии, они просто с ним жили,  как с чем-то нормальным для людей, не считая при этом, что убийство одного человека другим   не является  преступлением   и что оно  не должно оставаться безнаказанным.

         А как же все  те убитые   не в единственном числе и не одним, а многими, целым народом, заболевшим тщеславием одного? Что это на самом деле было? Что за явление в жизни людей, которые сами по своей воле захотели  стать безумными, забыв о голосе разума,  и преступить все каноны человечности, которые всё же имеют место быть среди людей.

12.09.2020 г
Марина Леванте

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220091200692 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded