m_levante

Плохой или хороший человек


           Когда говорится о людях, о том, какие они, хорошие или плохие,  или какими должны быть, чтобы  быть хорошими,  а потом одни, ссылаясь на  свою правду, начинают доказывать, что они лучше, лучше, потому что их  происхождение или появление на этой планете не оставляет в том никаких  сомнений и потому, другим тут не место, до той поры, пока не согласятся с  его правдой, противоречащей другому мнению о себе и себе подобных, и  вот с этого уже момента разговоры о том, кто тут кто,  становятся  полностью бессмысленными.
 

     Одни,  ссылаясь на  Бога, как на  того, кто их создал, другие  на  эволюцию,  считая, что произошли от обезьяны Дарвина, творят одинаково  плохие вещи и каждый при этом кивает на другого, тут же находя причину  таких его  злодеяний.
 

      У одного нет совести,  потому что,  какая у обезьяны может быть  совесть,   второй, выучив назубок все  христовы заповеди и   постулаты,   чтобы знать,  как надо, а как нет, действует в полном  противовесе им,   уже начиная с  неразрешенного  заповедями  осуждения хотя бы  тех, кто  от обезьян.
 

       И  потому, глядя   на то, что творят люди,  ссылаясь кто на  Бога,  а кто на эволюцию, их мнение откуда они здесь, Всевышний их    создал или от обезьяны они  произошли, то мнение, которое они  вколачивают с пеной у рта один в другого,   становится не просто   второстепенным, а  даже полностью утрачивает свой смысл,  ибо ни один,   прочитав или узнав, о том, как надо,  не важно, чем руководствуясь,  опять своей состоявшейся эволюцией или законом божьим,   ни один  ещё   не сделал как надо, за очень очень редким исключением, которое  даже в  расчёт можно не брать, потому что картина мира с происходящим в ней,  очень показательна и невдохновляюще прекрасна.
 

         Люди, желая быть хорошими, кто прикрываясь именем Христа, на  самом деле эксплуатируя его имя в хвост и в гриву, особенно, когда это  становится выгодным, кто   своей наличествующей от рождения совестью,  способны это хорошее по большей части сделать только для себя, при этом  лицемерно говоря о том, какие они не эгоисты.  Хотя, знай бы они или   понимали бы люди,  учитывая то,  насколько этого хорошего мало в том   огромном  мире, где они существуют,  что даже то хорошее, что было   сделано кем-то   для себя лично, ежели только  не средствами, которые   ни в коей мере  не оправдывают  подобного рода   цели, что это вовсе  не  есть  плохо, и  на самом деле в этом нет ничего плохого, а даже  наоборот.    
 

        И это   есть  лучшее, чем то  выпячивание своих несуществующих  качеств, с желанием показаться своей  красивой  витриной всем остальным,  оставаясь на самом деле с гнилым нутром, с которым даже знакомиться не  хочется, не то  чтобы дружить.
 

    Но красиво украшенную  витрину видят все, её не осудят, её похвалят  за благонравие и нравственность идей, сначала даже не спросят, откуда  столь правильные идеи, от Бога или от  обезьяны, что вдруг поумнела, и  только  узнав о том несоответствии, разобьют твою витрину,  не смотря    на всю её правильность, вдребезги,  не оставив от неё камня на камне,  сразу ознакомив  окружающих со своим и  с твоим  гнилым нутром, представ  пред миром в обнаженном виде, который не заинтересует даже   патологоанатома.
 

        То есть витрина дело ненадежное и настолько, что встает вопрос, а  надо ли её сооружать, называясь  как-то красиво, потом украшать,  рассказывая  всем о том, какой ты хороший, ведь всё равно всегда  найдётся тот, кто разобьет в пух и прах не твои догмы или твои,  но  надуманные, то есть разоблачит тебя полностью, оставив голым и  неприглядным, а ты потом снова вынужден будешь, отойдя на значительное  расстояние, где тебя ещё никто не знает, снова строить  тот оплот лживой  правды, называемой красивой витриной твоего гнилого нутра.
 

         А  ведь сюрпризы такого рода, как случайно разбитая витрина,  украшенная всем чем, никого не радуют,  да и тебя самого тоже. Хуже  нету, выстраивать по кирпичикам  свою нравственность   и быть  разоблаченным, оказавшись перед кем-то полностью    безнравственным и  только потому, что решил побыть для всех хорошим, а мог ограничится  малым и быть хорошим только для себя, но не в ущерб другим и это уже  хорошо, что другому зла не причинил.
 

          Ну, так,   и какие после всего этого они, эти люди, плохие или хорошие?
 

      Плохие от того, что эгоистично только себе сделали хорошо, не  нарушив заповедей, гласящих  —  не желай ничего, что у ближнего твоего,   не пойдя в противовес своей совести, опять не причинив никому зла,  или  всё же плохие от того, что сказали что хорошие, а таковыми  не  оказались?   Что в таком случае лучше,  или кто лучше? Сравнение не в  сторону витрины однозначно, но в то же время, тем,  с витриной на  начальном этапе тоже  хотелось быть хорошими, ну, не вышло, ну, что  поделаешь, коли не соответствуешь, ни Бог не научил,  ни родители  не  подсказали, ни сам не понял, как надо, но ведь хотел!
 

      Так что и   тут по воде вилами писано,  кто хороший,  а кто  плохой, но только никто хуже,   а кто лучше, тот кто от Бога или тот кто  от  обезьян,  тут все сразу  равны становятся даже в своём вечном диком  противостоянии и  желании насадить  свою правду, сказав, что тот,   другой  —  плохой,  потому что происхождением не вышел.
 

          И всё равно при этом, обезьяна, не обезьяна,  рабы божьи или   не они, это всего лишь люди, тоже плохие или хорошие, не им бы решать  только это, но вот решают до сих пор,  не глядя на себя даже в зеркало,  всё сверяясь с какими-то законами и правилами,  а решить так и не могут,  только их поступки всё  свидетельствуют  о том,  кто они, хорошие или  плохие, глупые или умные, при этом оставаясь  —    просто люди.
 

4.06.2020 г
Марина Леванте
 

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220060400563 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded