m_levante

Треуголка


            Как-то я шёл по улице, был солнечный летний день, всё было  как всегда, на моей голове, словно на воре шапка, ярко светилась  треуголка. Ну, знаете, такая, которая была надета на Бонапарте  Наполеоне, в 1812 году. И я шёл, ничего и никого не замечая, потому что  рассуждал про себя о величии этого человека, носившего чёрную треуголку.  И я не знал о том, что такой же головной убор надевал ни только мой  кумир, а и великий Кант в далёком 18-м веке, его образ в этой шляпе был  запечатлён в камне, где он держит в руках сей головной убор, а я даже не  знал, что именовался он двууголкой, и что, когда такая же скрученная из  листов старой газеты шляпа была надета на маляре, то называлась она  пидерка. Меня не волновали все эти вопросы, я продолжал рассуждать о  величии человека… Стоит только такому надеть такую шляпу и он становится  велик. И такая участь постигла и меня,  и давно. Я даже мечтал  примкнуть к великому Хайяму, приблизиться к его славе, попутав времена и  годы, и думая, что тот жил четыре века назад. Я даже стихи посвятил,  нет, не Хайяму, а себе, конечно же, в которых упомянул, что забыл  родиться четыре века назад. Ну, ничего, меня спасла треуголка Наполеона  Бонапарта. И вообще, уже давно наступил 21-й век, а я всё ощущаю величие  этих людей, что непосильной ношей легло на мои плечи, но я просто  обязан через столетия пронести эту гордость за себя, разумеется, ибо их  уже давно нет, а я здесь и сейчас…
 

И тут, прямо в тот момент, когда я осознавал всю правду своего  предназначения, разумеется, никого кроме себя не замечая, я же почти тот  Наполеон, только 21-го столетия, я своим плечом в надетом камзоле  синего цвета, украшенном красными эполетами, с золотой бахромой по  краям, довольно ощутимо задел прохожего, идущего мне навстречу. Но,  клянусь богом, я его не видел ни тогда, и никогда раньше, я просто,  вообще, его не знаю… Тем не менее, как мне показалось, этот псих  намеренно своими башмаками отдавил мне все мозоли, на моих  многострадальных ногах в надетых хромовых сапогах… Я в этом даже ни  чуточки, не сомневаюсь. Правда, он зачем-то потом попытался мне  пояснить, что всё это случайность, ненамеренность такая в его действиях  была, но я ему не верю. Я вообще, никому не верю, кроме себя и Наполеона  Бонапарта. А раз я носитель его треуголки, то и являюсь самим  Бонапартом.
 

Короче, раз такое дело, то обидчик должен быть наказан,—  подумалось  мне. И я вспомнил, что один мой знакомый должен мне денег. И я решил,  что потребую возврат долга с этого незнакомого мне прохожего. А почему  бы и нет, на мне же треуголка, как на моём кумире в 1812 году. Не важно,  что такая же, и в 20 и 21 веке и на маляре называлась пидеркой. Этого я  не знал и знать не хочу… И я, не задумываясь и совершенно не стесняясь  потребовал с этого незнакомца свои деньги, заявив, при этом, что 50 штук  не заменят мне его личность и его поступок, который я рассматриваю, как  непревзойдённое хамство.
 

И вот, я до сих пор не понимаю, а где же моя треуголка…? Я —  человек  адекватный, а такие, как этот прохожий, что отдавил мне все мои  наполеоновские мозоли, и ещё умудрившийся заявить, что ничего не знает о  долге в пятьдесят тысяч, должны находиться в правильных заведениях и  под присмотром врачей, потому что совершенно не адекватны в отличие от  меня.
 

Я ещё, как оружием, я же Наполеон, не видите, разве, ах, да, кажется, я  потерял свой головной убор, ну не важно, в тот значимый для меня момент,  повторюсь, я и угрозами размахивал, как оружием, перед его носом,  пытаясь восстановить справедливость и выбить из него долг моего  знакомого.
 

Но вы знаете, какая главная несправедливость, состоялась в этом деле…  Этот прохожий совершенно не испугался меня и почему-то не отдал мне эти  штуки, ну, эти, как их, деньги, пятьдесят штук. И тогда я решил  обидеться. Я так и сказал ему это, прямо в глаза, что он де должен  находиться под присмотром врача…
 

                ***
 

                — Ну, где же моя треуголка?  —  всё удивлялся Наполеон  Бонапарт, шаря свободной рукой по деревянной поверхности казённого  стула, на котором он сидел во время своего повествования…
 

Он продолжил громко недоумевать и тогда, когда к нему подошли два мужика  суровой внешности в одежде, не как в 1812 году, не в синих камзолах, а в  белых халатах, резко скрутили ему руки, чтобы больше он не искал свою  шляпу и не дай бог, не попытался и им пояснить, кто тут, кто, и с  обидными словами… « Мы тебе пидер, сейчас покажем твоих друзей, тут тебя  не только Наполеон с Кантом ждут…. Вот у них и потребуешь сейчас  возврата своих бабок» —   поволокли нового пациента со старой или  обычной историей в сторону палаты…
 

      —  А пока что, прими-ка эту пилюлю,—  сказал подошедший в этот  момент доктор, тоже, почему-то не в костюме военного наполеоновской  армии, —    а то, что-то ты слишком обидчивый, братец, ну и заносчивый, а  иначе, не понятно было бы, что ты тут делаешь, тем более, что треуголки  давно на тебе не видать, а ты всё равно, всё про Наполеона, да про  Наполеона, и его треуголку нам пытаешься впарить. И ещё про какого-то  Хайяма, а у нас тут такой не значится. Видать, и впрямь опоздал ты  родиться, родненький ты наш... Вишь как, наполеоновскую двууголку назвал  треуголкой, а на твоей голове она-то и вовсе пидерка…
 

Всё нежно похлопывая по плечам без эполетов пациента, приговаривал  доктор, препровождая того в его временное пристанище, не боясь при этом  ещё больше обидеть Наполеона, Канта и всех вместе взятых, в одном лице  этой гордости и величии с диссоциативным расстройством личности, потому  что теперь он уже находился под бдительным присмотром врачей, как того  желал прохожему, обвинив того в неадекватности…
 

    Разумеется, потому что все адекватные и великие давно собрались в  одном месте и под одной крышей, где их никто не сможет обидеть, обвинив в  ношении неположенного головного убора, ну, или пояснить, что на их  головах он выглядит исключительно, как пидерка, но ни в коем случае, не  двууголка Наполеона из 19-го века, ибо сейчас давно век 21-й…
 

11.09.2016  

© Copyright: Марина Леванте, 2017
Свидетельство о публикации №217062801050 

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded