m_levante

Необычный парадокс


 
 

           Они лежали полностью обнажённые, прикрытые только белыми  стерильными простынями, совсем рядом, их обритые наголо головы почти  касались друг друга, и они походили на сиамских близнецов. Два взрослых  мужика, которые  никогда не были близки родственно, никогда не были  близки духовно. Один был старый мент, следак, второй —  его жертва,  преступивший закон, за которым  поживший своё майор правоохранительных  органов, бегал почти всю свою жизнь, так и не сумев отловить, и вот  судьба свела, наконец,  их вместе.
 

      Они не узнавали друг друга, хотя косвенно или заочно были знакомы  друг с другом. Но время, что шло вперёд, беспощадно отсчитывая не только  часы и минуты, но и года и целые жизни, не щадило никого, меняя многих  до неузнаваемости.
 

   Вот и эти двое тоже так изменились, сначала повзрослев, потом  постарев, поизносившись в жёстких вихрях не сладкой жизни, которая не  замедлила оставить свой отпечаток на каждом, что даже, если бы они и  были бы когда-то знакомы лично, то по прошествии времени вряд ли узнали  бы друг друга.
 

      Правда, сейчас они были очень похожи, находясь почти в одинаковой  ситуации, ну,  в одной позе сиамских близнецов точно, ещё  и эти бритые  головы  и накрытые обнаженные тела, всё это делало их почти  неразличимыми. И это было даже как-то знаково, потому что через  некоторое время, сердце майора, ещё какие-то его органы должны будут  начать функционировать в теле его жертвы. Они сольются воедино, станут  одним целым, когда до недавнего времени были не просто отдельными  личностями, а  даже врагами.
 

    Вот-вот из двух сделают одно. Хотел ли этот один, чтобы он стал тем,  кто вечно преступал, против кого он вёл свою профессиональную  деятельность, этого не знал никто, и навряд ли уже узнает, даже, если и  спросят майора.
 

      Это не было какой-то насмешкой или жизненной сатирой, это был  жизненный парадокс. Как преступник и его жертва, стали бы таким же  единым целым, случайно обнявшись, но не простивших друг друга за  содеянное и случившееся.
 

     Так и эти двое, что лежали, накрытые даже одной общей простыней,  будто уже всё произошло, из одного вытащили и в другого вставили, вот,  только забыли ставшее лишним убрать, или оставили специально, чтобы тот,  кто обрёл, мог в последний раз посмотреть на того, кто утратил,  понимая, что это,  только что часть его, но уже обездоленная,  а он —   та часть общего целого, обретшего шанс на ещё  годы жизни, которая  неумолимо шла вперёд, не оборачиваясь назад, оставляя позади себя горы  живых трупов, их воспоминания,  их  жизни  в том прошлом, которого уже  не вернуть, как не вернуть ту прошлую историю этих двоих, когда один  постоянно убегал, скрываясь, а второй пытался нагнать и обезвредить,  чтобы больше  не мог преступить.
 

    Это была   часть их обоюдного существования в этом мире, которая   осталось давно в том неведомом прошлом, в которое уже не войдёшь, коли   вышел, даже запомнив, что    там было, чтобы живя  дальше, не забывать и  помнить, хотя это ничего уже не меняло, ни  в жизни  майора, ни в жизни  преступника.  А вот то, что происходило здесь и сейчас, в корне должно  было изменить их судьбы, и чьей коснётся большая справедливость даже не  возникал вопрос, ведь радетель чести и порядочности людской покинет этот  мир, а тот,  кто постоянно нарушал  покой других людей, продолжит своё  шествие по этой жизни, ещё и с обновленным сердцем, которое позволит ему  дышать полной грудью, не спотыкаясь и не кашляя на каждом шагу.
 

   Это тоже был такой парадокс, вечная не существующая справедливость  этого мира, когда виновный не нёс наказания, а его жертва отвечала за  чужие проступки. Это была жизнь и её вечное кредо, в которой люди  надеялись на справедливость, а иначе, зачем майор всё время отлавливал  того, кто сейчас лежал рядом с ним, а справедливость  не наступала или в  очень редких случаях.
 

     Но сейчас она, эта жизнь решила поступить иначе,  глядя на два эти  тела, что были настолько похожи, почти неразличимы, ещё и эти бритые  головы, и простыня, что объединила их заранее в единое целое, она,  эта  жизнь задумалась.
 

     Спросить каждого из этих двоих она не могла, да, они бы и не  ответили, но судьба свела их вместе. Так вышло. Так почему же жизнь  должна странным образом из двух сделав одно, развести всё же их в разные  стороны. Она смотрела на них, на этих двоих, видела,  как дышат их тела  под вздымающейся в такт их вдохам и выдохам простыней,  и не  понимала.  Это было что-то большее, чем обычный парадокс, тот, который она сама и  устраивала людям и потому ничему не удивлялась.
 

А тут...  Тут, она не очень и хотела думать, она не привыкла думать,  привнося в жизни людей сплошные несправедливости. И потому, ещё раз  глянув на то, что ей было в тот момент абсолютно не понятно, она  распорядилась иначе, не как было предназначенного судьбой и предстоящим  хирургическим вмешательством в жизни этих вечных врагов, стоящих по  разные стороны баррикад нравственности и  человеческой морали.
 

        Она, эта жизнь  решила, она распорядилась так, что когда в  палату вошли медработники, оба тела были бездыханными. И это уже не было  парадоксом, не состоявшимся и не будущим, парадокс заключался в другом,  почти что первый раз в жизни случилась долгожданная справедливость.  Преступник не должен был жить за счёт того, кто просто обязан был  поймать его и пресечь его преступную деятельность, направленную против  других людей, он не имел права дышать  за счёт сердца майора, которое  вечно жаждало справедливости.
 

         В помещении с белыми стенами, в окна которого светило яркое  зимнее солнце, тоже уже не согревающее землю, чтобы из неё могла  произрасти новая жизнь, стояла мёртвая тишина, головы, находящиеся в  вечном жизненном противостоянии при жизни,  так и лежали, повернутые  друг к другу, будто ничего и не произошло или не изменилось после  смерти.  Впрочем,так оно случалось всегда, жизнь шла вперёд, оставляя за  собой чьё-то прошлое, чью-то жизнь с поломанной или удачно состоявшейся  судьбой, это ничего не меняло, как и ничего не меняла смерть в жизни  тех, кто уходил из неё навсегда.
 

5.06.2020 г
Марина Леванте
 

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220060500703     

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded