m_levante

Круговорот в жаре


       Жара  была,  как что- то тухлое, когда  медленно   вьются мухи, а  потом кажется,  что это  душное марево, а ты лежишь, распластавшись на  мелком жёлтом песке и по твоему телу стекают мелкие капельки пота, той  влаги, что  испаряется с поверхности твоего разомлевшего тела, потом они  становятся  воздушными каплями,  эти водные мокрые частички,  и  улетают, поднимаясь куда-то вверх, почти в безвоздушное пространство,  где царит глубокая звенящая до боли в ушах   тишина. Она тоже означает   жару.  Страшную дикую жару с тухлой духотой, в которой даже не слышно  жужжания  нехотя   летающих туда и обратно  мух.
 

       Им тоже невмоготу    и они даже не в состоянии издавать какие- то  звуки, млея и разваливаясь на части в этом жарком туманном    мареве,  которое больше пугает своей глухой тишиной, чем градусом кипения.
 

      Воздух тоже давно развалился или больше,  раскололся на мелкие  кусочки, самые горячие из которых  метались туда и сюда, пытаясь   прорвать глухую тишь, но у них ничего не получалось.
 

             Но это только до поры до времени, потому что потом, когда   где- то высоко в небе раздастся грохот,  нарушающий это постоянное   жаркое  безмолвие, вот тогда всё  и случится, мелкая гроза  и   быстроскачущие молнии сами прорвут воздушный пласт, откуда  редкие и  последние лучи дневного жаркого  солнца протянутся сквозь набежавшие  тучи и,  дотронувшись до поверхности земли, уткнутся в неё  этими  самыми  лучами.
 

         Духота задребезжит, молния,  будто электрические искры,  замельтешит в безвоздушном тухлом пространстве, мухи наконец, очнувшись  от состояния  полной прострации, в котором только что пребывали, громко  зажужжат, почти вечное безмолвие, символизирующее жару с  духотой,  разразится ещё   более страшным грохотом,  который следом возродит к  жизни те капли пота, что медленно и неохотно испарялись с поверхности  твоего тела, потом  улетая куда- то ввысь, а теперь они в виде   нагрянувшего дождя упадут вниз, на ту землю, в которую только что  вонзились  яркие лучи остаточного солнца, и там смешавшись, соединившись  в единое целое, забулькают, словно разгоряченная лава в кратере, играя   крупными водяными прозрачными пузырями, фыркая  и смеясь от понимания,  что жара закончилась.
 

        Она умерла в том жерле, где   родилась, став тем вечным  безмолвием,  всегда означающим конец.  Любой конец, ничего не значащий,  только то, что это конец чему-то, а сейчас жаре с тухлой духотой, где  теперь разговаривали даже ожившие мухи, что означало,что жизнь вернулась  и всё  теперь будет, как прежде, до того момента пока не наступила жара  в том душном жёлтом  стоячем безвоздушном   мареве, отупляющем до  изнеможения,  и  сделавшим воздух и всё  вокруг полностью бесцветным и  абсолютно безмолвным.  Так бывает, когда неожиданно обрушается сильная  жара, которую не ждал и не хотел,  а она взяла и  пришла.
 

11.06.2020 г
Марина Леванте
 

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220061100423   

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded