m_levante

Это не смешно


       У меня порок сердца и все сопутствующие радости и это не смешно.  Я  тяжело пережила вирусофашизм и потеряла всё. И  это не смешно.  Со мной  сейчас сын — инвалид   детства, денег было реально семь  рублей  во  всем доме. Попросила о  помощи. И вот это уже точно не смешно.
 

     Смешно то,  что только  трое друзей, трое великих людей, и даже не знаю, кто они,   мне помогли. Жив Господь! Алиллуйя!
 

     А мы все — живы или нет? Потому что это не смешно, если не живы, а мертвы или всё же смешно, когда мертвы?
 

           Сегодня добралась до интернета и своей странички  в соцсети —  коменты огонь, советовали пойти работать проституткой, или   пойти  помыть окна в доме у богатых,  что уж вовсе не смешно, у меня ведь куча  образований и порок сердца со всеми сопутствующими.
 

         Зачем-то ещё   спросили, а готова ли я пойти по поездам с тем  же самым, с просьбой,  что тоже не смешно, потому что ещё и не понятно.
 

    Цивилизация катится  к чёрту, это тоже не смешно, а грустно,  особенно, когда баба с выдающейся фамилией "Богатая" накропала мне, что   её  страничка  — не место для  моих   объявлений. Впрочем, туда,  куда  катится мир, туда и  эту бабу, в бан.  В бан,  потому что,   кому нужна  ее страничка?  Кто кому нужен вообще?
 

       Кто кому нужен и кому нужна  я со своим  пороком сердца и со  своими проблемами на тему семи рублей во   всём доме, что вовсе не  смешно.
 

     Так, что  держитесь, друзья, держитесь, ещё раз напоминаю,  цивилизация катится к черту и мы вместе с ней, или будем помилованы   во  имя тех немногих праведников, или что? Что уж вовсе будет не смешно.
 

     Не смешно  и то, что  это  всё же  соцсеть, через которую проходят  миллионы людей, среди которых  куча проходимцев и аферистов, просящих о  помощи,  действительно, куда катится цивилизация, которой нет и не было,  все как и прежде стояли и стоят   у   ворот храма и просят  о помощи,  вытягивая  вперед свои зачуханные ладошки, когда дома у них  всего семь  рублей и просят, просят, просят  тех, кто проходит мимо  и не  оборачиваясь,  идёт  вперёд и дальше, плюя в те самые ладошки,в которых  даже и семи рублей нет.   И  это точно не смешно, потому что у них  реально ничего нет и  не было, не только в тех ладошках, но и   вообще, у  них даже не было дома в той нарисовавшейся в чьих-то умах цивилизации,  они просто  всегда   стояли и просили, а не как ты, как я, которой, не  мне, а тебе   почему-то смешно то, что кто-то с оторванной ногой, хорошо  что не  головой,  не последовал твоему, моему примеру и не сказал про  порок сердца и сына-инвалида, чьё  пособие уходит на его же  учебу,  а у  тебя, у меня, куча образований и  масса  опыта разных  работ, но вот...  эти сопутствующие... и не пороку сердца... это же реально не смешно,  что человеку  не верят, а верят мошеннику, а он, этот  человек говорит  правду, но всё равно  очень охотно помогают только   мошенникам,  наверное, потому что и сами мошенники, это же не смешно.
 

       Это вам не хиханьки хаханьки, потому что  я  обвиняю только тех,  кто говорил мне чушь, советовал проституцией заняться,  виноваты они  и  только они, но  перед Богом, а не передо мной. Людям вменяемым и добрым я  очень благодарна. Просто очень плохо с сердцем, так тоже бывает, что  тоже не ха-ха.
 

        Зато ха-ха и весело, не  то, что у неё  с сердцем,  а то, что у  кого-то с головой, у кого-то с ногами, которых нет, а у кого-то со всем  вместе взятым и сразу,  и вот  именно это-то и весело, хотя и это не  повод, не повод винить всех, кто не помог, тем более, что их было  много,  а ты  была одна и это точно не смешно, не смешно то, что  выставила себя, вроде в  целомудренном виде, лежащей в вальяжно-пошлой  позе на траве, но написала, что это покойный муж снимал, считая тебя  красивой, смешно тогда  то, что ты обиделась потом на рекомендации    пойти проституткой поработать, ну, на худой конец, посуду помыть у  богатых людей, у которых побольше,  чем у тебя денег во всём доме, не  семь рублей, но у тебя ведь  порок сердца и все сопутствующие!
 

    И потому ты снова и снова, а как же иначе:  "Я обвиняю только тех,  кто говорил  чушь, и они- то и  виноваты  перед Богом! "  не важно,  как  такое может быть, ты  обвиняешь, хотя,  не суди, да не судим будешь,  а  виноваты   виновные   не перед тобой, а перед богом? То, есть твоего   прощения им не заслужить, ежели и впрямь виноваты, а бог, как всегда,  простит.
 

           Не смешная, однако, но  удобная позиция, только зачем  забывать,что ты среди людей живёшь, а не рядом с богом на небесах.
 

      Но забыла, и  как всегда, просто потому,  что иногда плохо с  сердцем бывает, что всё же не смешно, правда, не понятно что  —   то,  что забыла, как всегда,  или то, что тот порок сердца и иногда?
 

      И  точно уж    не смешно, потому что  плакать  и рыдать надо, ведь  чужое-то  горе у неё  смех вызывает.   А   чего снова тогда  обиделась   на тех, кто  проституцией порекомендовал заняться? Тоже не понятно. Они  такие же,   как и она,   с тем же пониманием чужих проблем, когда  оторванные ноги вызвали у неё  смех.  Так  кто же она после этого   тогда? При том, что  ещё и   всех одной лопатой в один совок, куда  катится цивилизация. Кто же она?  А  когда и где она была   та самая  цивилизация, как и  на её  истории  не стоит и не стояла  печать      гарантированной правды,  и   разве это смешно, возможный обман без  гарантии правды, когда  кругом то тут, то там, но   через  одного   просящие, и у каждого последующего история с бедой круче предыдущего. И  это тоже не смешно, что то тут, то там, как и её  порок сердца и сын-  инвалид и имеющиеся семь рублей всего,   не смешно. А что смешно?
 

       То, что у кого-то история на фоне её похлеще будет, но он не  вынес сор из собственной избы, не рассказал ни про оторванные ноги, ни  про то, что негде жить и нечего  есть,   ибо не  на что,  он не ждал  помощи ни от кого, зная, что спасение утопающего дело рук самого  утопающего, ещё и если тонешь, а он не тонул,  он смеялся там, где было  смешно, а не там где нет ног, нет ничего  и это точно не смешно, хотя  кому-то оказалось хи- хи и ха- ха,  как и то, что цивилизации не было  никогда. Это тоже совсем- совсем не смешно. Потому что откуда тогда  могли взяться те люди, которых она с пороком  сердца просила о помощи,  отметая тот факт, что есть и похлеще и похуже, потому что своё всегда  самое плохое  и самое не смешное, ещё бы знать, что всё оно так и есть,  порок сердца и все сопутствующие,  что потеряла всё и всё прочее, что и  вправду не смешно.  Но что б не было  смешно, хотелось бы всё же знать, а  когда она перестанет врать и ещё больше, когда перестанет  смеяться над  тем, что  реально не смешно  и обвинять всех подряд, что уж и вовсе не  смешно, ну, во всяком случае, не смешнее того, что решила попросить,  зная, что цивилизация катится к черту, а значит  и люди, у которых  попросила тоже. Смешно? Нет, не смешно!
 

     И не надо смеяться, когда действительно не смешно,  когда  оторванные ноги  и  прочее, чтобы не посмеялись над тобой, предложив  проституцией заняться, когда у тебя всё не смешно, а ты бы потом не  обвинила всех подряд в безнравственности, что  тоже как и твой случай,    совсем  не смешно!
 

25.08. 2020 г
Марина Леванте
 

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220082500622 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded