m_levante

Сильные плачущие мужики


          Господи, откуда вас столько, сильных мужиков, способных только  ныть и плакать, говорить, как плоха и глупа женщина, и с гордостью  перекладывать на неё самую тяжелую работу ещё и в самую тяжелую минуту.
 

     Да, кто ж вас такими сделал? Такими слабаками, готовыми горе и  смешные неудачи утопить в первой же налитой рюмке с водкой и закрепить  выпитой  бутылкой, что б наутро проснувшись, не осознать, что полный  дурак, ибо ничего не изменилось и твоя проблема никуда не делась, а  потянуться за кружкой с опехмелкой, а потом пойти по второму и третьему  кругу, наливая в рюмку спиртное и глушить, глушить в ней свое горе, яйца  выеденного не стоящее, пока женщина, та, что рядом, будет подтирать за  тобой твои размазанные по полу сопли, зная всё то, что ты о ней по  трезвости и по пьяне думаешь, и про то,   как она всю свою жизнь  только  и делала, что искала себе принца на белом коне, чтоб кататься на его  могучей шее рыцаря, а на самом деле нашла себя реального коня, который  ни на что не  способен, только на то,  чтобы сказать какой он самый  умный,  и какая она непроходимая  дура.
 

         Да, порою и дура, особенно тогда, когда тебя, умного на себе  тащит и твоих детей к тому же, которых ты ей в угаре получения  сексуального  удовольствия    и доказательства своей половой  состоятельности,  настрогал, как папа Карло,  25 буратин, и кинул, как в  голый очаг, в котором она одна их должна была согревать, холить и  лелеять, потому что ты же потом  сразу и навсегда добытчик —   тот  самый   с копьем и в костюме-тройке,  пошитым  из шкуры доисторического  слона той женщиной, что нянчила твоих деревянных детей, названных,   "твоими буратинами",  и   который   в этом охотничьем прикиде    на  мамонта и на динозавра ходил для прокорма  семьи своей.  Он ведь  сильный,  мужик, а то как же.  А  на самом деле  с мясом не мамонта и не  динозавра, а с говяжьим или свиным, или с  курями,   набитыми  доверху в  сумках, твоя жена и мать твоих детей тащила после трудового дня тоже на  прокорм вашей семьи,  она же дура-баба и слабая женщина, настолько  слабая, что способна таскать тяжести, и тебя на себе, здорового,  не  коня уже,  а лося, который потом удивлялся только тому,  что рога у него  не лосиные, а  оленьи зачастую вырастали.
 

        Конечно,  а как ты хотел, ты же не только своё ноющее постоянно и  болящее во всех местах тело  водрузил  на её хрупкие на самом деле  плечи, вечно предлагая подставить  свои и надежные,  а в итоге подставил  её так, что она вынуждена была искать нового папу Карло для   твоих  детей буратин.   И   то, это в том случае, если реально не была  непроходимой дурой    и не собиралась всю свою жизнь,  тебе,   как  старому,  не на что не годному пню от могучего дерева, подвязывать голые  с облетевшими листьями   ветки и посыпать твои корни  удобрениями,  чтобы выжил и не сдох в этих тяжелейших для тебя условиях жизни, когда  ты —   самый умный, прочно  усевшийся на загривок своей жены,  а она —    та ещё дура, вечно ищущая  принца на белом коне, а у самой на тот  момент  в квартире и зеркала даже  нет на комоде,  как ты не раз  говорил, сидя в кругу таких же коней   или  пней,  как ты сам,   рассуждая о том,  кто есть женщина и для чего она есть,  она ведь    на  твое ни разу  не мытое рассчитывала,  и вот и дорассчитывалась, что  теперь не знает какую ещё дыру   в вашем общем семейном бюджете заткнуть  своим исхудавшим от безденежья задом.  В  то время,  как ты свой  круглый,  большой и упитанный  на печи, как Емеля,  грел и думал, о  том,  как всё будет- то хорошо в твоей жизни,   жена всегда  будет  работать, воспитывать  твоих опять буратин, а ты, ну, что ты, ты сильный  мужик, ты уже тогда прикинул, какую должность занимала твоя будущая  жена  и  сколько она  получала, какую квартиру   имела, пусть   и в  ипотеку взятую, ею же взятую,  не тобою,  и  из скольки комнат,  и в  каком районе, устроит ли тебя эта жилплощадь, ты ведь вон  какой, птица  высокого  полета, умный, красивый, не важно, что лысый и  в перспективе  со  спившейся рожей,  и уже сейчас  с  тем пузом, которое желал видеть у  жены только в положении—   беременна и на девятом месяце.   И   потому  ты достоин многого.
 

       Ты достоин ещё и того,  чтобы тебя слушали, как ты громко ноешь,   хотя говорят,  что сильный   мужчина не плачет, это так  маленькому    мальчику, будущему   мужику обычно говорят,   а потом он вырастает и не  плакать начинает, нельзя же, внушили, а ныть,   да так, что это хуже  его рыданий  по поводу того, что устал на работе, если таковая  ещё  и  имелась, что устал от причитаний жены, вечной пилы и  дуры,  и потому  смотрит на соседнюю бабу, у которой еще не нарисовался за плечами такой  же муж-олень, способный не сам запрячься в тележку, а запрячь,  кого  угодно и лучше слабую женщину, чтобы тренировалась и   становилась  сильной, ей пригодится, когда он не сможет  простой гвоздь в стену  забить, зато сможет к соседке уйти, та ещё не хлебнула его соплей  и  будет с радостью выслушивать его бесконечные рассказы о его здоровье и   тяжелой мужской доле, от чего  он, мужик, долго не живет, ему вон всего  44, а он уже на кладбище собрался и на весь мир об этом, лежа в карете  "скорой помощи", о том, что умирает, сообщил, что  б не забыли,  пожалели  его бедного, впавшего  в депрессию от нехватки счастья  сильного мужика.
 

      И ведь пожалеют же, такой жертвенник для сочувствия и насмешек,  который ещё  при жизни  взял и умер, и можно  ему в могилу венок кинуть и  ещё  раз пожалеть его несчастное бедное тело  живого трупа.
 

      Впрочем, он ведь не один такой,  живой труп   44 лет от роду,  требующий к себе жалости  и сочувствия, их много.
 

        Процент таких сильных ноющих  мужиков никто еще не выявил? А   зря. Хотя,  это просто невозможно, они  ведь, кого не возьми, сильные и  умные, а ткни —   трухлявые и слабые,  как   те пни от могучего дерева с  ветками  без листьев, которые поливать нужно, что б хоть в таком виде  существовали и   не нарушали природный баланс, но всё  равно ведь мрут  от непосильного мужского труда.  
 

        Это ж сколько сил надо, чтобы не упасть в грязь лицом и  ухайдокать  литр,  а то и два, и почти каждый день, и  если до того  сердце не посадил, когда бегал в поисках наилучшего для себя варианта,   разыскивая бабу поглупее, что б не сумела заметить всех твоих хотелок за  её счет, а увидела только принца на белом коне, то теперь найдя и став  семейным, главой семейства, тем папой Карло, от такой жизни и сердце  можно посадить, каждый раз топя свои не имеющиеся или несущественные   проблемы в вине, и просыпаясь на утро с тем, чтобы снова не решенное  спрятать на дно рюмки или бокала с вином, и может быть успев подвести  итоги о своём  вымирающем виде.
 

       Правда есть варианты и  потрезвее, не пьющие, а просто живущие за  счёт глупых женщин и не прикрывающиеся ничем.  Тут реально, то ли  женщина не умна оказалась  и посадила себе на шею такого трутня-  обломова, то ли исполняя  в семье роль  папы Карло,  трезвый   вариант    так перестарался, что ей теперь только в тот очаг с головой и в  горящий, а так как он всегда не  только потухшим был,  но и  нарисованным,  этот очаг, то и хранила она, эта женщина имитацию  счастливой  семейной жизни ради общих с папой Карло  детей, изображая из  себя тягловую лошадь, на  холке которой уверенно   сидел  принц, с того  самого белого коня и смело  погонял ту,  всаживая  шпоры в её   исхудалые бока,  которая его так долго  искала, и вот нашла таки,  больного на все части своего мягкого тела, способного говорить только на  темы своего ухудшегося от такой жизни здоровья, снова   не забывать  выпивать за своё здоровье, что б не умереть раньше времени,  и по -  прежнему считать себя самым умным.
 

     Только,  где же эти  на самом деле  самые умные и самые хорошие,  которые знают, что женщина их слабее физически, и то, как ей непросто  всё в жизни даётся с тем суждением, что она вечная искательница принца  на белом коне, а сама она иждивенка при этом принце,  и   каким  она   здоровьем  всего добивается, всего того, на что потом покушаются такие  сильные мужики, стреляющие по сторонам глазами с мужественным взглядом  в  поисках наилучшего для себя варианта, когда глядя на них всех, каждый  раз хочется воскликнуть:
 

     —   Господи, откуда вас столько, сильных мужиков, способных только  ныть и  плакать и исполнять мужественные оратории  на темы, что это за  чудо мужик, в котором от настоящего мужчины...  найти еще надо, хоть  что-то, хоть тот процент, который так и  не выявили и не выявят, только   тех, кто ещё реальный мужик, а не почти что  тот рисованный потухший  очаг на холсте в известной сказке про папу Карло и его сына Буратино,  которого в виде исключения не бросила плохая глупая женщина, которая как  всегда   искала одно, а нашла совсем  другое.
 

3.07.2020 г
Марина Леванте  

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220070300624 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded