m_levante

Мёртв по прибытии


                 Я родилась, выросла  и большую часть своей жизни   прожила в Прибалтике,  в  стране, после 90-х ставшей анальной частью  Еврозоны.
 

              Всю жизнь я была абсолютно здоровым ребенком,  исключая детские болячки   типа кори,  ветрянки и тому подобных.
 

    Но, по прошествии полувека, вдруг случилось что-то странное. Начали  болеть руки,  запястья,   больно было разгибаться и совершать  элементарные движения, короче,   наступил полный жизненный дискомфорт.
 

     Подумав, я обратилась к знакомому врачу – невропатологу, потому что  совершенно не понимала к какому специалисту идти. Проделав кучу  анализов, обследований и даже,  взяв биопсию с икроножной мышцы, шов на  которой позже разошёлся  и так остался  мне  на память мало приятным  рубцом,  знакомый доктор, которому я в качестве будущей благодарности   заплатила немалые деньги,  сделал своё  резюме, поставив экзотический   диагноз,   о котором, я, не будучи  медиком, никогда не слышала —  полимиозит. И назначил преднизолон. Не скажу, что принимая это  лекарство,  я ощутила какое-то более менее облегчение,  но  продолжала  принимать назначенное. Результаты были на лицо, щеки заметно  округлились,  и я стала прибавлять в весе. Испугавшись,   срочно села на  жёсткую диету и приобрела формы гораздо меньшие, чем до принятия этого  чудо-препарата, который должен был мне, вроде,  помочь наладить жизнь.
 

          Пожаловавшись доктору,  указав на очень похудевшие ноги,  услышала в ответ:
 

      —  Что же вы хотите, это же полимиозит!
 

     Так, волоча несколько жалкое существование,  проходила два года. Но  тут случилось нечто ещё кое-что из разряда  —  что-то  странное. Моя  возрастная косточка на ноге стала давать о себе знать   и добавились  болевые ощущения ещё и в ноге. Так как ходить стало невозможно, я  через  свою знакомую нашла  доктора-ортопеда,  который по словам  рекомендующей,  собаку съел на таких ногах.
 

     За два часа доктор электропилой отпилил тот самый нарост,  который  доставлял мне такие неудобства. Проходив два месяца в специальной  сандалии,  я стала передвигаться самостоятельно. Но   по прошествии пары  месяцев  вдруг обнаружила, что большой палец той самой злосчастной ноги  стал жить отдельно от остальных пальцев. Я опять позвонила тому  доктору, к сожалению тогда не знала, что он по совместительству ещё   оперирует и женские груди,  приводя их,  наверное,  в такое же  равновесие,  как и мою ногу.  Чудо- Доктор-Айболит,   посмотрев  на  проделанную ранее   свою работу, бодро   сказал —  «Всё ясно,  рассосалась суставная сумка,  сейчас все поправим».   И сделал еще один  общий наркоз.
 

      Просидев теперь уже  в гипсе, а не в сандалии   и  гораздо  дольше,  чем после первой операции, я обнаружила,  что впопыхах доктор  слегка,  как Золушке,  подрубил мне большой палец, а затем, сделав  попытку  надеть туфли на каблуке,  поняла, что совершенно нет  возможности,  выглядеть элегантно.
 

      Позвонив врачу  пожаловаться на произошедшее,  я услышала:
 

           —  Ой, а  разве я вас не предупредил?  А вы можете надеть каблук в пять сантиметров ?
 

     И,  услышав мой положительный ответ,  доктор с радостью, удовлетворённо  потерев руки,  воскликнул:
 

          —   Вот и ладненько!
 

    Наступил новый год, я продолжала мучиться от болей,  но уже знала,   что это полимиозит. И вдруг  ночью приехала "скорая помощь" и отвезла  меня  на срочную операцию. Проведя в реанимации десять дней, не приходя в  себя, с обещаниями от врачей  стать овощью навсегда,  очнулась на  одиннадцатый и тут же была выписана с заключением — "состояние  удовлетворительное". Родным пояснили, что это побочное явление от  преднизолона, потому что сказать больше было нечего.
 

      Не выходя из дома четыре  месяца,   с трудом  передвигалась по  квартире, куда меня знакомые на третий этаж после удачной  выписки на  руках заносили,   спотыкаясь и падая на ровном месте,  так как  совершенно не было сил, я пыталась наладить жизненную  осанку после  случившегося.  Потеряла в весе за проведенное  время в больнице 8  килограмм и была мало похожа на живого человека.
 

      И вдруг в один совсем не прекрасный  день,  рассматривая свой  образовавшийся на животе  келоидный рубец,  обнаружила какое-то вздутие.  Но, в ту самую больницу,  где меня наспех сначала резали, а потом   зашивали, короче,  кромсали, как умели, пояснив, что из дома забирали  бомжа, и  боясь   при этом что остынет налитый чай в подсобке, ехать не  захотела. Поехала в платную клинику, в которой опытный оперирующий  хирург  со  знающим,  а главное, с  умным видом сказала: «Ну,  я могла  бы вам проколоть этот пузырь,  выйдет водичка и всё!»
 

       Но «всё» не вышло, а вышло всё совсем по-другому,  потому что,   вернувшись домой   после столь квалифицированной  консультации,   я сама  проколола себе  это место,  из которого вытекла,  почему-то не  водичка,  а кровь.  А потом всё  стало гораздо  интересней,  изнутри  стали торчать нитки, завязанные прочным  морским узлом,  и даже    зелёного цвета, как та самая новогодняя ель, установленная  в  положенные сроки,это были  те самые   нитки,   которыми,  по всей  видимости,  зашивали мои внутренности. Поинтересовавшись  чуть позже  уже  у другого  врача, почему же такое происходит, разве они не должны  были рассосаться,  я услышала весьма  интересный ответ, который больше  мне показался, оригинальным —  "Понимаете, —  сказал хирург, —   некоторые шьют по старинке, а некоторые новыми материалами"
 

       В тот момент мне очень  хотелось спросить врача: "А   почему же в  вашей современной клинике имеется столь доисторический материал". Но,  думаю, вряд ли я услышала бы какой-нибудь вразумительный  ответ на  столь  странный для них вопрос.
 

   В общем,  я даже  не знала тогда,  что хуже, торчащие из моего живота  нитки или отвалившиеся волосы с  ногтями после непонятных  лекарственных  вливаний в  мой организм    во время того состояния,  которое грозило мне стать овощью.  Короче, не радовало ни то, ни другое,  не смотря на то, что объяснивший всё врач  и про бомжа тоже, назвал  меня экстравагантной женщиной. В чём заключалась моя экстравагантность  на его взгляд, я уже интересоваться не стала, хватило всего остального,  про бомжа и прочее.
 

          Прошло время,  позади остался не   только тот случившийся   очередной новый год  и я в нём  и ещё пара операций, но  уже меньшего   масштаба,когда   как бы исправлялись допущенные  огрехи от совершённых  ранее, когда резали  того  бомжа  из собственной  квартиры, я собиралась  переезжать на новое место жительства  —  в Россию. Но тут, случилось  то, что собственно,  я и  не  ждала     —  защемило седалищный нерв.  Имела такую проблему, но вовсе  не криминал. На сей раз  боли были  просто  адские,  и я ездила в ближайшую больницу на такси, чем не очень  радовала приезжающих за мной таксистов,  так как расстояние было крайне  мало,   чтобы они могли оправдать свою поездку. В очередной раз на  очередное выражение недовольства   я сказала, что в следующий раз,   когда мне нужно будет покататься вокруг дома,  я вызову именно его, всё  ещё не теряя чувство  юмора, больше в этой ситуации походящего  на  сарказм,  не  смотря на все случившиеся невзгоды.
 

           Шли  дни и недели,  становилось только хуже, нога потихоньку  стала неметь,  и тут я вспомнила,  о чудо просветления в  моей болящей  от всех навалившихся разом   проблем в  голове,   что тот самый  специалист широкого профиля, который сделал из меня Золушку,  работает  в  пансионате  по проблемам с  позвоночником. Забыв старые обиды,  я  позвонила ему,  чтобы узнать,  не делают ли у них растяжку позвоночника.  Услышав о моих новых  проблемах, доктор сильно возбудился,  сказал,    что у меня в запасе пять  дней, включил счетчик,   вспомнив, что  платила я ему прямо в руки, а не через кассу,  и сказал,  что, если что,  он еще и нейрохирург.
 

     Но,   посидев в интернете,  я узнала,  что в такой ситуации  операция требуется всего 13-ти процентам больным. Поэтому продолжала  наезжать в дневной стационар в надежде, что всё-таки всё когда-нибудь  закончится.
 

         Медсестра, делающая уколы и ставящая системы ежедневно,   предварительно,  исколов мне все руки, ещё  и в этих местах добавив  болевых ощущений, мне их-то как раз и не хватало для полноты счастья,   два раза воткнув иглу теперь  в заднее мягкое место, произвела на том  самом месте абсцесс, что значит на моём сильно исхудавшем теле выросла  третья ягодица.  После чего потребовалось ещё  одно хирургическое  вмешательство, произведённое тоже под  общим наркозом, ибо количеством  гноя, скопившимся   в этом месте, можно было заполнить все  бидоны,  имеющейся на  одной молочной ферме.
 

     Приходя в аптеку за медикаментами, я слышала от фармацевта, которая  знала,   что я собираюсь переезжать в Россию, что там-то мне, уж,   точно помогут. И я наделась. Уповала на переезд.
 

     Пришёл февраль,  и я,  наконец,   двинулась в путь,  в ту самую  сторону, где мне, наверное,  должны были помочь разрешить все эти  неожиданные  проблемы.
 

     В общем,  въехала я в Москву на коне — нога до конца так и не  отошла, всё  остальное болело по-прежнему, ещё  мучил синдром отмены  клонозепама. Год назад я отказалась от этого назначенного мне врачами  снадобья  для сна,  с помощью которого, по сути,  мне пытались сбить мои  естественные  биологические часы, но добились иного, я вообще почти  перестала спать. Это явилось  просто чудом научных  достижений   медицины.
 

         Тем не менее,  я думала, что всё оставила на бывшей родине  и здесь-то всё будет, точно  по-другому.
 

           Проводя в интернете часы,  я пыталась разобраться в  произошедшем и пришла к выводу, что совершенно зря всё  это время  принимала назначенный мне преднизолон и всё  остальное.
 

         Но время вернуть вспять не удалось, что было,  то было,  и я  считала себя победителем,  отказавшись  от всех существующих в   мире   лекарств.
 

        Всё  шло хорошо, правда немного мешал синдром отмены,  та самая  абстиненция, случающаяся  у наркоманов или  алкоголиков,   и я посетила  впервые московскую аптеку,  поинтересовавшись, не подскажут ли мне, чем  можно облегчить моё  состояние.  Но местный аптекарь сказала,  что мне  надо обратиться к специалисту и принимать  аналогичные препараты.  Чему я  очень обрадовалась,  так как ходить далеко не надо было,  во дворе  моего дома, где я проживала, находился наркодиспансер.
 

       Послав всех к чёрту,  я продолжала ничего не принимать.
 

       Месяца через два у меня вдруг воспалился тот самый пресловутый  шов. Снова  посетив уже  в очередной раз интернет-страничку,  я  выяснила,  что такое бывает и через десять лет.  Но так как мне это  доставляло некоторые неудобства,  я решила обратиться уже к российскому  врачу. Проблема была в том,  что я всё  ещё  не имела регистрации по  месту жительства, хотя обладала аж двумя российскими паспортами —   заграничным и внутренним. Поразузнав,  поняла, что могу воспользоваться  только услугами частной клиники.
 

     Приехав в одну такую,  заплатив сразу немалую сумму денег за  консультацию хирурга, у  которой в кабинете стояла  кушетка   исключительно для дневного отдыха врача,  а не для  осмотра пациентов,   она сходу   направила меня на УЗИ, и  где я выяснила,  по ходу со смехом  рассказывая доктору о своих злоключениях,  что расшили меня крестиком  и  какими-то не очень тонкими нитками  и потому  во избежание  образования грыжи,  нужно оперироваться в стационаре.
 

          Тут же, не отходя далеко от кассы,  сделав калькуляцию, мне  насчитали 90 тысяч рублей за то самое, за что я заплатила на бывшей  родине, почему-то всего  одну тысячу, когда исправляли огрехи  глобального кромсания моего тела.  Послушав о том, что меня ждёт,   я  поняла, что буду платить за фешенебельный отдых с красной икрой, хотя  пациенты,  как я  успела  заметить, пока разгуливала  по коридорам этой  супер дорогой  клиники  в поисках правды, употребляли  простые рубленые   котлеты и кстати,  не домашнего  приготовления.
 

         Мои родственник,  проживающий в Москве многие годы,  решил  впервые в жизни мне помочь и отвёл, тоже   конечно же,   частным  образом,  в районную поликлинику. Глянув  на мой живот, при этом,   даже  не взглянув на УЗИ, врач предложил наложить мазь вишневского —  вдруг  рассосётся. Поняв, что я что-то в этом соображаю,  добрый доктор решил  перейти на другую тему, озвучив цифру, которую выделяет правительство на  медицину,  по всей видимости в этом-то  все и  проблемы.     Опять-таки,  заплатив за визит, правда,  не 90 тысяч,  я вернулась  домой, купив   по дороге  всё  необходимое,  и сама вскрыла нарыв.  Увидев произошедшее, тут же   захотелось пожелать тому самому доктору  наложить  мазь вишневского ему самому  на голову,  быть может у него  прошло бы воспаление мозга и его посетили бы более светлые идеи в этой  жизни.
 

        Тот самый родственник на мои жалобы о невозможности  прооперироваться, возмущённо говорил о том, что даже без наличия  паспорта можно за деньги всё  это сделать и  в любом заведении,  по-видимому, он имел ввиду услуги узбеко-таджикских товарищей из  соседнего подъезда.
 

     Время шло и я сама вытащила все эти нитки из своего злосчастного живота,  не заплатив при этом себе ни копейки.
 

     Пообщавшись с местными жителями,  я поняла, что  страна Евросоюза,    в которой я до этого проживала,  не сильно отличается по оказанию  помощи своим соотечественникам,   находящимся уже на своей родной  территории.
 

   В заключении всего изложенного или рассказанного, очень  хотелось бы пожелать    так называемым врачам:
 

      Сменить всё же  белые   халаты на тапочки такого же цвета,  чтобы  такие чудо-доктора людям   жить не мешали нормально  и  в реальности  не  отравляли бы  им существование своими  невразумительными действиями,  называемыми лечением,  зачастую  ещё и  того, чего нет. Потому что всё  же, в жизни надо бы выбирать,  что-то одно, либо ты бизнесмен, либо ты   всё же врач. А иначе всё происходит по известному  принципу  охотника и  двух зайцев, а чем та  история закончилась всем хорошо известно, зайцы  остались живы,  а люди остались голодны, то есть пострадали.
 

                ***
 

     И хотя, эта не смешная  история,  почти что чья-то  краткая   медицинская карта, напечатанная  в журнале   «Крокодил»,  выглядит очень  личной, она давно является достоянием общественности, потому что такое  может произойти  с любым из членов нашего общества, где  всё давно  смешалось в кучу —  кони, люди, но смешивать понятия порядочности и  бессовестности  всё же не стоило бы, иначе, всё это повествование, при  худшем исходе,   читалось  бы сейчас, как  криминальная сводка  для   полицейского отчёта и не простыми  читателями, а  уже патологоанатомами    с желанием  разобраться  в том, в чём не смогли разобраться другие   специалисты, потому что на самом деле ничего  этого и  не было. А ведь  могло  и быть.  И произойти всё в гораздо в  худшем варианте. И тогда бы  точно в журнал "Крокодил", которой  ещё и не существует  давно,  эту  историю  не взяли   бы для публикации. Жанр  не  тот оказался бы,  не  подходящий  для смеха.  

© Copyright: Марина Леванте, 2017
Свидетельство о публикации №217082101002  

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded