m_levante

Состарившееся дитя


      Тусклый свет от ночника с тёмным гофрированным абажуром, стоящего  на прикроватном столике, редкими тенями, напоминающими солнечных  зайчиков, скакал по бумаге, исписанной мелким почерком, что находилась в  его трясущихся руках, не давал возможности понять, осилить, спустя  годы, что же она ему недосказала или так и не высказала…
 

  - Понимаешь, когда мы обзаводимся детьми, то рассчитываем, что они всё  же однажды подрастут и будут нам ни то, что опорой, а  друзьями-соратниками, с ними можно будет поговорить на равных и прочее,  но когда оказывается, что твой сын или дочь так и остались в пелёнках,  всё с теми же умилительными на первых этапах своего появления в твоей  жизни «агу» и «ути-пути», то становится ни только не интересно, но и  страшно от понимания, что родил дебила.  И я очень сочувствую твоим  родителям.
 

    Но я же - не они!
 

          Мне было смешно, потому что поначалу, я видела тебя очень  редко. Это было так умилительно, вызывало даже детский восторг, когда ты  с горящими фанатично глазами схватил охотничий нож моего отца, и чуть  не поцеловал его в острое лезвие со слезами на глазах... Мне хотелось в  ту минуту погладить тебя по коротко стриженой голове, прижать к своей  груди, тогда ещё второго размера, и сказать, что всё хорошо, не надо  так, вытереть горячую влагу с твоих ресниц. Ты же уже в тот момент был  большим и взрослым, но как оказалось чуть позже, только с виду.
 

И, когда ты лихо размахивал автоматом Калашникова, целясь в глазок  фотокамеры, когда многие восхищались твоим мужественным видом, надутыми,  как у индюка, мышцами, говоря, что ты, как Ален Делон, хотя у того,  никогда не было атлетически развитой мускулатуры, я думала, что они не  врут, что и правда, ты такой.
 

Но, когда ты, не сумел признаться, в том, что ещё мальчишка, не смотря  на пенис взрослого мужчины, и когда ни сказал, что не станешь  защитником, нет, ни Отечества, как везде и каждому ты вещал о своих  патриотических чувствах, опять резво размахивая очередным оружием,  взятым для фото съёмки, а моим и твоего, родившегося после, сына, я  поняла, что стала матерью сразу двоих детей, сама ещё будучи почти  девчонкой, но уже с грудью размером, подходящим для вскармливания твоего  появившегося на свет отпрыска, которого ты потом только сажал себе на  плечи, в надетой куртке камуфляжного цвета, и тоже говорил, как нож, да  автомат это лучшее, что может быть, но в твоей всё же, а не его, жизни.
 

Твоего сына после погремушек интересовали кубики и пирамидки, он  научился произносить не только «агу» и «папа» с «мамой», он пошёл в  детский сад, а потом в школу... Ты по-прежнему играл в ножички и  машинки, строя планы на лучшую жизнь в стране, надеясь на свой потенциал  защитника Отечества, не сумев защитить даже нас от простых жизненных  невзгод, так, и дожив до глубокой старости, войдя в стадию, когда, что  старый, что малый, уже один чёрт.
 

Это про тебя сложили анекдот : «Читаю характеристику своего мужа - спит  хорошо, есть тоже, играет, не проказничает, -  и  думаю: ну надо же,  столько лет прошло, а ничего не изменилось, он всё такой же милый, всё  такой же ребёнок из дет сада»
 

   Но я-то никогда не мечтала быть матерью двоих детей, теперь уже и  великовозрастных. И ты никогда не был моим сыном, тебя родила и  воспитывала другая женщина. А потом, зачем-то передала эту эстафету мне.  Но, когда видишь и слышишь каждый день всё «агу», да, «агу», всё про  крокодила Гену и Чебурашку, и про Винни-Пуха с Пятачком, а не о насущных  делах, о том, что твой ребёнок в школе сегодня «кол» получил, потому  что почти до самого утра ты рассказывал ему про свои автоматы и танки,  вместо того, чтобы помочь ему с математикой, а ещё, что он подрался с  соседом по парте, и про то, что ему нужны новые ботинки, потому что из  этих он вырос.
 

    Но ты-то, не вырос, ты даже, так и не подрос!
 

    Господи, да как же ты меня затрахал своими младенческими прихватами,  своими детскими обидами…! Вроде, взрослый мужик с виду, а внутри  ребёнок, но я же, тебя не  рожала, и не  растила! Так, какое ты ко мне  имеешь отношение со своими неизменными детскими обидами. Может, наконец,  поговорим, как взрослые люди?
 

Но ты же всё равно, не умеешь и не  способен, а потому, отвали-ка ты,  куда подальше, я найду себе того, с кем мне будет действительно  интересно при любых обстоятельствах. Тем более, что и твой сын давно уже  годится на эту роль, интересного собеседника и даже того защитника,  которым ты так и не стал.
 

               Письмо, написанное знакомым почерком, выпало из его, в  момент ещё больше ослабевших, рук, белым кленовым листом, кружась,  опустилось на землю, и так и осталось непонятым. Не потому что он стал  немощен и стар, и потому что его упавшее с возрастом зрение подвело, и  он всё же не смог прочитать то, что в нём было написано, а потому, что  та стадия, когда взрослый человек возвращается к своему началу, у него  никогда и не заканчивалась, просто он навсегда остался тем беспомощным  ребёнком, сумевшим только вспомнить, что уже вырос, когда делал своего  собственного сына, но лучшим занятием для которого, так и остались  ножички и «танчики», когда его потомок уже был академиком, но даже он не  смог помочь своему сильно подряхлевшему отцу, было уже слишком поздно,  тот просто так никогда и не начинал жить, чтобы сейчас что-то менять,  или даже заканчивать, он так и останется навсегда в памяти людей тем,  ребёнком, не сумевшим до конца сложить колёсики на детской разноцветной  пирамидке.
 

      «Только без обид, ладно?»
 

   Но он обиделся, как всегда, он же был маленьким мальчиком, у которого  только была большая, седая голова и огромные руки, с покорёженными  артритом пальцами, привыкшими всю свою долгую жизнь нажимать на курок  автомата Калашникова и больше ничего... больше ничего из того, что знает  и умеет взрослый человек, или тот, кто хотя бы попытался понять эту  жизнь, в которой детство заканчивается довольно быстро, как и путь, на  котором оказывается каждый, но как идти по нему, тоже каждый решает всё  же по–своему, может быть, даже в мелочах оставаясь ребёнком в душе, но  никак ни на деле,  научившись чему-то большему, чем «агу» и «ути- пути» и  сделанным первым шагам при помощи взрослых...
 

05/06/2015 г.
 

Марина Леванте  

© Copyright: Марина Леванте, 2018
Свидетельство о публикации №218050400601  

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded