m_levante

Конский труд


  Практически   все знают анекдот на тему  культуры общения, который звучит так:
 

       —   Алло, это прачечная?
 

        —  Х#ячечная... Министерство культуры это.
 

    Не так давно из  интернета я   узнала  рассказанную кому-то  всю  родословную этого анекдота и захотелось поделиться ею с читателями  прежде, чем расскажу свою на ту же в общем-то тему. А история или байка  про этот анекдот   такая:
 

        Жил-был на Старом Арбате один дом. Большой, красивый.
Жили там люди  — не тужили.
 

       Но присмотрело себе этот дом Министерство Культуры. Для себя. Как может
существовать министерство того, чего нет — это уже вопрос государственной
политики. Но — было такое…
 

    А дом, надо сказать, был не абы какой, а со всей требуемой обитателям
инфраструктурой — пекарней, прачечной и  т.д.
 

       И вот, обитатели дома выселяются, происходит ремонт, перепланировка (сие
произошло еще при г-же Фурцевой), и в древние стены въезжает Министерство
Культуры. Но…
 

       Но все телефоны остались еще в старых справочниках, а, поскольку  еще весь Арбат  помнил Ту Самую Прачечную, пошли звонки. Неведомому  клерку Минкульта.
 

А что бы Вы сказали на второй месяц таких звонков?
 

Прошло много лет. Сгорел Дом Актера на Пушкинской площади. (отдельная  история), и переехал в бывшее здание Минкульта на Арбате, 35.
 

     Но!
 

Бедному сисадмину звонили, и спрашивали Министерство Культуры.
И что он отвечал?
 

    Не угадали. "Агентство InterMedia, добрый день!". Совок закончился. Надо быть вежливым.
 

       Но на самом деле хамство в противовес вежливости,  никуда не  делось, не испарилось вместе с совком, как считает  автор рассказанной  байки о происхождении известного многим анекдота, и по этому случаю я  расскажу свою историю, в качестве доказательства, что то самое  хамство  никуда не делось,  да, и как оно может исчезнуть, ежели в этой стране  только вывеску сменили, с “Добро пожаловать” на  “Вход не запрещен” ,  оставив всё в прежнем режиме, тех рабочих и крестьян, которые в общей  своей массе,  назвавшись интеллигенцией, так и не стали профессорами  Преображенскими,   а потянули за собой в новый советский строй дурно  пахнущий коровьим  навозом шлейф,  с которым не смогли распрощаться и  тогда, когда смену вывесок произвели, оставшись  той самой  интеллигенцией из  династии рабочих и крестьян,я    расскажу     историю,    основанную на реальных событиях, а так как вся реальная  жизнь и события в ней переместились теперь в виртуальное пространство и  там закрепились, то и история эта тоже произошла во время моего  общения  в одной из соц сетей с  одним из её  пользователей, представившимся,  как Пётр Иванович Обрамцев, и только сообщившим о себе, что проживает в  городе Иркутске, и вроде, вроде, потому что указано было это  в  прошедшем времени, работал  там же в местном университете преподавателем  в звании профессора,  но то, что не Преображенского, это выяснилось   довольно скоро.
 

          И так историю я назову:  ”Вот и поговорили! ” Потому что  реально, поговорили, но вот как,  это другой разговор и об этом то и  пойдёт  речь.
 

        Тема разговора касалась религии    и не только, скажем так,  больше  естествознания, в чём был, как оказалось,  силён этот профессор  из иркутского университета, это просто была его научная тема, которой он  занимался уже многие годы, а если конкретнее, то атеистов и не  атеистов, что стало  актуально в наши времена и в нашем государстве с  новой вывеской “Вход не запрещён”, когда страна поделилась на два лагеря  — на  верующих в своё божественное происхождение и  на приверженцев  теории Дарвина об эволюционном развитии людей,  которые  прошли  путь   от обезьяны до хомосапиенсов.
 

    И   потому,  зная во всём этом толк, Пётр Иванович, решив взять  сразу быка за рога, сходу    сделал безапелляционное заявление,  высказавшись по теме:
 

     — Сейчас о научности атеизма даже толковый школьник не может рассуждать, поскольку толковый, а не бестолковый.
 

        Ну, короче, бородач, смотревший в виртуальный мир со своей  фотографии, был всё же за отца Бога, его сына и святого духа и как  говорится, на этом, аминь, но я не видела разницы между одной концепцией  зарождения жизни на земле и второй, которую поддерживали атеисты и  потому позволила себе возразить профессору-бородачу, сказав то,  что  считала  верным   на эту тему:
 

         —     Христиане и атеисты находятся в абсолютно равных позициях  по отношению к своей вере и пониманию мироздания и даже не замечают  этого.
Но  так как мой собеседник, Пётр Иванович являлся  профессором естествознания, то не мудрено было последовавшее  дальше:
 

        —   Даже две капли не могут находиться в абсолютно равных позициях.
 

    Я не знала  ещё  на  тот момент кто он есть, этот  господин с    пышной бородой, как у настоящего сибиряка из  какого-нибудь фильма про  Русь великую и не побежденную, и потому рискнула  предположить:
 

      —  А  вы всё по  метафорам бьёте, уважаемый?
 

   Но как оказалось, промахнулась, так как Пётр Иванович сходу  обидчиво отпарировал:
 

      —  Я говорю о том, что во Вселенной нет ничего абсолютно сходного.  Все тождественное имеет свою, хоть маленькую, но неповторимую черту.  Метафорой тут и не пахнет.
 

      И  тут же в недоумении добавил:
 

       — Не могу вас понять. Про две капли? Но это чистая научная истина.
 

     Ах, ну, раз это не было метафорой, его сравнения с двумя каплями воды, то мне ничего  не оставалось, как сказать:
 

          — А  что есть истина о человеке?   Вы сравниваете научное  доказательство о двух каплях с такой сложной системой, как человек,  который не есть только физика с химией, иначе тут не велись бы сейчас  разговоры об атеистах и верующих в своё божественное происхождение,  потому и сказала  про метафоры, которыми вы упрощаете понимание  человеческой сущности.
 

      Собственно, на этом можно было бы и поставить  точку в этом почти  беспредметном разговоре, беспредметном, потому что говорили два  человека, вроде об одном и том же, но с разных позиций  своего  миропонимания, но иркутский профессор решил не сдаваться, он ведь был  профессором и это была его  тема, тем более, что он посвятил ей,  этой   теме “Истины познания человека” много лет,  он занимался ею, по его же  словам, аж, с конца 80-х годов.
 

        —    Я посвятил свою жизнь реально конскому труду.
 

      С  гордостью   сообщил он мне. И всё же именно с этого момента, с  упоминания о конском профессорском   труде, и можно было начать сие  повествование про министерство культуры из анекдота про х#ячечную.   Потому что мне стало страшно интересно, а что же это такое “конский  труд” в представлении этого научного работника, посвятившего своему  труду столько лет, что  труд его стал конским.
 

   Но прежде,  чем я смогла задать свой вопрос на интересующую теперь  меня тему, я узнала ещё  о том, что господин Обрамцев просто не может  бессмысленно в таком формате рассуждать на эту тему здесь, в виртуальном  пространстве и потому, прорекламировав свое доброжелательное отношение к  атеистам и  к  не атеистам, чтобы всем было интересно, и тем, и этим,     предложил  мне  хотя бы высказаться на тему написанного им  материала  с  позиции атеизма.
 

           “Мне есть что сказать по существу. Но догадываюсь, что вы  заранее сошлётесь на какую-нибудь отрицательную причину.” —  Как-то    очень  уж  уверенно догадался он,  что означало, что каждый останется  при своём.
 

      Но меня и впрямь не интересовало его исследование, которому был  посвящен конский  труд, у меня даже не было времени на его изучение,  и   меня  больше интересовало,  как это профессор,  преподаватель вуза,  образованный человек, так умело изъясняется, говоря о какой-то   отрицательной  причине и потому я не замедлила спросить его об этом, для  начала ответив на предыдущий его перл о русской разрозненности:
 

         — Вы сами только что сказали о русской разрозненности, я  называю это разобщенностью на идеологическом уровне, в этом и схожи  между собой группы людей, а не когда два человека, как две капли воды,   похожие друг на друга, таких просто нет  —   я   об этом.
 

          Но профессор был не об этом,    как и не было никакой метафоры в его умоизмышлении.
 

      И   потому я перешла к главному,  указав всё же  господину или  больше всё же  товарищу  Обрамцеву на то, что  нет никакой отрицательной  или положительной причины моего отказа, “хотя для вас это будет  отрицательные или все же больше негативные эмоции.  Причина одна  —   нехватка времени и плохое самочувствие.    Кстати, что такое конский  труд? Еще одно существующее явление в жизни человека или всё же  метафора?”
 

       И вот тут и последовал тот самый анекдот  про х#ячечную в  качестве ответа мне от преподавателя вуза,  профессора, рассуждающего на  темы   бытия и человеческой сущности, пишущего научные труды, правда,  как выяснилось, конские труда, потому что бородач отбомбил мне следующее  практически не по   теме, но хоть стало понятно, что же такое на самом  деле конский труд, когда ещё и не метафора:
 

     — Никаких эмоций. Я на этот счет мыслю по-другому. У всех у нас плохое образование.
 

       С этих слов начал   Пётр и попал прямо в точку, учитывая  последующее  содержание   его  ответа, как впрочем и слова про эмоции.
 

    “В том смысле, что мы не знаем даже в рамках своей специальности  того, что сегодня узнал /открыл коллега по той же или близкой теме.  Открытия могут иметь любой масштаб, но ключевое - "я об этом не знаю".  Поэтому надо идти вперед — узнавать, читать, вникать, слушать. Если я  этого не делаю, я обрекаю себя на дилентантизм.”
 

 И добавил, сказав всё же  о главном:
 

         — Конский труд   —  это когда не пиз#ишь, а пашешь!
 

  Что и   прозвучало, лично  для меня словами из того упомянутого   анекдота, с которого я  и    начала свой  рассказ:
 

     —   Нет, не прачечная, а  х#ячечная!
 

           Ну, и   в таком случае  я    не буду больше мучить читателя  подробностями этого общения, тем более что на этом оно и закончилось, а  приведу только свои слова, которыми ответила профессору, совсем не  Преображенскому, а Обрамцеву, потому что навряд ли Преображенскому мне  пришлось бы нечто подобное сказать, по причине, что вряд ли бы он так не  грамотно изъяснялся, тем не менее, написала я следующее, и это был уже  совсем не анекдот, хоть и на ту же тему культуры и образованности, когда  чего можно ждать от простых людей, ежели профессора разговаривают,    как деревенские  лошади, а не как цивилизованные  люди.
 

           “ Видите ли, Пётр, — начала я свой пространный ответ  профессору естествознания по фамилии   Обрамцев,  —     я думала  вы  поймёте, но как оказалось  —  нет. Не существует такого в русском языке,  как отрицательные причины,    а есть отрицательные эмоции,   я об  этом.  Причины остаются только причинами и ничем больше, они не бывают  позитивными, положительными или  ещё какими-то.  
 

       И ваш язык в целом, — продолжила я свои пояснения преподавателю  вуза из Иркутска, -  оставляет желать лучшего, вы им не культурно  пользуетесь, существует понятие культуры языка, которое у вас  отсутствует, коли вы в общении с незнакомым человеком позволяете себе  употреблять нецензурную лексику... то есть пиз#еть, сидя на скамейке и   ни о чём, поэтому не знаю, как это вы собираетесь вырасти из  дилетантского уровня до какого-то повыше, я тоже использую в вашем  случае ключевое понятие "я об этом не знаю"   —   не знаю, как вы  собираетесь увеличить масштаб собственных знаний, занимаясь пиз#ежом  с  незнакомым вам человеком,  сидя на скамейке у храма,  вам так понятнее,  думаю, на вашем языке преподавателя вуза, уважаемый профессор.”
 

          И думаю, что не ему  одному.   И  это точно уже не анекдот, ни  про конский труд, означающий, снова выражаясь словами профессора,    пиз#еть  просто так, ни про х#ячечную, как про министерство культуры,  потому что в любом случае культуры тут никакой, один только  конский  труд, а что это означает  в переводе на нормальный человеческий язык, мы  теперь знаем, с любезной подачи преподавателя вуза и   просто  интеллигентного человека из города Иркутска, находящегося на юго-востоке  нашей страны в самой Сибири,  который является  научно-образовательным  центром, и  в котором обучается свыше ста тысяч студентов у  того самого  профессора Обрамцева, и которым   он тоже с готовностью расскажет о  том, что такое конский   труд в  переводе на его язык.
 

21.08.2020г
Марина Леванте 

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №22008210068

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded