m_levante

Любовь в картине


        В комнате стоял полумрак, в полной темноте горел только один  ночник, лампочку, которого  скрывал серого цвета  плиссированный    абажур.
 

   Из  открытого  окна просачивался вечерний прохладный воздух,  доходящий до противоположной стены и там,  превращаясь в холодную струю,  которая окутывала картину, висящую на ней, застывал в ледяной сгусток,  почти в иней.
 

      В картине тоже было темно, даже не полумрак, а черная ночь, в центре которой виднелась пара  —  мужчина и женщина.
 

        Глядя на  изображение, заключенное  в рамку   снизу, с дивана,   виделось мужественное лицо с мучнистой белой  кожей   и волосами  угольно-серого,  антрацитового цвета, прямой вытянутый нос и массивный  овальный подбородок, на котором не видны были губы, но видно было как их  обладатель  целовал ими   даму в надетой белой кружевной вуали.
 

         Дама с картины  была одета в кремово- жёлтый наряд из 18-х  или  19-х веков, в платье с пышными рукавами, а внизу угадывалась такая же   пышная  юбка с кринолином.  Она  изящно   прогнулась в талии, обняв  обнаженной рукой с кожей  цвета слоновой кости,  почти мраморной, шею  своего кавалера.
 

        Они любили друг друга на той картине, в комнате, наполненной  полумраком и  прохладным воздухом, в этом не было никаких сомнений.
 

     А остроконечные уши мужчины наводили на мысль, что он был Сатаной  или находился в образе Дьявола, пребывая на тёмном полотне в рыжеватой,  больше похожей на цвет корицы,   деревянной рамке,  да, кажется,   он  был Дьяволом, который тоже умел любить.
 

    Он любил ту Даму с кожей цвета слоновой кожи,  с лицом, спрятанным  под кружевной вуалью, которая отвечала взаимностью Сатане,  а их чувства  были окружены вечерней прохладой, состоящей из  воздушных струй,  которые  незаметным,  но мощным потоком просочились   в помещение и там с  нежностью окутали  влюбленную пару, застыв вместе с ними на картине.
 

      Воздух не изумлялся, тот, кто увидел на полотне даму, целующуюся  с  кавалером, тоже, эта любовь между Сатаной и простой женщиной не  вызывала даже какого- отторжения, это же была любовь, редкое явление  среди людей, а тут... сам Дьявол в обличие рыцаря из прошлых веков... и  дама...  это было больше похоже на правду, на настоящую любовь, потому  что тут смешалось что-то неземное и мифическое с реальностью  существующего в этом мире и среди людей, из которого  была та женщина на  картине в жёлто-кремовом платье с кринолином,  и  даже в полумраке  видно было её одухотворенное лицо и то, как она любила своего мужчину с  угольно-серыми  волосами, не замечая его остроконечных ушей.
 

       Она же любила! Пусть и на той картине, пусть и Дьявола или  Сатану, который отвечал ей взаимностью, но  это была всеобъемлющая  любовь двух сердец, встретившихся среди цветов, что были запечатлены на  полотне. Они и сами были этими цветами, тот мужчина и та женщина,  которую  увидел кто-то,   лёжа на диване  и глядя снизу вверх на стену  над кроватью, где висела огромная глянцевая фотография, заключённая в  деревянную рамочку, на которой отображен  был кремовый в бурую крапинку   цветок, лепестки которого напомнили желтоватое    платье, надетое на  даме, которую  целовал кавалер,  угольно- антрацитовые   волосы  которого    произрастали из тёмного,  почти чёрного  фона той  фотографии, и на которой виднелись остроконечные уши  Дьявола, а всё  остальное и  любовь на  картине дорисовало уставшее сонное воображение  того, кто знал, что такое любовь,  и то, что она бывает  настолько  редка, что вот, встретилась в жизни и на полотне, такая же нежная и  светлая, как  широкие с тонкими прожилками  лепестки того цветка,  который был увиден глазами фотохудожника и таким образом запечатлен на  пленке, став позже картиной в рамке с блестящей глянцевой поверхностью,    на которой отразилась любовь  в картине,  увиденная кем -то другим.
 

      Но она была, эта любовь, та с которой сделан был снимок и та,   которая существовала между Дьяволом и Дамой, которых объединил один  цветок кремово-жёлтого цвета.
 

          И все же это была любовь только в  картине, потому что,  чуть   сменив угол зрения,  можно было увидеть,  как цветок на фотографии  превращается в какого-то человека в  надетом  в чёрном котелке на  голове, который с любовью  пухлой рукой прикасался к своему лицу, на  котором на сей раз видны были губы,  сочные алые губы, но которыми он  никого не целовал, он любил лишь  самое себя и   свое пухлое тело, в  середине которого красовался цветок, из которого было пошито платье  дамы  с кринолином — это снова была любовь, созданная тем кремовым  цветком и его мягкими широкими лепестками в крапинку  с фото, сделанным  кем-то, на котором оказалось изображено так много, с помощью   воображения, что находилось в той полутёмной комнате при свете ночника и  в прохладных ночных  потоках воздуха,  которые и  навеяли  такой  зрительный эффект, когда в следующий раз,  в любой момент мог появиться  кто-то ещё  на той картине про любовь,  что не вызвало бы сомнений, что  это любовь, ну и что, что в картине, зато какая многогранная и какая   удивительно разнообразная, но всегда только любовь!
 

8.08.2020 г
Марина Леванте  

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220080800956

( в качестве иллюстрации использована фотография,  сделанная моей дочерью)

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded