m_levante

Породистая гниль


     Его породистое лицо махрового интеллигента и  матерого барыги  служило ему визитной карточкой, эдаким пропускным талоном в директорию   сильных мира  сего, где часто его принимали за своего.
 

           Эта смесь породистой лайки и бультерьера вводила в  заблуждение даже бывалых аристократов, даже манеры, которые оставляли  желать лучшего, не вызывали ни в ком сомнения, что он из этих.   Из тех,  кому дозволено всё, доступно недоступное и невозможное, что он из тех  королей жизни, которые приходили в этот мир уже будучи победителями, их  предназначением было побеждать, чтобы потом уйти и оставив о себе след в  памяти многих, почти увести их за собой, на тот край света, где они  оказывались,  как правило,  раньше положенного срока.
 

      Они приходили в эту жизнь,   и уже готовые созревшие плоды,    словно отяжелевшие от своей перезрелости сочные фрукты, срывать    с  дерева   жизни,  даже  не протягивая к ним руки,   они сами падали к их  ногам, застревая по дороге во рту между зубов,   откуда их с  трудом  выталкивал шероховатый, налитый вкусовыми ощущениями язык, такой же  пухлый, как  сами фрукты, ставшие такими от перезрелости.
 

        Они   приходили  в эту жизнь уже с готовыми решениями, ложились   на кровать посреди этого жизненного пространства, в которое  так же   вошёл  и он,  и тоже  лежал теперь на кровати  в окружении таких же  породистых, каким мнил себя,  телок,  будучи изначально с налетом  интеллигентности, а в душе всегда сохраняя статус того барыги, махрового  до мозга костей, когда принципы упирались только   в собственные не  воплощенные в реальность желания, когда желалось всё, а   получалось  далеко не всё и не всегда, вот тогда и включились эти принципы, дающие  ему проходной балл в любой кулуарный застенок, где его имели за своего.
 

      Да, там огромную роль играла его породистая внешность бультерьера,  означающая элитность и умение постоять за себя в случае отсутствия  рядом  братков, а наличествующая доля интеллигентности подкупала во  всём,    во всём остальном, что так не хватало бультерьеру, умело  щерящиму и показывающему свои крепкие зубы, остававшиеся молодыми до  старости.
 

       Как и те тёлки,  что вечно окружали  его, его мощную стать, тоже своей юной молодостью сопровождали до самого конца.
 

        Когда придёт время и он сменит одно ложе на другое, а их,  даже  умертвив, как его вечных наложниц, не смотря на юность лет,  положат с  ним рядом и засыплют сырой землей, которая почти сразу же превратится в  прах, став сухой, как порох, как пыль, что покрывала  пути и дороги, по  которым он без устали передвигался ещё  при жизни, оставляя за собой  столбы той могущественной пыли, которые многие принимали за его харизму,  за успех, достигнутый им в жизни.
 

      А весь успех упирался в его врожденную породистость его лица в том  сочетании с тонкой интеллигентностью, которой случайно его одарила  природа при  рождении, наградив такой визитной контрольно-пропускной  карточкой в лучшие уголки жизни этого мира, от чего он, конечно же,  не  смог отказаться, от   такого подарка судьбы, не обладая больше ничем, ни  умом, ни даже душевным обаянием, да ему это и не нужно было, ведь люди    были настолько непритязательны, что им хватало только его внешности, а  что за ней стояло, они не знали и не хотели знать,  им было достаточно  этих  черт, сочетающих  в себе интеллигентность мопса и драчливость  бультерьера, означающую, что он,  этот бультерьер всегда постоит за  мопса и  с лихвой накажет каждого, кто только посягнет на дарованное ему  благополучие в этой жизни,  вот этих мелких деталей  и  хватало, чтобы  перед ним открывались все двери, почти  ворота, пропускающие в рай ещё   при жизни, не допускающие даже толики сомнения, что он какой- то не  такой,  ведь и они,  эти люди, что считали себя ровней ему, сами были  какими-то не такими и потому их совсем не волновало, что же на самом  деле скрывалось за его такой необычной внешностью.
 

    Они даже где-то боялись прикоснуться к этой его тайне, раскрыть ее,  догадываясь в глубине души, что за ней стояло, им легче было уложить  потом вместе с ним в могилу тех тёлок, чтобы самим продолжить жить, а не  лечь рядом с ним.
 

       Воистину жизнь играла дурную шутку с такими, готовыми лизать ноги  барыге и  преступнику, преклоняться перед ним, и в первую очередь,   перед его внешностью, которой его одарила природа и в чём не было его ни  малейшей заслуги, но чем он не преминул воспользоваться, став королем  жизни и даже покинув её  в том же статусе, который пронесли на руках  совершенно неизвестные ему люди, всегда готовые чему -нибудь  поклоняться, даже дорогому фантику с дешевой начинкой, лишь бы ценник на  нём был соответствующий и их устраивал по всем статьям, а когда ещё и  сам фантик  выглядит на  все сто, тогда и вовсе шапку долой перед гнилым  нутром.


1.05.2020 г

Марина Леванте
 

© Copyright: Марина Леванте, 2020
Свидетельство о публикации №220050100843  

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded