m_levante

Белый Кролик


      Максик всегда ощущал себя в жизни  таким белым и пушистым, почти  персонажем из книги Льюиса Кэрролла -   Белым  Кроликом, с одним лишь   отличием, что    герой из  « Приключений Алисы в стране чудес» всё  бормотал и бормотал  «Ах, боже мой, боже мой! Как я опаздываю!» , что  на  английском  звучало, как  «Oh dear! Oh dear! I shall be too late!»,   а герой реальных будней произносил ровно чуть больше этих   слов,   меланхоличным тоном говоря -   «Абсолютно»,  «Ну, лЁгко»  и «Не вопрос».  
 

 И ещё Максик был просто банальным пофигистом, в отличие от своего  антипода и друга одновременно,  Димульки  Иванкина, который тоже всегда  хотел быть белым и пушистым, но у него это плохо получалось ввиду  эмоциональности его натуры. Впрочем, и друзьями-то они  были только  потому, что связывала их общая работа, в одних и тех же секретных  структурах, и то, работали они в разных местах, что не отменяло их  одинаковых замашек, желание придать себе побольше значимости, которой на  самом деле,  не обладали. Но,  тем не менее, готовы были сделать   страшные глаза и поиграть в индейца Чингачгука при любом удобном случае.
 

Правда, когда    были не при служебных делах, то  оба  вспоминали, что  они Белые  Кролики, и пытались обаять окружающих уже другим способом, но  при этом,   будучи антиподами, каждый по-своему.
 

У Димульки Иванкина тоже, как и  у  его друга по службе,  были свои  коронные слова, он просто,  каждый раз начинал  яростно  крыть   матом,   это и  были те  его коронные слова, матерные, и потому он  не   стеснялся  в выражениях  даже  перед  совершенно  незнакомыми людьми. А  так как значимости только хотелось, но на самом деле таковой не имелось,  то когда у Димульки в полночь  зазвонил телефон, он тут же схватил  трубку, потому что понимал, что сейчас может настать его  звёздный  час...
 

Но на том конце провода почему-то ничего не происходило, за исключением  какого-то странноватого шелестения,  больше напоминающего кваканье  лягушек в болоте, тем не менее,  его это не остановило, и он, будучи  человеком эмоциональным,  начал у лягушек, поселившихся в трубке,  выяснять, кто такие и зачем звонят. Но так как те, так и не дали ему   ответа, то работник спецслужб вспомнил о своих коронных словах и тут же    троекратно их   употребил, возмущенно гаркнув в  ни в чём не виноватый  телефон:
 

- А  х # ля,  мне тогда звонишь, раз молчишь, б#ядь..?
 

И, не ограничившись данной фразой, он же знал матерных слов и выражений  гораздо больше, продолжил,  сказав ещё что-то, коронное,  означающее, «  кто ты»,  опять «зачем звонишь» и «что тебе надо», но так и не получив  снова ответа, сильно расстроился,  тем более, что на том конце провода,  кваканье неожиданно прекратилось  и  давно, но он этого не слышал,  яростно кроя матом, не понятно кого, раздавались длинные  телефонные   гудки, означающие одно, неизвестный абонент отключился, так и не  назвавшись и  не  сказав,  зачем набрал номер Иванкина.
 

Но Иванкин же тоже был не лыком шит, и потому, ещё раз выругавшись,  теперь от досады,  сам стал набирать незнакомый ему номер,  то есть в  негодовании перезванивать.
 

Но на его настойчивые  телефонные звонки почему-то не реагировали,  только пару раз взяли трубку, и то он услышал теперь вместо лягушачьего  кваканья, какую-то музыку, из незнакомого ему репертуара.
 

Тогда, ещё больше разозлившись,  он же был не лыком шит,  и он об этом  помнил,  подсобрав всю свою волю и весь мат в кулак, Димулька начал  строчить на незнакомый номер не известному   абоненту  смс-ки.
 

  А тем временем,  другой  Белый Кролик, его соратник, как выясняется,  по разуму,  Максик, тоже в полночь,  что-то невразумительное лепетал в  телефон и  тоже незнакомцу на предмет  своей жизни и дел  в этой жизни,  вяло и совершенно безразлично, он же был пофигист, отвечая на вопрос  «Как ты?»
 

- Отлично.
 

- И я тоже, - раздалось страшно радостное  в ответ,  не понятно, кем сказанное, то ли мужчиной, то ли  женщиной.
 

Но это было совсем не важно,  и потому    на предложение поболтать, он  уже оптимистично  выдал одну из  своих  коронных  фраз:
 

- Не вопрос...
 

 А тем временем Димулька Иванкин уже настрочил первое смс и ждал ответа:
 

- Ты чего  клоун? -   с осторожностью  поинтересовался  он,   придержав на этот раз  язык и  обойдясь без своих коронных фраз.
 

На что, наконец-то,   пришёл долгожданный  ответ со  встречным  вопросом:
 - А ты что, любишь цирк?
 

- Да, жить без него не могу... -  тут же обрадовался работник секретных служб.
 

- Так это класс, потому что ты как раз  туда и  попал, сейчас я тебя развлеку... Начнём?
 

Но Димулька, обладающий эмоциональной натурой, на радостях,   не   понял,  что  ему сказали, и потому быстро-быстро отбомбил новое смс, в  котором,  уже не удержавшись, как-то выругался матом, но не троекратно,   а впопыхах, заявив, что не будет никого развлекать, и пусть другого  дурачка для этого   поищут.
 

А другой дурачок,  на другом телефоне, всё страдал приступами   меланхолии, отвечая на вопросы абсолютно незнакомого человека, который  вежливо   спрашивал, раз дали добро на  беседу:
 

- Ну,  как у тебя  дела?
 

- Кккааак..? - задумчиво протянул один из  Кроликов,  – нормально,  -  сквозь эту  задумчивость  ответил он.
 

- Слушай, и у меня тоже нормально,   представляешь ? - обрадовался незнакомый абонент.
 

- Ну,  а что у тебя нового?- продолжал радоваться неожиданный полуночный почти ковбой.
 

Уточнив по жизни или как, а не на том свете, Максик, вдруг решил, что  прозрел, вспомнил своего антипода и  в его же  матерной  манере  припёр к  стенке какого-то Колесникова, заявив  тому, чтобы не прикалывался.
 

Но так как Колесников  или нет,  продолжал прикалываться, то  спец.  службист, вспомнив, кто он есть, когда не Кролик, и  побоявшись быть  раскрытым, решил потянуть время, и  философски и меланхолично  одновременно  пропел   что-то невнятное, пока на  том  конце  провода  всё спрашивали:
 

- А кто такой Колесников?   Не знаешь? Вот и я не знаю...  Кто же такой  Колесников, Колес... Колесников...   Да, вот звоню, чтобы узнать, кто  такой Колесников...
 

- Ах, даааа, - нашёлся наконец,  снова  Кролик,  - есть  такая русская фамилия, - снова протянул он и  снова задумался...
 

На вопрос   уверен ли он,   Максик сумел ввернуть своё  коронное  «абсолютно» и продолжил   философствовать дальше  на тему    происхождения фамилии, что-то в этот момент,    мыча в трубку про  то,  что это,  что-то, как-то  идёт из центральной  России,  да,  стопроцентно,  говорил он, уже по свойски обращаясь к незнакомцу со слов  «Ты, знаешь...» А тот ему,  тоже по-дружески,  поддакивал,  беседа  складывалась  как нельзя лучше,  не зря же Максик- Белый  Кролик  в  начале разговора твёрдо сказал :  «ЛЁгко» и так же легко с его подачи и  полилась беседа рекой, и  всё лилась  и лилась,  и  вот уже 17 минут, и  всё про Колесникова, который уже ассоциировался   у него  с чем-то,    завершающим    круг,  как какое -то  колесо.
 

 И  тут   уже обрадовался  его новый друг,  и уже на 18-минуте   подтвердил,  живенько  поддержав  эту странноватую вообще-то, беседу ни о  чём:
 

-  А- аааа, ну  да-ааа, - тоже  пропел он, - Колесников,  Колесников   колесит,  колесо... - продолжал придумывать однокоренные слова то ли   мужчина, то ли женщина, что было совсем не важным и потому, закончив  вопросом   « И как колесит? Где колесит ?» -  сам же  себе на него и    ответил, потому что это было уже ясно:
 

- По центральной России колесит.  И это стопроцентно,  -  тоже   изъясняясь словами своего собеседника, добавил он или она,  это было,   по -  прежнему,  не важно. А важным оказалось   то, что    оба они   знали  Колесникова,  и  это класс, потому что на следующий вопрос « А  знаем ли мы друг друга..?»
 

Оказалось,  что нет, не знаем,  но можно узнать и это    тоже «лЁгко», -  как коронно заявил   Максик.
 

И коронно  присовокупив, тут же    обрадованно  приступил  к новой теме, теме  Белого Кролика.
 

 И это уже была  20-я минута их разговора, пока Димулька  строчил уже   20-е смс, успев узнать, от незнакомца,  что он сначала, жаждет  развлечений, спрашивая про клоуна, а когда узнает, что в правильное  место  попал, почему-то  не культурно обижается.  А   уже   на фразу,   что шуток не понимает,   в цирк не играет, и что он вообще, кому-то   там  не нравится,  а именно, тому, кому сначала перезвонил, потом  написал,  короче, тому, кого он знать,  не знает, тем не менее, на всё  это спец. службист    снова  настрочил, что с идиотами не общается,  зачем-то при этом,  извинившись, и следом прислал  уже следующее,  21-е   смс, в котором высказался, как ему показалось,  весьма здраво:
 

- Хитрый смотрю, номер не оформил,  - имея ввиду, что незнакомец в  ватсапе не написал, кто он такой,  свою фамилию,  имя и не  указал адрес  проживания, куда эмоциональный   и не лыком  шитый Иванкин мог бы  приехать и разобраться  в натуре. И  так как ему ничего другого  не  оставалось, то он рассерженно снова  спросил:
 

- Так,  кто ты?
 

 А в ответ снова получил встречный вопрос, как про цирк:
 

- А зачем на незнакомые номера отвечаешь?
 

Этот встречный вопрос, совсем как в цирке, уже полностью вывел из себя  не лыком  шитого Иванкина, потому что он решил отчитаться,  и написал     совсем уже   какую-то ерунду, подтверждающую истину:
 

- Да, я отвечаю на незнакомые номера, лошок,  на все отвечаю, - ещё раз  уточнил он эту важную  для лошочка  информацию,  - иначе бы,  на твой не  ответил.
 

 И уже грозно заключил:
 

-  Так,  ты кто, тварь?
 

На что сходу  узнал,  что лошочок и тварь -  это есть  ни что иное, как его  зеркало.
 

Аж,  крякнув:   «Ух,  как глубоко-то!»   И  следом, что-то промямлив   про пьяное очко, каким он не бывает,  Иванкин узнал другое:
 

- Хочешь глыбже?  Очко готовь, я сегодня в ударе, -  знакомо по- лягушачьи,  проквакало  телефонное зеркало, - и добавило:
 

 -  Могу и вдарить…
 

На что зеркальное отражение  лошочка страшно обрадовалось, и тут же по-свойски  заявило:
 

- Ну, вдарь,  слабО?
 

 И почему-то  больше не захотело общаться со своим зеркалом, совсем  скиснув от запотевшего и  замутневшего своего  отражения на том конце  провода.
 

Зато, не слабО,  а   лЁгко,   и абсолютно    без каких-либо  вопросов  продолжал  общаться антипод Иванкина, но,  уже вспомнив, что он с ним   всё же дружен, хоть и только по работе,  тоже заговорил, применяя  коронные   слова того, что-то говоря про шоссе и  магистрали, которые  чёрт знает где, но в интерпретации  матерных выражений,  а  на вопрос,    кто это такой,  этот товарищ, фамилия которого состоит из трёх букв,   сказал -  «сам не знаю, а разве я о  таком говорил..?»
 

- Ну, да,   – напомнил   ему лягушонок, а следом проквакал что-то про  то, что эта фамилия из трёх букв может и  в руке находиться,  и просто  так.   Потом,  лягушачий  абонент  ничего не значаще помолчал, спросил     о чём-то, о чём  ещё они могут поговорить,  в 12-то  часов ночи,   потому что он  не на счёт  половых  проблем  Максика, сосредоточившихся у  него  между ног,    позвонил узнать, а просто, поинтересоваться,  как  тот  живёт… Ещё помолчал, вздохнул,  услышал, что должен  ещё о чём –то  спросить…  не спрашивая о чём,  спросил…
Максик,  будучи белым  и пушистым,  ещё раз убедившись, что тема его   половых проблем  собеседнику не интересна и абсолютно, с философской  задумчивостью   в голосе   задал другой вопрос, тоже  почти ни о чём:
 

- Зачем кому-то ночью звонить, чтобы  чем-то интересоваться..?
 

- А зачем ночью брать трубки, чтобы  узнать,  что  кто-то,  чем- то интересуется,  и  не известно, кто?
 

- Ну, не знаю, и тогда, это вообще всё не интересно...
 

- Почему? Почемуууу? – тоже исполняя почти арию, и затянув на последней  букве «у», всё   спрашивал  тоже   ни о чём,  ночной незнакомец.  -   Тебе же было минут десять назад интересно...
 

- А вы о чём?
 

- Ну, всё о том же, о тебе.
 

- О мне?
 

- Да, можно  и о мне, если  обо мне не получается.  О  мне или обо мне,   тебе как больше нравится? – вдруг оживился позвонивший голос, не важно  мужской или женский,  но   в полночь.
 

- Мне?
 

- Да!
 

- Никак... Аа-ааа...  –  меланхолично и  нескончаемо длинно  затянул      ноту  «ля»  Максик.  -  Мне,  почему-то нравится белый кролик, -  закончил он петь,  наконец,  совершив  переход к главному.
 

- Белый кролик? А что тебе ещё нравится?
 

- Белый Кролик...  Белый Кролик...
 

Всё не уставал повторять он, будучи и сам в этот момент   белым и пушистым.
 

- А кто это?  Я  не знаю, я не зоофил и мне вообще не нравятся кролики,  мне без разницы,  белый или черный...  Я, вообще,  кроликов не люблю, их  обычно из шляп вытаскивают,  - вспомнил  ночной собеседник,  не только   фокусника, цирк и клоунов,  но и «Приключения  Алисы  в стране чудес».
 

 -  Я об этом и говорю, о белых кроликах,  -   тут же с готовностью  закивал на  том конце провода Максик, довольный, что,  наконец-то,  его  поняли.
 

- В 12 ночи,  белые кролики !?  И что?  И чтоооо?
 

- Вы мне не ответили на вопрос,   – снова на   ноте «ля» и,   перейдя на  « вы»,  пропел   работник отдела спец служб, а  не хора имени  Пятницкова.
 

- На какоой? Кроликов откуда вынимают?  А ты не знааа-ееешь?  Нет?  Где их  разводят, кроликов белого цвета?
 

Нёс в унисон околесицу  ночной визитёр.
 

- Нет, адрес шляпы...
 

- Какая шляпа..?!  Дело в шляпе и шляпа в деле, ну? Осталось только не втащить, а  запихнуть туда кролика...
 

 Ещё раз вспомнил  про цирк и клоуна, и желающего развлечься  Иванкина, позвонивший.
 

- И я говорю, абсолютно, но вопрос - то где?
 

- А зачем вопрос?  Что нужно?  Нет, ну был бы вопрос,  если   бы был   ответ. Так ответа же нет,   - исполнил  стаккато на конце своей  фразы  квакающий голос в телефоне.
 

- А  мы вообще -  то,  ничего не говорим,  - вдруг снова  вспомнил и даже  удивился  Максик.
 

- А зачем ты всё это говоришь, можно узнать,  про кроликов, про свои половые проблемы, что   у тебя между ног, про магистрали..?
 

- Ой, а зачем же  вы ругаетесь..?  -  опять    вспомнил Максик, что он белый и пушистый  и что-то из Льюиса Кэрролла.
 

- Нет, я не ругаюсь. Я просто цитирую тебя. Тебя цитирую.
 

- Нет, вы мне позвонили,  и...
 

- А,    мы уже  на «вы»,  а были только что  на «ты», нет,  когда я  тебя  набрал,    мы были на «ты»  - всё неслась смысловая абракадабра в  телефон.
 

Но тут и   она неожиданно оборвалась.  В  трубке,  что-то захлюпало,  потом наступила  какая-то странная тишина,  будто длинная неловкая   пауза повисла в воздухе.    И   Максик забеспокоился,  заёрзал на одном  месте, не понимая, куда же делся  тот, к которому,  он так  проникся, и  даже разоткровенничался,  сказав    про   Белого  Кролика.
 

Следом какой-либо   звук и вовсе  пропал,  и Максик испуганным голосом  еле  слышно, почти шёпотом,  проблеял в телефонную  трубку,  даже      постучав при этом для верности   кончиком указательного  пальца по  мембране, закрытой пластмассовой решёточкой:
 

- А   вы где?
 

- Я – здесь.  Здесь я.
 

-  Где? – всё не веря своим ушам  и счастью, всё  спрашивал  Максик – Белый Кролик.
 

 - Здесь, у тебя в ушке.
 

- А я вот,  в Ярославле,  – вконец успокоившись,  задумчиво  произнёс   спец. службист.
 

И услышав в ответ, ну  и хорошо, совсем расслабился, заулыбался своему зеркальному отражению клоуна и лошочка, и прибавил:
 

 - Ну, приезжай, улица Ленина,  дом 5- а,  квартира  83...
 

- Ещё есть   такие улицы? Ленина? А дом какой?
 

- Дом  - пять, -  задумчиво  повторил  Макс,  - «А», а квартира 83, -  ещё раз уточняя,  сказал  он,  -   приезжай,  там и пообщаемся...
 

****
 

В это время часы с кукушкой на стене в комнате пробили ровно два раза,  одновременно  открылась дверца домика белого цвета, оттуда вылетела на  пружине такая же белая птица, почему-то по лягушачьи проквакала, и    скрылась снова   у себя...   Потому что из шляпы, что стояла на мягком  сидении  деревянного стула  выскочил Белый Кролик, потом фокусник  по  новой  засунул его обратно,    в чёрный атласный  цилиндр,  уселся  сверху и прикрыл торчащие  кроличьи  уши полами   своего  фрака, чтобы  тому  не повадно было,   высовываться наружу, хотя цирк всё равно  продолжался, но  уже без участия Димульки Иванкина и без белого и  пушистого Максика.  Эти  двое уже были отработанными элементами, их  давно, уволили  со службы, и  никуда  не брали на работу,  а  новый  персонаж «Ёжик в тумане», выставив вперёд свои серые    колючки,  какой  раз, писал    смс,   спрашивая  того, кто ошибочно набрал  его номер:   «А ты кто?»
 

 Увидев в ответ, на своё  20-е  смс-сообщение, что он мудак,  радостно   смеялся,  снова перезванивал, ему тоже хотелось,  как и его коллегам по  одинаковой  службе, обрести хоть какую-то значимость в этой жизни. Ему  уже не хватало только того,  что он изображал из себя  водителя  собственного автобуса,  с трудом, ввиду своего  малого роста, забираясь в  «Джип гранд чарокки» и там, сидя в  одиночестве,  с тоской,  ногами в  надетых спортивных тапочках он  попеременно  нажимал    на педали - газ,  тормоз, газ,  и крутил руль,    туда и обратно,  обратно и туда... Но  там  же его никто не видел.
 

Как правило,  голова  Ёжика в тумане  маячила где-то за тонированными  стёклами  его огромного автомобиля, и прохожие  могли увидеть  сидящего  внутри водителя, тоже как в тумане.  Этот факт его сильно  расстраивал.  Он жаждал  быть известным всему миру, ну, или хотя бы тому, кто  ошибочно  позвонит ему глубокой ночью  и поведает  про   какого-нибудь   Белого Кролика.  И потому  этот маленький человечек, которому так  не  хватало    величия и собственной важности  в этой  жизни, всё спрашивал   и спрашивал, строча очередное  смс « А  ты кто..?»   всё надеясь  услышать,    -  «Я -   твоё  зеркальное отражение,  лошочок» -    потому  что,  то,    что он  мудак, он и  так давно уже  и   сам знал,    но  этого было  всё же мало  для желаемой им  значимости...
 

 И  потому он снова и снова строчил и строчил, и  спрашивал и спрашивал, и снова  строчил  и...
 

12.12.2017 г.
 

Марина Леванте                
 

© Copyright: Марина Леванте, 2017
Свидетельство о публикации №217121201402  

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded