m_levante

Про порядочного мудака


 
             —     Доктор, а у вас нет  таблеток от порядочности, а  то  достало быть порядочным, друзья не понимают, говорят да ты нас порядочно  достал со своей честностью и прочим, будь проще, живи как мы,  а у меня  не получается, привык быть порядочным   и всё тут.  Жена дома,  тоже,  вон,  - говорит,  -  все люди, как люди, один ты порядочный,   детей  грозится  забрать, что б не повторили мою судьбу, не стали порядочными,  уж не знаю, даже,  что и делать, жизнь не задалась, а жить хочется,  вот  к вам, как  за последней надеждой пришёл  уже,   может, поможете?
 

    Доктор внимательно выслушал пациента,  и с сожалением покачав головой, сказал:
 

              —    Ну, что я могу вам сказать, уважаемый,   вы ведь   батенька,  попросту   порядочный мудак,  а мы от такого не лечим, это же  клиника уже.  Так что,  может, вы  сами уже как-нибудь попробуете не  быть порядочным, пойдите и  для начала   набейте морды вашим друзьям за  то,  что они вас не хотят понимать, будете хотя бы просто мудаком, а не  порядочным мудаком, всё ж легче. Ну, а там, глядишь,  и с женой,   и с    детьми разберётесь, пусть  узнает, что такое муж-   мудак, может,   попросит   вас снова стать порядочным, потому что,  вам же как, либо  мудак, либо порядочный мудак, тут другого-то не дано, коли с рождения  таким был, шибко честным и врать не научился. Но ведь говорят, каким  родился, таким   где-нибудь  или уж, когда-нибудь и  сгодился. Так что и  вы надежды не теряйте, и ваше порядочное мудачество тоже сгодится  где-нибудь, только мне почему-то кажется, что вы-то уже готовенький  мудак, на которых привыкли все ездить, возможно, вас друзья ваши и жена  недооценили, и мудаки тогда это они,  а не вы, а вы тогда, кто?
 

Тут, не закончив до конца  свои пространные рассуждения  на тему мудак его пациент или порядочный мудак,   доктор задумался:
 

         —   А  вы тогда получается, просто порядочный.   Странно,  как-то  выходит, я же вам диагноз,  какой поставил, а, пациент?
 

     Но пациент стоял молча и с удивлением взирал на  седоватого  мужчину   в белом халате,  с темно-коричневой чёлкой, торчащей из-под  надетой на голову  шапочки - колпачка,  слушал  его речи и думал про  себя о том,  что возможно,  он  и  не туда обратился, и что ему вовсе не  нужна помощь, тем более, от этого мужчины, называющего себя гордо   врачом,  а его почему-то  мудаком, вешая ему какой-то странный диагноз   —   порядочный мудак, а теперь и сам запутался в своём  же диагнозе.
 

      А тем временем, доктор уже и сам не понимал,  о чём это он  говорит, и зачем вообще, этот порядочный по всем статьям человек  обратился  к нему,  ещё и за помощью. Он снова с сомнением посмотрел на  него,  как тогда, когда тот только  изложил ему всю свою историю  болезни   и  ждал совета,  а он  решил, что  пациент просто    порядочный  мудак,  а теперь, исходя из  своих  же  собственных   рассуждений и вовсе   так не получается, а может  быть  только   либо/либо.  Либо мудак, а если так, то это они как раз лечат, либо всё  же  только  порядочный, а вот это они точно  не лечат, как и  непорядочность, от которой никто ещё не придумал никаких  лекарств.
 

 И тут  доктор решил всё же  взять тайм аут  и хорошо подумать. Случай  был   необычный, и кажется очень серьезный, он с таким ещё не  сталкивался в своей практике,  и потому, он   кивнул  пациенту, указав   тому  на стул, и  попросил  его  подождать,  «он сейчас», и   тут же  выбежал из кабинета, оставив бедолагу, у которого   похоже,   была  какая-то диковинная   неизлечимая   болезнь,    наедине  с самим собой.
 

               —       Пусть тоже подумает,  а вдруг раздумает, и  мне   ничего не придется делать, а думать так тем более.   —    Мелькнуло  в  голове у врача   в тот  момент,  когда он уже закрывал за собою двери.    И  сам  тут же  кинулся  к коллеге в кабинет напротив.
 

      Пока врач  носился из кабинета в кабинет по своим коллегам, потому  что и они не знали, что это за заболевание такое диковинное,  пациент,  оставшийся в одиночестве, один на один со своими мыслями, сидел на стуле  и размышлял на тему означенного своего диагноза.
 

       «Если я просто порядочный, — думал он,  —  и со мной никто не  хочет водиться, потому что не понимают меня, то значит, они не похожи на  меня или я не похож на них.  И,   если я порядочный, то они кто? Они   —  не такие,  как я,  а значит,   не порядочные,  и со мной они  поступают  тоже  не порядочно. Я к ним по    хорошему, а  они ко мне по  плохому.  А разве,  хороших людей лечат? Нет.   Лечат обычно плохих и  даже  наказывают за плохие поступки или  проступки, как и  я своих  детей, когда они поступают плохо.   А что тогда получается, что и  моя  жена Верка,  хочет, чтобы наши дети были плохими, раз не согласна  с  тем, за что я их наказываю?  Значит, если она их заберёт,  моих   Васеньку и Петеньку, они без меня вырастут плохими, и может быть,  их   даже накажут правоохранительные органы?»
 

        При этих словах пациент, всё так же сидящий на стуле,   даже  вздрогнул, представив  своих уже  подросших   Васеньку и Петеньку,   сидящих не рядом  с ним на диване,  а на   нарах и за решеткой.  « Нет, с  таким раскладом дел он точно не согласен.   Значит,  детей своих он не  отдаст своей  жене Верке,  ни – за -  что! А,  если отдаст, то будет  просто мудаком. Значит,  вывод какой? Он останется порядочным   при  детях.  Чёрт с  ним уже, что  без  жены, раз она хочет,  чтобы  их   сыновья сели в тюрьму.»
 

          —    Вот же дууура, какая,  каа-акая мудачка. —   Все причитал  про себя совсем уже расстроившийся   больной  с неизлечимой болезнью.
 

    И тут при слове «мудачка» он  вдруг напрягся,  и  вспомнил, что это  там  говорил доктор, про мудатизм?   А!  Что его    они лечат.   Порядочный мудатизм не лечат,  а простой лечат,  значит что?  Значит,  и  Верку его  от мудатизма вылечить можно.  А так как  от мудачки у неё   ничего  тогда  не останется  после лечения,  то будет она такая же  порядочная, как  и он  сам, потому что  желания засунуть из общих детей в  тюрягу, посадив их   на нары,  у неё больше   не будет.  И это уже  значит, что они будут жить, да поживать,  и того добра, что называется  порядочностью,  наживать.
 

    Всё!  Оставалось теперь только сгонять за Веркой и привести её  к  этому доктору, потому что помощь- то оказывается,     нужна ей,  а  не  ему.  Ну, а с    друзьями он   уже как-нибудь   потом разберётся,   просто пойдет и по совету  врача набьет им всем   морды за то, что они  не порядочные люди, а с такими,   только так и надо поступать.   И  могут     они его  тогда    считать,  кем угодно,  хоть мудаком,  хоть  порядочным мудаком, потому что их болезнь, такая как непорядочность,    точно не  лечится,  доктор об этом упоминал,   а  вот   насчёт  него,   можно ещё и  подумать, вон,   этот врачеватель  как  долго думает, уже  час как ушёл   и всё   думает,  значит,  есть  над чем.  Может быть,    над тем, что лучше всё же   быть порядочным в этой жизни, даже если  тебя другие и считают при этом мудаком или даже  порядочным мудаком, и  не надо будет тогда ни к врачу  обращаться,  ни правоохранительные   органы  на тебя внимания  не  обратят.
 

   —     Ладно, пойду   за Веркой схожу,  глядишь,  и  доктор  набегается  к тому времени и   в кабинет вернётся. А тут я с Веркой и со  знакомым ему  диагнозом – мудачка. Пусть  лечит!
 

23.08.2019 г
Марина Леванте  

© Copyright: Марина Леванте, 2019
Свидетельство о публикации №219082400496 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded